Атрибут
2010, июль-август

Под крылышком Breitling

Текст Юрий Хнычкин
Компания Breitling создала себе удивительную репутацию. Хотя не более 10% покупателей ее часов связаны с авиацией, сложно назвать другую часовую марку, вызывающую столько авиационных ассоциаций

Розовое детство Breitling пришлось на доавиационную эпоху и прошло в городке Сент-Имье, где в 1884 году и была основана мастерская Леона Брайтлинга. К этому времени уже каждая вторая семья, проживавшая в горах кантона Юра, была связана с часовым производством — если не в качестве владельцев собственного производства, так в качестве наемных работников. К концу XIX века на позиции локальной индустриальной столицы выдвинулся город Ла-Шо-де-Фон, лежащий в широкой долине в соседнем кантоне Нёшатель. Туда спустя восемь лет и перебралась мастерская Леона Брайтлинга, занявшая одно из самых больших в городе зданий.

Компания сосредоточилась на производстве высокоточных хронографов, а также профессиональных тахометров, служащих для вычисления скорости движущихся объектов. По традиции, все измерительные приборы выпускались в карманном исполнении, но уже в самом начале XX века их стал вытеснять новый «форм-фактор» — наручные часы. Их изобретение стало реакцией на запросы военных и авиаторов: и те, и другие оценили возможность освободить руки, перенеся часы на запястье. Первый заметный успех Breitling в этой области относится к 1915 году, когда под руководством сына основателя компании, Гастона Брайтлинга, фабрика освоила выпуск наручного хронографа с независимой кнопкой управления. Все функции управления хронографом — пуск, остановка, сброс — были вынесены на одну кнопку, находившуюся в положении «2 часа». Ныне подобные хронографы известны под названием «монопушер» и относятся к часовой элите, но тогда до обретения обычным хронографом своего привычного вида оставалось еще 20 лет. И Breitling предстояло вписать в эту историю несколько блестящих глав.

Первая из них датируется 1923 годом, когда компания запатентовала улучшенную систему управления хронографом с раздельными кнопками «пуск/остановка» и «сброс показаний» (управление последней функцией было возложено на нажимную заводную головку). Эта система дала возможность суммировать отдельные отрезки времени без обязательного сброса предшествующих показаний. Наконец, еще через 11 лет Breitling патентует хронограф с двумя отдельными независимыми кнопками, первая из которых управляет функциями «пуск/остановка», а вторая — «сброс показаний». Так наручные хронографы принимают современный вид, остающийся неизменным уже в течение 75 лет.

1920—30-е годы становятся золотым веком авиации, превратившейся из экзотического увлечения в двигатель прогресса как в гражданской, так и в военной сферах. И фабрика Breitling, руководимая с начала 30-х уже внуком основателя — Вилли, принимается снимать сливки с растущего авиационного рынка: компания комплектует бортовыми хронографами и другими аналоговыми измерительными приборами пилотские кабины самолетов разных типов и разных производителей, а также предлагает широкий ассортимент наручных хронометров и хронографов для пилотов военно-воздушных сил. На фоне предвоенной гонки вооружений такая тактика полностью оправдывает себя: растущие прибыли компании инвестируются в расширение производства и новые разработки, главной из которых становится появившийся уже в годы Второй мировой войны хронограф Chronomat с интегрированной логарифмической линейкой. Его усовершенствованная версия — хронограф Navitimer 1952 года — стала одной из наиболее знаковых моделей, обязанных своим рождением авиации, и встала в один ряд со столь же знаменитыми пилотскими часами Santos de Cartier и Longines Angle Horarie. С появлением Navitimer с его двойной логарифмической шкалой часы окончательно приобрели черты стандартного бортового оборудования. Логарифмическая линейка оказалась полезной не только для навигационных вычислений, но и для чисто арифметических расчетов наподобие установления значений средней скорости или расхода топлива. Кроме того, Navitimer содержал простую конвертационную шкалу для перевода миль в километры и обратно. Сегодня, по прошествии почти 60 лет, семейство Navitimer существует в бесчисленном множестве вариантов, различающихся как функционалом (от простого хронографа с индикатором даты до вечного календаря), так и размером корпуса (от 38 мм у ретро-модели Navitimer Montbrillant до внушительных 49 мм у Navitimer Chrono-Matic 49). Неизменной даже в эпоху микрокалькуляторов остается только круговая логарифмическая линейка на вращающемся ободке циферблата.

После завоевания в 50-е всевозможных отраслевых титулов («Официальный поставщик мировой авиации», «Официальные часы Ассоциации пилотов и владельцев воздушных судов») Breitling представился случай выйти на околоземную орбиту: в мае 1962 года хронограф Navitimer сопровождал американского астронавта Скотта Карпентера в его пятичасовом космическом полете. Современная реплика этих часов носит имя Navitimer Cosmonaute и отличается 24-часовой шкалой циферблата и функцией flyback, позволяющей нажатием одной кнопки сбрасывать показания и немедленно запускать новый отсчет.

Последним всплеском активности перед наступлением тяжелейших для механических часов 1970-х стало участие Breitling в консорциуме четырех швейцарских компаний, представившем в 1969 году один из первых механизмов хронографа с автоподзаводом. В линейке Breitling им комплектовались часы Navitimer Chrono-Matic, запомнившиеся благодаря заводной коронке на нестандартной — левой — боковине корпуса. Весьма символично, что в этом же году свои первые полеты совершили две легенды мировой авиации: гигантский Boeing 747 и сверхзвуковой Concorde. Начиналась эра сверхзвуковой авиации, но для Breitling, как и для других швейцарских производителей, ее первое десятилетие стало сущим кошмаром. Эпоха восстановления после бурной «кварцевой революции» для компании началась в 1979 году, когда новым собственником Breitling стал предприниматель Эрнест Шнайдер, выкупивший права на торговую марку у представителей пятого поколения семьи Брайтлинг. Фактически состоялся перезапуск марки, так как за годы «кварцевой революции» были потеряны и опытные кадры, и перспективные наработки, и даже производственные помещения. Новым домом Breitling становится город Гренхен в довольно отдаленном от традиционных центров часового производства кантоне Золотурн. Сейчас там сосредоточены основные производственные мощности компании и находится ее штаб-квартира, крышу которой с некоторых пор украшает английский истребитель второй мировой войны Spitfire. Презентация нового здания штаб-квартиры состоялась в 2000 году, а спустя еще два года компания смогла вернуться на историческую родину в Ла-Шо-де-Фон: теперь там располагается отделение Breitling Chronometrie, специализирующееся на разработке и производстве хронографов, в том числе с мануфактурными механизмами. Но мы забежали вперед, а в 80-х новый владелец, изучивший историю марки, небезосновательно решил вновь «поставить на авиацию». К золотой литере B, бывшей фирменной эмблемой марки в 50—70-е годы, добавились двойные крылышки, недвусмысленно отсылавшие к богатому авиационному наследию компании. Возрождение славы Breitling началось в 1984 году, когда в рамках празднования векового юбилея компании лимитированной серией были выпущены часы Chronomat Frecce Tricolori, посвященные пилотажной группе ВВС Италии. Развивая давнее направление профессиональных измерительных приборов, появляются кварцевые модели Compass со встроенным компасом, многофункциональные (счетчик обратного отсчета, время второго часового пояса, будильник, звуковая индикация минут) аналогово-цифровые Aerospace и Emergency — первые в мире часы со встроенным аварийным радиопередатчиком. С 2001 года в профессиональных моделях применяется термокомпенсирующий кварцевый механизм SuperQuartz, обеспечивающий повышенную в сравнении с обычным «кварцем» точность в экстремальных температурных условиях.

Растущий спрос на механические хронографы и уверенность компании в высоком качестве своих часов дали возможность с 1999 года подвергать официальной сертификации COSC — швейцарской инспекции, поверяющей точность хода часов, — весь объем выпускаемой Breitling продукции. Таким образом, в течение последних 11 лет все часы Breitling являются хронометрами и комплектуются подтверждающими этот статус сертификатами COSC. Согласно статистике инспекции, Breitling, наряду с Rolex и Omega, стабильно входит в тройку производителей, получающих наибольшее количество сертификатов (234 тыс. в 2008 году) для своих часов. Разумеется, не являются исключениями и мануфактурные механизмы Калибр B01, представленные в 2009 году. Это первый собственный автоматический механизм хронографа с колонным колесом и вертикальным спусковым рычагом, полностью разработанный и собранный силами компании Breitling. Производимые на высокомеханизированной линии в Ла-Шо-де-Фоне механизмы B01 становятся «сердцами» хронографов Chronomat B01 — последней по времени новинке марки, выделяющейся среди конкурентов не только техническим совершенством, но и идеальным на сегодняшнем часовом рынке сочетанием «цена/качество».

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
220x369-rightside-inside-bentley