941x140-burevestnik
Новые проекты
2011, Март-апрель
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_1
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_2
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_3
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_4
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_5
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_6
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_7
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_8
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_9
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_10
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_11
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_12
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_13
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_14
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_15
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_16
  • Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение_photo_17

Эндрю Уинч: Дизайн - это приключение

Текст Анастасия Юшкова
В 2011 году исполняется 25 лет со дня основания компании Andrew Winch Designs. Накануне празднования ее создатель Эндрю Уинч — один из ведущих мировых яхтенных дизайнеров — пригласил Yachting в свою новую квартиру в Лондоне и рассказал, как собирается отмечать юбилей и чем занимается его студия

Как вы собираетесь праздновать юбилей? Какие чувства испытываете?

Чувства радостные. Мы вместе с моей женой Джейн, которая 25 лет назад помогла мне основать компанию и была ее бессменным директором, пытаемся осознать, какой большой путь прошли. Мы начинали с дизайна небольших парусных яхт: Swan 36, Camper & Nicholson’s 45, Cyclos III (удивительно, но Cyclos III до сих пор принадлежит тому же самому владельцу, и он постоянно выходит на ней под парусом!). А сейчас создаем экстерьер и интерьер для самых больших моторных яхт в мире. На протяжении всех этих лет я был дизайнером, а Джейн — директором, занимаясь организацией бизнеса, менеджментом, бухгалтерией, к тому же растила детей. Мы долго думали, как хотим отпраздновать юбилей, решили позвать 200—250 гостей и устроить праздник-сюрприз.

Насколько успешными были для вас 2008—2011 годы?

Успешными, потому что компания продолжает расти, мы получаем заказы. Все наши верные клиенты остались с нами, добавились новые, и мы делаем для них не только яхты, но и резиденции и частные самолеты. В 2008 году была спущена на воду одна из самых больших яхт в мире — 133-метровая Al Mirqab. В 2009-м — две 60-метровые яхты, Slipstream и Cloud 9, построенные французской верфью CMN. В 2010-м — 87-метровая Phoenix 2 от Luerssen, которая сейчас находится на Багамах (мы занимались дизайном как экстерьера, так и интерьера), а также 43-метровая Sea Owl от Burger Boat Company, она ушла на Карибы (на ней мы тоже занимались экстерьером и интерьером, в то время как морская архитектура разработана Vripack). В отличие от Phoenix 2 с ее интерьером в стиле нью-йоркского ар-деко Sea Owl получилась классической идеальной семейной яхтой.

В марте 2011 года спускается на воду первая яхта в серии Limited Editions Amels 212, где вы принимали участие в дизайне интерьера, в то время как Тим Хейвуд разрабатывал экстерьер. Расскажите о ней.

Тиму удалось создать мужественный и одновременно элегантный облик яхты. Что касается интерьера, то внутренние объемы поражают воображение. Кажется, ничего подобного никто никогда не делал. Большая мастер-каюта расположена в передней части главной палубы, где также находится просторный салон. На верхней палубе — два VIP-суита с раздвижными открывающимися боковыми окнами, которые впускают свежий воздух и обеспечивают панорамный вид. На нижней — четыре гостевые каюты. Для 65-метровой яхты это очень хорошая комплектация. Если говорить о стилистике, то она мягкая и деликатная. В оформлении доминируют спокойные кремовые тона, бронза. Без сомнения, это современный стиль, отчасти вдохновленный дизайном сети отелей Amanresorts (меня всегда поражала атмосфера невозмутимого спокойствия и чистота линий в их дизайне). Интересная деталь яхты — спиральная деревянная лестница, соединяющая пять палуб, от нижней до сандека. Стены лестницы отделаны изысканным камнем и стеклом. Церемония торжественного крещения новой Limited Editions Amels 212 запланирована на 18 марта. Ожидается прибытие большого количества гостей, что в последнее время почему-то стало редкостью. Так что это вдвойне радостно!

Вторая яхта, которую вы планируете спустить в 2011 году, — 68-метровая Hermitage от Luerssen.

Совершенно верно. Если в случае с Amels 212 интерьер получился спокойным и умиротворяющим, то здесь он энергичный, яркий, броский. Насыщенные цвета, большое количество света. В основном салоне тон задает барная стойка из блестящего макассара и черного мрамора. А скай-лаундж выполнен в карибских тонах, с игрой различных текстур. Hermitage разрабатывался в сотрудничестве с Эспеном Оэйно (он занимался дизайном экстерьера). Это наша первая завершенная совместная работа с Эспеном. Когда-то давно, лет 15 назад, когда он только открыл собственное дизайн-бюро, мы начинали работать вместе, но проект, к сожалению, не нашел продолжения — тогда Эспен почти сразу приступил к работе над Skat. Сейчас мы с удовольствием работали бок о бок. Кстати, не только работали, но и отдыхали, катались на лыжах, пригласив в компанию еще и дизайнера Тима Хейвуда.

Какими еще яхтенными проектами вы сейчас занимаетесь?

Один из интересных проектов — Newcastle 5500. Это 54-метровая экспедиционная яхта, которая будет строиться в США. Ее спуск на воду запланирован через два с половиной года. Мы начали заниматься проектом четыре-пять лет назад, разрабатывая его для клиента, заказывавшего у нас интерьер для Boeing Business Jet и апартаменты площадью 2500 кв. метров. Он имеет опыт владения парусной яхтой Burrasca — 56-метровым кечем от Perini Navi, который в свое время положил начало одной из самых успешных серий. А также 110-футовой Newcastle, которую он использует в качестве плавучей базы для дайвинга в Юго-Восточной Азии. У него большая семья, много друзей, и теперь он решил заказать яхту большего размера. Newcastle 5500 — практичное судно со стальным корпусом матовой окраски, за которым легко ухаживать, и глянцевой надстройкой. Яхта маневренная, легко управляемая — это настоящий Range Rover на воде. Владелец сам не прочь постоять за штурвалом. Пять палуб, из них четыре — гостевые и одна техническая. Спокойный, семейный интерьер. В передней части надстройки — большой гараж для тендеров, где расположится лодка для дайвинга и баржа для рибов, водных игрушек и мотоциклов. На самом верху — площадка для вертолета. Владелец — по характеру активный человек. Он любит путешествовать и испытывать себя. В частности, он делился со мной планами путешествия на мотоцикле из Пизы в Стамбул со спальным мешком в рюкзаке! Я уверен, что и новая Newcastle 5500 принесет ему немало новых впечатлений. Она сможет пройти везде, для нее нет границ.

Еще один проект, который, правда, пока не анонсировался, — это парусная яхта, созданная в сотрудничестве с Филиппом Брианом. Это сотрудничество логически продолжает совместный опыт работы над Hamilton II. Я люблю парусные яхты и сейчас с интересом продолжаю исследования в этой области как дизайнер.

Ваше дизайн-бюро занимается не только яхтенными проектами. Расскажите о них тоже.

У нас довольно большое архитектурное подразделение, которое в настоящий момент занято несколькими большими проектами: мы заканчиваем апартаменты в Москве, работаем над дизайном здания на Украине, делаем квартиры в Варшаве и Нью-Йорке. Кроме того, мы уже давно создаем интерьеры для бизнес-джетов. В конце 2010 года сдали BBJ, который уже успел облететь вокруг света. В этом году в планах — Airbus 340, 319 и 318. Несколько лет назад мы представили проект кастомизированного Range Rover, который надеемся воплотить в жизнь, а также вертолета Ultimate Take-Off Tender. Все это дополнительные средства передвижения, которые созданы для удобства владельцев яхт.

А что такое VVIP Train?

Мы придумали концепт скоростного поезда на базе французского TGV. В этом мне помогли два хороших друга: Билл Амберг, создатель стильных изделий из кожи, и Дэвид Линли, основатель Linly Furniture. Дизайн — это приключение! Когда год назад облако вулканического пепла накрыло Европу, я застрял в Москве. Выбирался на перекладных, облетая облако с юга. Из Москвы отправился в Рим, из Рима — в Милан, из Милана — в Париж, из Парижа доехал на поезде до Кале. Потом друзья подбросили меня по туннелю до Лондона. И когда мы обсуждали все это с Амбергом и Линли, то подумали: а почему бы нам не спроектировать частный поезд? Вы можете пригласить любое количество друзей, взять с собой сколько угодно багажа, погрузить картины и спортивные машины и отправиться в путешествие. Пространство каждого вагона сопоставимо по размеру с пассажирским салоном Boeing 737. При этом потолок может быть стеклянным, а боковые окна сделаны из специального фотохроматического стекла для обеспечения приватности. Такой поезд может курсировать по Китаю, Америке, Европе или России, отправляясь в путь со специального VIP-терминала. Мы сделали проект, вывесили его на сайт, но, к сожалению, были слишком заняты яхтами и самолетами, чтобы начать серьезно его продвигать. Думаю, мы еще к нему вернемся. Поезда — особая, дорогая для меня тема. Мой самый длительный и яркий опыт путешествия на поезде, когда мне всего было 24 года — еще до того, как я пришел в ателье Джона Банненберга. Тогда я проехал из Ванкувера в Торонто, что было незабываемо. Сейчас мечтаю путешествовать на поезде по Индии: я слышал, появился новый поезд, маршрут которого проходит через все знаменитые дворцы. Конечно, путешествие в вагоне занимает больше времени, чем на самолете, но если он комфортабелен, вы можете работать на борту, приглашать друзей и вместе познавать мир, то почему бы и нет. Если не в этом, то в чем же тогда смысл жизни?

Расскажите о вашей новой квартире в Лондоне. Это не просто апартаменты, это квартира, спроектированная яхтенным дизайнером. Что в ней яхтенного?

Почти все! Начиная от планировки, где я продумывал функциональное разграничение пространства, как на яхте, до деталей, которые имеют морскую историю или историю, связанную с другими странами. Мне очень хотелось сделать квартиру в современном городском стиле, без налета классики или антикварности. Я использовал некоторые элементы японского дизайна, сделав раздвижные двери между гостиной и холлом. В гостиной я разделил лаундж и кухню, почти спрятав последнюю, как в американской планировке гостиных на яхтах. Уделил большое внимание звукоизоляции как с улицы, так и с соседями, применив яхтенные технологии. Пространства для хранения книг, вещей продуманы так же тщательно, как и на яхте.

Как часто вам приходится здесь бывать?

Раз или два в неделю. Потому-то я и хотел, чтобы квартира была такой же простой и функциональной, как хороший отель. Поскольку квартира в самом центре, в Челси, мне легко отправляться отсюда на встречи, например в расположенный неподалеку отель Dorchester, где любят назначать рабочие совещания клиенты. А также гулять по галереям и магазинам, заходить в Christie’s, где проводятся аукционы и интересные мастер-классы. Помимо меня в этой квартире живут и другие члены моей семьи. В частности, постоянно обитает моя дочь, которая сейчас работает в Лондоне журналистом.

Как далеко эта квартира от офиса и от основного дома?

Квартира находится в 15 минутах от офиса, расположенного на берегу Темзы в здании пожарной команды, конвертированном в современное офисное пространство. И почти в часе езды от загородного дома — большой фермы 1580 года постройки, где все буквально дышит стариной. При его строительстве использовался дуб, служивший корабельным бимсом.

Что за вещи окружают вас в квартире?

Почти каждая вещь имеет историю. Например, картина с ладонью Нельсона Манделы, которую он продавал на благотворительном аукционе: центр ладони напоминает очертания Африки! Кроме того, мне очень нравятся два кофейных столика, сделанные из цельных кусков красного дерева и добытые для меня моим верным поставщиком на Филиппинах. Это не просто куски дерева, когда-то они использовались в производстве. С помощью одного делали текстиль, с помощью другого, кажется, перетирали имбирь. Поставщик часто помогает мне найти удивительные редкие вещи для интерьеров яхт и домов, и когда я увидел эти куски дерева, то пришел в восторг! Комод в спальне — всего-навсего репродукция антикварного комода, но то, что стоит на нем, заслуживает внимания: это ваза Аманды Брисбен, знаменитой своей работой по стеклу. Над комодом — картина Брака, которую я приобрел довольно давно. А по бокам два стула, их отделка продолжает тему картины: мы придумали это у нас в студии. Одной из самых дорогих для меня вещей является лампа в моем кабинете. Я нашел эту лампу в гавани Челси, ее основание сделано из спрессованной стали. Оно напоминает мне одну вещь, которую когда-то 15 лет назад мне подарил Уолтер Хойсман — тогда владелец верфи Royal Huisman. Он проводил лекции на верфи и преподнес мне кусок, отрезанный от мачты, произведенной его дочерней компанией Rondal. Она выглядела как арт-объект! Лампа напоминает мне о Уолтере, образ которого и сейчас продолжает освещать мой путь.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
220x369-rightside-inside-cobalt