Часы
2010, сентябрь-октябрь

Юбилейный год

Текст Елизавета Епифанова
Как лучше отметить какое-то знаменательное событие? Выпустить ограниченную серию часов, ему посвященную. И память надолго сохранится, и коллекционерам радость


Но как показывает практика, часовщики вовсе не горят желанием стать частью мировой истории. Для них намного интереснее история собственная. 

Более или менее

Коллекционирование часов — это не филателия или нумизматика. И не только потому, что занятие это на самом деле довольно молодое (в сравнении с вышеозначенными филателией и нумизматикой) и в нем пока нет четких правил и иерархии. Но еще и потому, что часовщики предпочитают жить в своем замкнутом мире, мало обращая внимания на окружающую действительность.

Самыми важными событиями, достойными выпуска лимитированной коллекционной серии, часовые мастера считают в первую очередь события в мире часового искусства: собственные юбилеи, дни рождения великих мастеров и основателей компаний, даже такое мероприятие, как переезд из маленького офиса в большой, может считаться основанием для создания памятных часов. С большим трудом можно представить монету, выпущенную в честь… юбилея монеты, а в часовом деле это обычная практика: самые ценные коллекционные модели выпускаются как раз в честь круглой даты существования самой коллекции.

Когда надо придать вес новой модели или просто поддержать ее пиар-акцией, часовые компании достаточно легко жонглируют собственной историей, часто вообще не считаясь с суровой реальностью. Например, самый поразительный юбилей несколько лет назад отмечала компания Longines, выпустив лимитированную серию, посвященную «120 или более лет присутствия марки в России». 


Не удивительно, что 2010 год, так заманчиво заканчивающийся на «ноль», превратился в настоящие именины сердца для часовых производителей, став серьезным поводом расцветить уже существующие коллекции вариантами special edition, сделав их еще более привлекательными для покупателей. Не осталось практически ни одной компании в возрасте старше 10 лет, которая не нашла бы в этом году повода для переиздания какой-либо из своих моделей, очень кстати празднующих юбилей. И ничего, что при пристальном рассмотрении далеко не все отмечаемые события оказывались так уж точно подогнаны под декадные лекала — ну и ладно, плюс или минус год, «более или менее». Лев Гумилев тоже не слишком считался с точной хронологией, когда придумывал свою теорию этноса, а о других вольных обращениях с историей вообще лучше умолчать.

Тем более, что от обилия действительно ярких и неординарных юбилейных моделей в этом году никакого вреда нет — одна радость. В первую очередь для поклонников часового искусства, получивших шанс разжиться действительно ценным экземпляром ограниченного выпуска, который будет только расти в цене. Вот и поговорим о радостях. 

Юбилей революции 

Еще в конце прошлого года компания Seiko как-то неуверенно заявила, что собирается «праздновать» 40-летие изобретения кварцевых часов. На самом деле первый кварцевый механизм наручных часов SQ35 японская компания запустила в производство в 1969 году, но, в принципе, с некоторым допущением можно считать именно 2010 юбилейным: в апреле 1970 сразу пять часовых компаний представили на салоне в Базеле свои разработки. Seiko (Quartz Astron, 35SQ), Longines (Ultraquartz, 6512), CEH (Beta-21), Girard-Perregeaux (GP 350) и Hamilton (Pulsar). И этот момент можно считать официальным началом кварцевой экспансии. 


Правда, от швейцарских производителей никто не ожидал особенной радости по поводу этого события, тем удивительнее оказался для многих Женевский часовой салон SIHH (кстати, тоже юбилейный — 20-й), на котором чуть ли ни главной сенсацией стала презентация юбилейной кварцевой коллекции Laureato Quartz от Girard-Perregaux. Причем мануфактура решила отметить не только 40-летие собственного механизма GP 350, но и 35-летие коллекции Laureato, в результате чего была создана удивительная модель — удивительная для нашего времени — Laureato Quartz, оснащенная мануфактурным кварцевым механизмом GP13500. 

Интересно то, что часы выпущены по всем правилам престижной механики: внушительного диаметра 46,6 мм стальной корпус дополнен прозрачной задней крышкой, сквозь которую видна платина механизма, вручную гравированная «женевскими волнами», и гнездо батарейки, закрытое золотой пластинкой с гравированным гербом марки. Тираж тоже вполне коллекционный — 40 экземпляров в честь юбилея, как, впрочем, и цена 11 000 евро, пожалуй, одна из самых высоких среди кварцевых часов без ювелирной отделки.


Но если для Girard-Perregaux презентация коллекции стала все-таки больше пиар-акцией (и, скорее всего, эти часы реально заинтересуют не больше 40 покупателей), то уже в Базеле знатоков часовой истории ждали по-настоящему важные кварцевые премьеры, сравнимые с «революцией» 70-х. 

Swatch Group представила новый механизм с «говорящим» калибром H1970, посвященный модели Pulsar Time Computer — первым в мире кварцевым часам без единой движущейся детали, индикация в которых осуществлялась светодиодным дисплеем LED. Их 6 мая 1970 года представила публике компания Hamilton, поэтому не удивительно, что «юбилейный» калибр также заслужила Hamilton, а за компанию с ней — Rado. Новые часы также оснащены дисплеем LED, но управляется он не кварцем, а самой настоящей механикой с автоподзаводом с резервом хода 82 часа. Если часы забыть завести, экран просто гаснет. 

А американская марка Bulova, теперь входящая в концерн Citizen, решила не только отметить 50-летие знаменитой Accutron, выпустив соответственно современную реплику легендарной модели, но и снова открыть «соревнование точности» — представив новую кварцевую модель Precisionist, чья плывущая секундная стрелка убежит или отстанет за год не более чем на 8 секунд. На презентации вечером 17 марта представители американо-швейцарско-японской компании называли Precisionist самыми точными в мире часами с плывущей секундной стрелкой. Увы, самыми точными Bulova пробыли меньше суток: утром 18-го земляки из Seiko отмечали 40-летие своего кварцевого Astron’a и показали Grand Seiko, дающие ошибку 5 секунд в год. В итоге, как и 40 лет назад, последнее слово осталось за Seiko. 


Самый тонкий подзавод 

Январский SIHH сразу дал понять, что и без кварцевых реплик поклонников часового искусства ожидает много юбилейных сюрпризов. Например, давно анонсированная премьера от Piaget — Altiplano 43 mm, чья презентация была сознательно приурочена к 50-летнему юбилею своего предыдущего рекорда. В 1960 году Валентин Пиаже представил калибр 12P, который был признан самым тонким механизмом с автоматическим заводом (2,3 мм). Его современный преемник — калибр 1208P (высота 2,35 мм) с микро-ротором из 22-каратного золота — это самый тонкий из доступных сейчас механизмов с автоподзаводом. Соответственно, новые Altiplano с этим калибром сталы самыми тонкими автоматическими часами в мире: высота корпуса всего 5,25 мм. Корпус диаметром 43 мм выполнен из белого или розового золота 18К. Модель представлена в двух вариантах: с белым циферблатом и боковой секундной стрелкой в юбилейной лимитированной версии, а также с синим циферблатом и центральной секундной стрелкой.

Удивительно, но на 2010 год и правда пришелся юбилей самых культовых коллекций и проектов. И очевидно, что бренды, отмечая их, постарались сотворить нечто запомнившееся. Так, Chanel в честь 10-летия культовой коллекции J12 выпустила лимитированную серию J12 Retrograde Mysterieuse, которую для компании эксклюзивно разработал Джулио Папи, глава мастерской Renaud et Papi. Ее отличает уникальная ретроградная конструкция: когда минутная стрелка доходит до заводной головки у отметки «10 минут», она возвращается назад к другой стороне головки, то есть к «20 минутам». А этот 10-минутный отрезок тем временем отображается на дополнительном счетчике на отметке «6 часов». Как только минутная стрелка снова начинает обычный ход, счетчик прокручивается назад и останавливается. Таким образом, заводная головка не нарушает гармонии идеального ровного керамического корпуса J12. Модель выпущена в вариантах из белой и черной керамики с белым золотом и черной керамики с желтым золотом, по десять экземпляров каждого.

Десятилетний юбилей отметил и знаменитый проект Opus дома Harry Winston. Для создания знакового Opus X, правда, почему-то был приглашен малоизвестный глава часового ателье Chronode Жан-Франсуа Можон, до этого на условиях анонимности разрабатывавший механизмы для Swatch Group и IWC. Он создал своеобразный «наручный планетарий»: часы без стрелок с отдельными дисками часов, минут, секунд и времени второго часового пояса, которые обращаются вокруг центрального «солнечного» диска. Когда диск совершает полный оборот, циферблаты каждого индикатора начинают двигаться в обратном направлении, благодаря чему отображение времени остается стабильным в любом положении. Модель выпущена тиражом в 100 экземпляров в корпусе из белого золота. Возможно, по оригинальности замысла этот механизм и уступает предыдущим фантастическим «опусам», например, Вианне Альтера или Феликса Баумгартнера, но у него есть существенный плюс: десятый Opus уже запущен в производство, его можно заказать, не дожидаясь, пока инженеры Harry Winston доведут прототип до ума. 


Тройной Breguet 

Самый прославленный швейцарский часовой дом Breguet, понесший этим летом огромную потерю в лице своего главы Николаса Г. Хайека, до этого успел произвести неизгладимое впечатление, отметив сразу три юбилея: десятилетие коллекции Tradition (собственного проект Николаса Хайека), 60-летие авиационного хронографа Type XX и 200-летие со времени создания первых наручных часов, заказанных у Абрахама-Луи Бреге королевой Неаполя Каролин Мюра, в честь которых сегодня выпускается дамская коллекция Reine de Naples. Естественно, в каждой из этих линий появились новые модели — и какие! Юбилейная Tradition 7047 с кремниевым спуском и фузеей и полностью открытым взгляду механизмом может претендовать на звание самых точных сложных часов года. Новая модель хронографа Type XXII также благодаря использованию кремниевого спуска стала первой в мире механических хронографов, работающей на частоте 10 Гц, или 72000 полуколебаний в час. Механизм со столь высокой частотой работы спуска позволяет не только добиться внушительных показателей точности, но и измерять интервалы с точностью до 1/20 секунды. И наконец, в линии Reine De Naples появилась модель Sonnerie. Это удивительное по изяществу произведение то ли часового, то ли ювелирного искусства представляет собой первые в истории женские наручные часы, оснащенные механизмом боя, усложнением класса Grande Complication.

150 — ягодка опять 

Если юбилеи моделей — это уже серьезный повод напрячь инженерные извилины, можно догадаться, что получится, если круглую дату отмечает сама часовая компания. Здесь наиболее запомнились два дня рождения: TAG Heuer и Chopard, обе компании празднуют 150-летие с момента основания. И обе приготовились к данному событию весьма основательно. TAG Heuer еще в начале года презентовала первые юбилейные коллекции: собственный мануфактурный механизм Calibre 1887, названный в честь года изобретения качающегося зубчатого колеса, фирменного усложнения хронографов TAG Heuer. И еще одну премьеру, сочетающую прошлое и настоящее: хронограф Monaco на основе легендарного Calibre 11. Новые модели в вариантах с синим и шоколадным циферблатами демонстрируют, как роскошный стиль 60-х может быть интерпретирован в тренде моды и технологий хронометража современности. Для того чтобы увидеть все этапы становления узнаваемого стиля TAG Heuer вживую смогли все желающие, компания организовала специальную юбилейную передвижную выставку совместно с известным производителей электромобилей Tesla, отправившуюся в многомесячное кругосветное путешествие. На выставке представлены все легендарные модели марки и их наследники — новейшие механизмы. 


Chopard также решила отметить круглую дату новинками: в рамках коллекции L.U.C. мануфактура представила четыре совершенно новых калибра и, соответственно, четыре юбилейных модели часов, отражающих определенный период в истории бренда: карманные Louis Ulysse The Tribute, отмечающую момент основания мануфактуры Луи-Улиссом Шопаром, классический трехстрелочник «1937» (в том году внук основателя компании Поль-Андре Шопар перенес производство из региона Юра в Женеву), сверхсовременные Engine One, навеянные темой автогонок, которыми так увлекается нынешний глава мануфактуры Карл Шойфеле, и как свод технических достижений Chopard — модель All in One. Без сомнений, новый мануфактурный механизм 4TQE под кодовым названием «Все в одном» превзошел самые смелые ожидания. На лицевой стороне 46-миллиметрового корпуса L.U.C 150 All in One разместились индикаторы вечного календаря и маленькая секундная стрелка, закрепленная на каретке турбийона. Тыльная сторона корпуса целиком отдана на откуп астрономическим индикаторам: уравнение времени, указатели восхода и захода солнца, орбитальная индикация фаз Луны и положении созвездий. 

Дамы тоже не остались без внимания ювелирно-часового дома. В честь юбилея вице-президент и креативный директор Chopard Каролина Груози-Шойфеле разработала эксклюзивную линию часов и украшений Animal World. Ее основу составили мартышки, белые медведи, тигры, пингвины, черепахи, антилопы и многие другие представители всемирной фауны — всего более 150 моделей часов и ювелирных изделий с изображениями животных. Надо сказать, в создание этой линии Каролина Груози-Шойфеле вложила столько таланта и страсти, что даже если бы у дома не было круглой даты в истории, эта линия запомнится надолго. Достаточно сказать, что воплощение в жизнь эскизов Каролины и других дизайнеров Chopard потребовало 20 000 часов работы и 250 000 различных камней.


Двойная страховка 

Впрочем, не стоит думать, что часовые компании действительно настолько зациклены на себе, что вообще не обращают внимания на даты, не имеющие отношения к часовому искусству. 

Например, нередка практика, когда известная нечасовая компания сама обращается на известную мануфактуру с проектом создать совместную юбилейную коллекцию. И если партнеры достойны друг друга, то и результат зачастую достоин восхищения. Например, эти летом в московском бутике Bovet в Смоленском пассаже состоялась презентация одной из самых интригующих премьер 2010 года — Pininfarina Tourbillon Ottanta, совместно созданного мануфактурой Bovet и знаменитым дизайн-бюро Pininfarina в честь 80-летия последнего. Цифра 80 (как известно, число «8» очень важно для Bovet, поскольку символизирует удачу в восточной эзотерике) повторяется в этой серии не раз: помимо того, что выпуск ограничен 80 экземплярами, каретка турбийона совершает оборот за 80 секунд вместо обычных 60. Турбийон в этих часах один из самых открытых и зрелищных — его диаметр 14 мм при весе всего в 0,5 грамма. Часы помещены в корпус Amadeo, знакомый поклонникам Bovet тем, что легко он превращается из наручных в настольные или карманные часы.


Немецкая часовая компания IWC с 2003 года сотрудничает с «Обществом Кусто», ведущим активную борьбу за сохранение Мирового океана, а в 1967 году IWC выпустила первые часы для дайверов Aquatimer. Эти часы внесли ничуть не меньший вклад в популяризацию дайвинга, чем покинувший нас 13 лет назад Жак-Ив Кусто. В этом году — столетие Кусто, и IWC выпустила пятую серию Aquatimer — Chronograph Edition Jacques-Yves Cousteau. Корпус из нержавеющей стали диаметром 44 мм и водонепроницаемый до 12 бар украшен автографом и портретом Кусто. 

К пущей радости дайверов, брутальный внешний ободок, который можно крутить и в толстых перчатках, вращается в целях безопасности только против часовой стрелки. Данные с циферблата легко читаются под водой благодаря толстому сапфировому стеклу, покрытому шестью слоями люминесцентного состава Super-LumiNova.

И наконец, компания Frederique Constant самоотверженно признала, что в 2010 году есть не только часовые юбилеи, но и общекультурные — например, мир празднует 200-летие со дня рождения великого композитора Фредерика Шопена. Возможно, отчасти из-за совпадения инициалов часовой марки и польского музыканта мануфактура решила представить ограниченную серию F. Chopin. Отличительная особенность часов — циферблат с узором под фортепианные клавиши в центральной части. Выпуск ограничен 1810 экземплярами в честь года рождения композитора, к модели прилагается футляр в форме миниатюрного фортепиано Фредерика Шопена. 

Получается своеобразная двойная страховка для официального подарка: даже если адресат не слишком ценит швейцарскую часовую механику, у него наверняка духу не хватит признаться, что классическую музыку он тоже не любит.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
2019-0910-Wheels-300600Article