Искусство
2010, сентябрь-октябрь

Талант и последователи

В прошлом номере журнала мы познакомили вас с технически совершенной новинкой верфи Alloy Yachts Kokomo III. А вот владелица арт-галереи 'Эритаж Кристина Краснянская считает главным достоинством этой яхты арт-коллекцию, собранную на борту


Яхт с именем Kokomo на свете не так уж мало. Видимо, у группы Beach Boys, записавшей в 1988 году одноименную песню о местечке в районе Florida Keys, достаточно поклонников. Доподлинно известно, что три из существующих яхт с именем Kokomo были построены на новозеландской верфи Alloy Yachts для австралийского девелопера Лэнга Уолкера — страстного яхтсмена, признающего только парусные суда. Как бы то ни было, две предшествующие яхты сейчас ходят в море под другими именами, а счастливый яхтсмен наслаждается пребыванием на борту своей новой любимицы.

Мы абсолютно уверены в том, что яхта — это дом. И, судя по облику интерьеров Kokomo III, ее владелец с нами согласен. В нашей первой совместной с Yachting статье (№ 46, март-апрель 2010) мы пытались разобраться, какие бывают яхтенные коллекции. Лэнг Уолкер давно занимается коллекционированием, однако для него это очень личная тема и он воздержался от каких-либо комментариев относительно коллекции Kokomo III. «Сама коллекции скажет вам больше, чем я», — таков был его комментарий. К такому пожеланию можно отнестись с пониманием. Оставив за скобками историю подборки коллекции, мы можем смело утверждать, что она сформирована с большим вкусом и полным соответствием с минималистичным интерьером яхты и в ней явно прослеживается увлечение определенным направлением в искусстве. И это свидетельствует о том, что работы подбирались владельцем яхты лично, вполне возможно, из его домашней коллекции. Итак, обратимся к арт-коллекции Kokomo III, в которой можно выделить два направления.


Хуан Миро

Яркий представитель плеяды великих испанских художников родился в Барселоне в 1893 году. Он окончил детскую художественную школу, а также прошел курс обучения в частной художественной школе, будучи уже юношей. На своем длинном творческом пути Миро прошел несколько этапов. Начав как фовист (от фр. «дикий», художественное и музыкальное движение конца XIX — начала ХХ веков, для которого характерны мощная эмоциональность, яркий колорит, резкие контрасты), к 1918 году художник изменил свой стиль в сторону детализации. А с переездом в 1919 году в Париж увлекся кубизмом. Работу именно этого периода («Ферма», 1921–1922) приобретет большой ценитель творчества Пикассо и его сподвижников, а также заядлый яхтсмен и рыбак Эрнест Хэмингуэй (сейчас работа находится в собрании Национальной художественной галереи в Вашингтоне, США). В середине 1920-х годов Миро увлекается сюрреализмом, и наконец, к концу десятилетия он находит собственный стиль. Искусствоведы называют его «более чистым», «абстрактным», «синтетическим». Именно такого Миро можно видеть в великих музях Европы — Тиссен-Борнемиса в Мадриде и Центре Жоржа Помпиду в Париже, а также в качестве центрального элемента коллекции Kokomo III. На борту представлены три работы художника: две в любимом Миро голубом цвете висят в мастер-апартаментах и одна поздняя абстрактная композиция — в холле.


Современное искусство Австралии

Те, кто посетил III Московскую биеннале современного искусства, наверняка обратили внимание на работы аборигенов Австралии. Трогательные, наивные, лишенные какой бы то ни было социальной подоплеки и следования модным тенденциям, работы подкупают ясным взглядом на мир, схожим с тем, что был у аборигенов столетия назад. Однако, в Австралии существует еще и «другое» современное искусство — уходящее корнями в традиции европейской живописи. Им полны художественные музеи и галереи крупных городов страны, и среди работ австралийцев есть весьма любопытные.

Яркий представитель современного австралийского искусства — абстракционист Майкл Джонсон. Он родился в 1938 году в Сиднее, где и обучался искусству. Однако после выпуска из Национальной школы искусств, Джонсон уезжает на семь лет в Лондон, чтобы быть ближе к пульсирующей жизни художников Европы. В Лондоне ему посчастливилось работать ассистентом пионеров абстрактной скульптуры — Байана Уолла и Энтони Каро. По сей день Майкл Джонсон в своих работах отдает дань, как он выражается, «мускулатуре» европейской авангардной живописи, сочетая ее с «метафизической оркестровкой цвета» и глубокими взаимоотношениями с природой.


Сегодня Джонсон — один из самых уважаемых художников Австралии. Его работы представлены во всех музеях страны и в историко-художественном музее Новой Зеландии Chartwell Collection. И на борту Kokomo III есть интересная работа Майкла Джонсона: яркая абстрактная композиция маслом по холсту закрывает собой экран телевизора в салоне. Прием, часто применяющийся на яхтах, но едва ли когда-то соседствовавший с произведением искусства.

Салон, холлы и гостевые каюты Kokomo III оформлены абстрактной живописью и скульптурой современных австралийских художников. Причем особое внимание было уделено скульптуре. На борту собраны и абстрактные композиции из известняка, и сюжетная бронзовая скульптура. Очень любопытна подборка скульптур в основном салоне яхты: две бронзовые змеи (одна из них изогнута в форме яблока) и мужская и женская фигуры существуют отдельно друг от друга, но на самом деле символизируют библейскую историю об Адаме и Еве. Что касается живописи, собранной на борту Kokomo III, это коллекция музейного уровня, демонстрирующая, что европейские художественные течения не прошли мимо австралийской школы. На мой взгляд, это еще раз подтверждает тонкий вкус владельца, ведь мы не забываем о том, что центр этой коллекции — работы Хуана Миро. Многие коллекционеры отдают дань своему происхождению и родным местам. Коллекция Kokomo III — пример того, что вдумчивый собиратель искусства не только гордится художественным наследием своей страны, но и тонко чувствует его взаимосвязь с великими мастерами.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!