Путешествие
22 Августа

Остров свободы

Текст Андрей Ломакин
Яхта — это остров свободы. Свобода идти курсом любого из 360 градусов. Свобода идти без плана и без графика. Свобода встречать города и находить новых друзей...

…Весенний майский лучик солнца пробрался сквозь иллюминатор и осветил мастер-каюту. Его появление стало началом Большого путешествия по северным морям Европы. Это путешествие было задумано еще с осени, одновременно с началом строительства Fairline Squadron 58, на котором и предстояло пройти этот увлекательный маршрут. Вся прелесть этого путешествия была в том, что у него не было плана. Были известны только две точки: старт на тестовой базе Fairline в английском приморском городке Ipswich и финиш в столице Швеции Стокгольме. От планирования было решено отказаться сразу и по двум причинам: в море вообще заниматься планированием не имеет смысла, и путешествие должно было пройти в удовольствие и без гонки.

На часах 9.26. Еще вчера, просматривая таблицу приливов, я запомнил это время — время самой высокой воды в юго-восточной части Англии. Пора выходить… Лучший способ поднять всю команду (так мы громко именовали всех наших гостей) — просто завести двигатели, благо все приготовления к путешествию были завершены еще вчера вечером. Итак, два восьмисотсильных дизеля дружно заурчали в моторном отсеке и через 10 минут вся команда, делая вид, что давно проснулась и только ждала сигнала, собралась в салоне.


И вот мы отдали швартовый, и яхта Forever in motion тронулась навстречу Северному морю и финансовой столице мира — Лондону. Первый час нам предстояло пройти на малом ходу по реке Орвел из-за шестиузлового ограничения скорости, что дало нам прекрасный шанс позавтракать на ходу, обозревая окрестности старой доброй Англии за чашечкой кофе. Северное море встретило нас боковой метровой волной, что не помешало набрать крейсерские 30 узлов и понестись на юг навстречу Темзе. Через два часа плавная смена курса на западный, и мы входим в Ее Величество Темзу. Первые 15 миль хода казались страшно длинными, и за каждым ее изгибом виделся Tower bridge. Но вот и они позади, плотность домиков по берегам реки все больше, и мы снижаем ход до no wash, как настоящие джентльмены. Перед нами первые признаки Лондона — М25, так же известная лондонцам как Orbital, Barrier (водная граница Лондона), и уже различимы очертания City. Еще полчаса хода, и перед нами Гринвичская обсерватория, что означает пересечение нулевого меридиана. Думаю, для каждого путешественника это всегда очень яркое событие — переход из восточного полушария в западное (или наоборот). Вся команда собралась на флайбридже, и мы для полноты ощущения даже несколько раз сходили из одного полушария в другое. Наигравшись в Гринвичский меридиан, продолжаем движение в сердце Лондона. И наконец, впереди показался Tower bridge. По мере приближения к нему все чаще колотится сердце и в голове громче звучит фраза We did it! Неужели, мы теперь настолько свободны, что можем войти в Лондон на собственной яхте? Неужели, покорен еще один waypoint яхтсмена? Неужели, это возможно для человека, рожденного в USSR?


Мы не спеша режем воды Темзы в самом сердце Лондона, а вокруг торопятся люди, стоят в пробках машины и по берегам известнейшие в мире сооружения: Tower, City, OXO tower, Westminster… Перед тем, как пройти под Tower bridge, нам пришлось пропустить демонстрацию рыбацких суденышек, протестующих против поднятия цен на топливо. В голову приходит мысль, что Темза одна из самых политизированных рек в мире… Мы прошли практически под всеми мостами Лондона, за исключением Westminster bridge, который оказался слишком низким во время прилива для нашего более чем шестиметрового надводного габарита. Салют из бутылки шампанского в честь подмигнувшего иноземным мореплавателям своими циферблатами Big Ben, и мы ложимся на обратный курс. В корзину посещенных столиц ложится первая (и какая!) добыча, и мы отправляемся на поиски гостеприимного яхт-клуба. Лукавый картплоттер разбросал их в огромном количестве по всей Темзе, что на поверку каждый раз оказывалось лишь ровным рядом якорных буев. Для временной стоянки яхты пришлось воспользоваться одним из них, чтобы добраться до одного из самых любимых ресторанов Nobu при помощи тендера (до сих пор мирно дремавшего на корме) и такси. Короткая прогулка после ужина, во время которой мы выяснили, что реальный яхт-клуб в Лондоне всего один (S. Catherin’s), и он принимает яхты только один раз в сутки (во время прилива), и мы опять на борту уютной яхты, уже успевшей стать нам вторым домом. Провести 24 часа в S. Catherin's нам не показалось целесообразным, и мы отправились в устье Темзы в надежде попасть в хороший яхт-клуб. Малый ход до Barrier съел немало времени, и уже за полночь мы зашли в Chatam Marina. Наличие на яхте Интернета позволило нам изучить прогноз погоды на следующий день и понять, что выходить в море раньше полудня не имело смысла. А значит, можно было вдоволь выспаться…


Цель следующего дня — Амстердам. Переход в 180 миль кажется шестичасовой увлекательной прогулкой, перед выходом лишь обсуждали целесообразность захода в Роттердам и в какой из ресторанов Амстердама пойдем вечером. Увы, на море планов не строят… В первые два часа хода, в точности соответствуя вчерашнему интернет-прогнозу, нас встречала все та же метровая волна и путь освещало майское солнце. Еще через час резкое усиление ветра разогнало волну до двух с половиной метров, и было похоже, что это еще не предел. Прекрасно спроектированный и выполненный корпус нашей английской яхты и с этой волной справлялся прекрасно, однако ожидаемое ухудшение погоды могло сделать продолжение перехода уже не столь комфортным. Единственно верным оказалось решение отложить приход в столицу Голландии на сутки и укрыться в небольшом французском городке Дюнкерк. Забавным оказалось то, что наш приход абсолютно никого не заинтересовал: ни таможенников, ни пограничников с полицейскими, желающих проверить визы и яхтенные документы, — никто не построился на пирсе в честь нашего прибытия. Беспрепятственно попав в город, мы с удовольствием разглядывали старинные корабли, сохранившиеся здесь во множестве как напоминание о славном прошлом: когда-то здесь было логово дюнкерских пиратов, которые отсюда нападали на голландские торговые суда. Пики корабельных мачт и сейчас выглядят вполне воинственно.


Следующим утром мы были разбужены волнами от десятков маленьких рыбацких лодчонок, спозаранку торопящихся за уловом. Завтрак на скорую руку, и мы летим вдогонку за солнцем, радуясь его игре на морской глади и попутному ветру. Короткий, четырехчасовой переход, который, впрочем, оставил свой след на лицах путешественников в виде румяного загара, и мы подходим к шлюзу, за воротами которого начинается пятнадцатимильный канал, ведущий в Амстердам. Мы ожидали процедуру, напоминающую прохождение московских шлюзов, где диспетчера надо запрашивать на проход часами и примерно столько же помариноваться у причальной стенки. Очередной приятной неожиданностью стало табло, извещающее о том, что шлюзование начнется через семь минут. Еще десять минут, и вот мы уже во внутренних водах Голландии, опять же не обнаружив никого из представителей власти, желающих затянуть наш вход внутрь страны на пару суток, как это часто происходит на российских морских границах. Наоборот, вежливый диспетчер пожелал нам приятного плавания и посоветовал яхт-клуб «Сикстхэвен» в самом центре Амстердама, в который через пару часов наш 18-метровый Squadron вошел, как слон в посудную лавку.


В этой крохотной марине не было лодок длиннее десяти метров, однако сидящий на кукольном причале возле своей маленькой шестиметровой лодочки голландец даже не поднял головы от газеты, пока мы швартовались! Зашедшая вскоре за нами и вставшая к нам под борт компания финнов на Princess V70 практически довершила картину «Гулливер в стране лилипутов». Эти горячие парни оказались шумными соседями, они едва успевали заносить к себе на борт все новые и новые ящики с пивом. Нет, мы не жалуемся! В конце концов, яхтсмен яхтсмену друг, товарищ и брат, невзирая на количество выпитого днем и спетого ночью.

До этого я бывал в Амстердаме не раз, но и в этот раз у меня был свой waypoint — пройти по всем каналам на собственной лодке. Даже если это не большая яхта, а тендер Williams 325 TurboJet, уже хорошо послуживший нам в Лондоне и путешествующий с нами на корме. Пока мы кружили на нем по городу, не покидало состояние разведчика, идущего непривычными тропами. С воды центр Амстердама кажется таким же игрушечным, как и с узких набережных, зато перемещаться было одно удовольствие — ни пробок, ни гор припаркованных велосипедов, ни толп туристов.


…Интернет и метеослужбы Голландии все упорнее предупреждали о надвигающемся восьмибалльном шторме. Был выбор — либо выходить сейчас, либо бродить по Амстердаму еще три дня. Ночной переход — не самое лучшее развлечение, однако выбор пал именно на него. Семь часов ухода от погони дышащего в спину шторма, дежурство у штурвала по очереди и желание вынести благодарность с занесением в личное дело радару Raymarine и домашнему кинотеатру Bose. Последний трудился, не переставая, легко перекрикивая шум моря и двигателей и успевая продемонстрировать целых три фильма свободным от вахты. В 5 утра мы были в Гамбурге, а через час начался шторм. Успели…

Оторвавшись от мягких подушек глубоко за полдень, остаток дня посвятили Гамбургу. К сожалению, город был очень сильно разрушен во время Второй мировой войны.

Из остатков старины были найдены лишь древнее здание порта, старая площадь с мэрией, ратуша и доки, откуда собственно и начинался Гамбург. Ближе к вечеру перебрались через Эльбу и вошли в западный шлюз Кильского канала.


Норд-Ост-Зее — канал, именуемый россиянами Кильским, — огромная транспортная артерия длиной около 90 километров, и здесь уже мы оказались в другом статусе, как будто нас разжаловали из гулливеров в лилипуты. Корабли, которые здесь ходят, такого размера, что по сравнению с ними мы выглядим скромной спасательной шлюпкой. Ночевка в местной марине прямо за шлюзом, ужин в местной пивной, разноязычная речь на основной улице городка и такая же пестрота различных флагов на соседних яхтах. В местном яхт-клубе берут только наличные, и цена за топливо на заправке почему-то за наличные оказалась ощутимо дешевле. Наверное, их испортили проходящие мимо на своих судах моряки из разных стран. Отсутствие интереса к нашим паспортам стало уже привычным, мы все больше ощущаем себя гражданами свободного мира яхт.

Утром мы преодолели Кильский канал на одном дыхании, удивляясь разнообразию судов и суденышек, встречавшихся нам на пути. И вдруг мы услышали русскую речь в динамике радиостанции. Вежливо вклинившись в разговор, мы выяснили, что впереди нас идут тоже Fairline Squadron 58 и Princess P61. Обе яхты под латвийскими флагами, ребята перегоняли их из теплых морей домой на летний сезон. Вежливое пожелание хорошего пути диспетчером восточного шлюза, и мы тремя яхтами швартуемся борт о борт в одном из яхт-клубов Киля. Надо ли говорить, сколько пива и водки было выпито за яхтенное братство, за путешествия, за семь футов под килем… И с гордостью могу сказать, это не помешало нам познакомиться с самим городом, который оказался весьма цветущим и уютным.


На следующее утро, в пять часов, отправляемся к датскому острову Борнхольм. Как выяснилось, решение убежать от штормов Северного моря было правильным — идем по абсолютно гладкой воде. Борнхольм — типичное датское поселение с белыми домиками. Когда-то тамплиеры, подвергнув местное население насильственному крещению, возвели на Борнхольме соборы. Историки утверждают, что именно в этих соборах следует искать таинственный Святой Грааль, столетия не дающий покоя любителям мистики и конспирологии. К сожалению, Борнхольм удостоен лишь нашего обеда, причем для всех: мы отведали знаменитой местной селедки, а красавице-яхте перепало полторы тонны топлива. В этот день мы решили дойти до Швеции и заночевать там.

В этом есть своя прелесть: утро — в Германии, обед — в Дании, а ужин — в Швеции. За один день почти половина стран северной Европы!


Очередной бросок по Балтике на северо-восток, и мы заходим в пролив между континентальной Швецией и островом Оланд. Для следующего десанта на сушу мы выбрали Кальмар, один из старейших городов Швеции, известный своей крепостью Кальмарнаус XII века. В XIV веке в нем была подписана Кальмарская уния, объединившая скандинавские страны, а в XVI и XIX веках крепость служила резиденцией королевской семье. Прекрасный парк, начинающийся прямо у стен замка, казался раем среди скупой северной природы, изобилию цветов которого могут позавидовать многие парки Англии и Голландии. Когда стемнело, мы покинули этот исторический рай, и затесавшийся среди домиков старого города «мишленовский» ресторан подарил нам ужин из нежнейшей оленины. Следуя уже сложившейся традиции, мы заночевали в марине в самом центре этого красивого города, чтобы набраться сил для завершающего перехода.

Последний бой — он трудный самый… Эти слова мы вспомнили чуть позже. Утром мы скользили по ровному Балтийскому морю на привычных 30 узлах в предвкушении встреч еще с двумя красавцами: Висби и Стокгольмом.


В Висби, столицу острова Готланд, самого крупного в Балтийском море, мы пришли сразу после полудня. Нам почему-то не терпелось сравнить два города: Кальмар и Висби. Сойдя на берег, мы углубились в город, который, как оказалось, полностью сохранил свое первобытное состояние XIII века: узкие улочки и средневековые дома. Большая часть города находится внутри крепости, посередине которой расположен красивейший костел. Цветущие деревья и красочные клумбы в городах этой северной страны уже стали для нас привычными.


Подкрепившись обедом для экономии времени на борту яхты, мы вышли в направлении Стокгольма. Никто и не предполагал, что уже через пару часов начнется суровый экзамен на звание настоящего морского волка. Спокойное море преподнесло неприятный сюрприз — вместе с сумерками на море лег туман. Видимость менее 100 метров, пришлось снизить скорость до 21 узла и выставить на радаре контуры безопасности. Через час радар оповестил о появлении двух судов в опасной близости от нас. Программа отслеживания целей подтвердила опасность столкновения, суммарная скорость сближения целей с нами — 47 узлов. В таких условиях, с момента, когда они вынырнут из тумана до возможного столкновения, менее четырех секунд. Полагающийся в таких случаях радиообмен и обмен звуковыми сигналами результата не принес, меняем курс на 20 градусов к западу. И с ужасом обнаруживаем, что такой же маневр и в ту же сторону выполнили оба встречных судна. Радар завопил уже истошным зуммером, и кружки слежения на мониторе сменились треугольниками с надписью dangerous. Практически инстинктивно выполненный разворот на 180 градусов и еще большее снижение скорости. Взгляд пульсировал между молоком тумана и монитором радара. Экран показал неизменность курса целей, расстояние между нами, снизившись перед этим до 0,2 мили, начало постепенно увеличиваться… Только минут через десять мы смогли позволить себе вернуться на прежний курс и еще долго после этого поглядывали за этими двумя на экране радара.


По мере приближения заходного во фьорды буя у нас поднималось настроение. 30 миль, и мы в Стокгольме. Надо бы поправиться: 30 миль по прямой. Ночью. В тумане. Предстоит пройти через россыпь из 24 ТЫСЯЧ островов. Управление с нижнего поста в таких условиях невозможно, и, как назло, сегодня самая холодная ночь за все наше путешествие. За бортом +5 градусов… Мечтать о скорости, большей чем 10 узлов, не приходится, на редком отрезке можно позволить себе узлов 16, да и то ненадолго. 30 миль по прямой — это примерно миль 50 по шхерам. Итого пять часов выискивания огней бакенов и створов в тумане, лавирования между островами, постоянной корректировки маршрута на картплоттере, нервного напряжения рук, силящихся держать курс с точностью до градуса. И тут выясняется одна довольно забавная проблема. Она вытекает из особенности морских карт. На любой автомобильной или географической карте легко видны границы и центр города. А на морской карте этого нет! Так на каком же острове из этих тысяч находится центр Стокгольма? Попытка считать центром города скопление яхт-клубов, найденное на картплоттере, было ошибкой, заведшей нас в курортную зону гораздо севернее Стокгольма. Идти на световое пятно города из-за тумана тоже оказалось невозможным. Единственное решение — звонок другу, который за полчаса наложил друг на друга кучу разных карт, скачанных из Интернета, и сумел определить координаты Королевского дворца в самом центре Стокгольма. Waypoint, он же — конечная точка маршрута, введен в картплоттер, и мы уже считаем последние мили этого путешествия. Ровно в два часа ночи мы заходим в яхт-клуб напротив Королевского дворца. Нестерпимое желание приобщиться к жизни города ведет уставшую команду на берег. Пройдя пару кварталов, мы с удивлением обнаруживаем типично московскую картину: глубоко за полночь, все рестораны и бары открыты, шум дискотек и пробки из шикарных машин. Второе дыхание еще на два часа окунает нас в Friday night, и только после этого мы засыпаем на борту Forever in motion. Маршрут пройден, завтра экскурсия по уже дневному Стокгольму и самолет домой. В Москву. Наша яхта, этот уютный остров свободы, вскоре встретит нас в другой точке мира, чтобы снова и снова нести нас в столь же увлекательные путешествия. Forever!

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
AP_0002_72