Верфи
2006, июль-август

Клиент всегда прав: об этом мы позаботились

Текст Вероника Завадская
Сорок лет тому назад небольшая британская компания Sunseeker перешла от поставки импортных яхт на британский рынок к собственному производству. Сегодня оборот верфи составляет более 250 млн евро. Основатель и бессменный глава компании Роберт Брэйсвэйт едва ли сможет перечислить все свои награды или даже все модели (по новой программе каждый год появляются три новые лодки), однако он готов поделиться историей успеха, продолжающейся и поныне.

— Моторные яхты для вас — в первую очередь бизнес или же удовольствие?

— Лодки — моя страсть. Я люблю все виды отдыха на воде, хожу в море и на больших Sunseeker, и под парусом, и на гребных рыболовецких лодках. Pleasure boats — не тот бизнес, где можно думать только о технологии, администрировании, деньгах. Без личного увлечения здесь делать нечего.

— Значит, вы принадлежите к числу тех кораблестроителей, которые взялись за дело в надежде создать именно такую лодку, какая видится, о какой мечтается им самим?

— Скорее, нам хотелось создать такую лодку, какую заказывает клиент. Мы поставляли на британский рынок американские и скандинавские лодки, вполне приемлемые по своим мореходным качествам, но казалось несправедливым отсутствие выбора: Нет, у нас есть модели только такой длины и вот такой, ничего среднего. Нет, нельзя каюту сделать, как тут, а палубу, как на другой лодке. Нет, ничего в интерьере менять мы не можем — никакой индивидуальности, никакого уважения к клиентам. А тут еще американский партнер поддел меня, высказался насчет соломы в ушах — это у них такая идиома, дескать, мы провинциалы, отсталые люди. Они считали, мы должны быть рады всему, что нам предлагается, а любая просьба что-то изменить — каприз или, в лучшем случае, проявление консерватизма. Вот тогда мы и решили делать свои лодки, причем разрабатывать много моделей, чтобы удовлетворить любой спрос.

— С чего вы начали?

— С 17- и 20-футовых лодок. Это был рубеж 60-х и 70-х годов. А в конце 1970-х Don Shead, знаменитый дизайнер, разработал для нас первые пластиковые модели. Это уже был настоящий Sunseeker.

— Сколько моделей Sunseeker существует сейчас?

— Двадцать моделей, от 34 футов до 35 метров. Такая длинная линейка — уникальное свойство Sunseeker. Мы охватываем все потребности рынка и быстро отзываемся на них. В последние годы спрос смещается в сторону судов свыше 82 футов, появилась особая ниша — за 100 футов. Не все компании успевают перестроиться, поскольку такие размеры требуют определенных изменений в технологии, да и производственных территорий не хватает. Но мы уже довольно давно делаем лодки от 25 метров, а в 2000 году преодолели рубеж в 100 футов. В нынешнем году мы представим новый флагман — Sunseeker 37 M.

— Какие еще новинки ожидают нас в этом году?

— По программе три лодки в год мы представили на Лондонском бот-шоу Portofino 47, за которым вскоре последуют, как я уже говорил, Sunseeker 37 M и Predator 62 и 90 Yacht.

— Какую модель вы бы назвали бестселлером?

— В общем-то, каждую. Можно выделить Superhawk 48 — мы продали более трехсот лодок.

— Сколько лодок вы сейчас продаете за год?

— Около трехсот.

— Бывают ли у Sunseeker неудачи? Случалось ли сделать неходовую модель?

— Это исключено, поскольку мы разрабатываем новую модель только в ответ на уже проявивший себя спрос, когда клиент говорит: мне нужна лодка вот таких параметров. И когда модель уже существует, это не поточное производство — каждая лодка делается исключительно под заказ и клиент всегда участвует в планировке и выборе отделки. Мы с самого начала шли по пути semi-custom, не навязывая людям готовые решения, а следуя их пожеланиям. Клиент всегда прав: об этом мы позаботились.

— Как далеко простирается это право клиента? Что можно, а чего нельзя переделывать в ваших моделях?

— Естественно, нельзя переделать основную конструкцию, хотя и тут иногда удавалось кое-что придумать, сделать повыше рубку на флайбридже, например. Поскольку мы предлагаем такой широкий спектр моделей, из них вполне можно выбрать что-то, подходящее по размерам и внешним данным. А внутри клиент может дать простор своей фантазии.

— Какие клиентские решения показались вам наиболее интересными или наиболее странными?

— Есть люди, которым нравится расписывать лодку вызывающе яркими, агрессивными красками. Мне это не нравится, но что поделать. Бывают сложновыполнимые, но интересные пожелания: например, для одного клиента внутри моторной лодки воссоздавался интерьер старинного парусного судна. Чаще всего новый владелец обставляет лодку со вкусом, без особых выкрутасов, но этот личный выбор как раз и придает лодке ощущение home, родного дома.

— Вы когда-нибудь отказываете клиенту, если он просит чего-то немыслимого?

— Для нас дело чести — сделать немыслимое мыслимым. Иногда попутно удается привить клиенту лучший вкус, иногда мы открываем для себя новые возможности. Постоянное сотрудничество с клиентами не только обеспечивает нам устойчивый рынок сбыта, но и способствует развитию модельного ряда. Многие идеи подсказаны клиентами. Удовлетворить разнообразные индивидуальные пожелания гораздо сложнее, чем следовать собственным представлениям, но это и гораздо перспективнее, в этом всегда есть вызов.

— Sunseeker стал весьма заметен и на российском рынке. Пожелания наших соотечественников чем-нибудь отличаются?

— Российские клиенты в общем-то предъявляют те же требования, что и любые другие, может быть, с большим энтузиазмом. Вашим соотечественникам свойственна некоторая утопичность, они твердо верят, что могут получить самое лучшее британское качество, и притом нечто уникальное, чтобы это было только у них. Но, как правило, британское качество — это нечто проверенное, опробованное, а не выдуманное только что.

— Каким образом достигается знаменитое британское качество? Сколько времени проходит от замысла до воплощения?

— Разработка модели занимает от шести недель до шести месяцев, в зависимости от ее величины. Поскольку мы делаем лодки исключительно под заказ, клиенту приходится ждать от полугода до полутора лет — опять-таки в зависимости от размеров лодки.

Каждая модель проходит ряд тестов. Сначала, на стадии дизайна, используются специальные компьютерные программы, графики, которые показывают поведение лодки в различных условиях, подбирается оптимальная система управления, мощность моторов. Готовая модель проходит реальные испытания на воде. Материалы также подвергаются тестированию, и каждая лодка строго проверяется и снабжается сертификатом качества. Мы отвечаем за каждую деталь в ней и за целое.

— Вы приобретаете какую-то часть материалов за рубежом?

— И даже весьма значительную. Мы знаем своих поставщиков и, как я уже сказал, бдительно контролируем качество деталей.

— Не собираетесь ли вы также перенести в другие страны часть производства?

— Ни в коем случае! Sunseeker всегда будет сугубо британской компанией. В этом его уникальность. Когда мы начинали, мы верили, что британские судостроители могут делать лодки высочайшего качества. И мы по-прежнему держим эту марку.

— Вас не беспокоит, что высокой остается и цена ваших лодок?

— Мы всегда стараемся снизить затраты, но не в ущерб репутации. Сопоставить цену различных моделей сложно, ведь учитывается только длина лодки, а не ее дизайн, качество отделки. Если пересчитывать фунты на футы, Sunseeker покажется дороговат, но если оценить надежность, скорость, удовольствие, какое получает владелец лодки, Sunseeker окажется едва ли не самым выгодным вложением денег.

— Кстати, об эстетическом удовольствии. Иногда приходится слышать, что британские яхты отличаются мореходными качествами, но по дизайну, по красоте уступают итальянским. Вы с этим, по-видимому, не согласитесь?

— Я бы согласился с этим сорок лет тому назад — я взялся за строительство pleasure boats в том числе и потому, что хотел поспорить с итальянцами на их территории. И по-моему, нам это удалось. 99% наших лодок идут на экспорт, и главным образом — в Европу, на Средиземное море. Если для американцев главное — надежность, если мореходные качества имеют первостепенное значение для России, то Средиземноморье в этом смысле не слишком требовательно, здесь интересуются ценой яхты и внешними данными. Если наши лодки покупают греки, французы, испанцы и даже итальянцы, значит, Sunseeker — это красиво.

"
Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
220x369-rightside-inside-ferretti