История
2019, Сентябрь-октябрь

Летучие корабли инженера Алексеева

Текст Никита Травников, писатель, автор книги «Ростислав Алексеев, книга о главном»
Ростислав Евгеньевич Алексеев (1916–1980) – одно из самых громких имен в истории советского инжиниринга. Творя на стыке двух стихий – водной и воздушной, он создавал невиданные доселе аппараты, которые и сегодня выглядят пришельцами из далекого будущего


Каспийское море, 1967 год

– Скорость на приборах?

– 500 километров в час, Ростислав Евгеньевич!

«Неплохо. На воде можно и больше, пора бы уже задуматься о сверхзвуке», – подумал про себя гений. То ли корабль, то ли летательный аппарат размером с футбольное поле моментально скрылся за линией горизонта.

Нет, это не чей-то сон, а не­официальный мировой рекорд скорости на воде. Поговорим о гении, опередившем время, запредельном конструкторе Ростиславе Евгеньевиче Алексееве.


Если друг оказался вдруг...

Свой «скоростной» путь Ростислав Евгеньевич начал в 30-х годах прошлого века, когда в СССР раскручивался всесоюзный маховик занятий и увлечений всевозможными видами спорта. Алексеев к тому времени жил в городе Горьком (ныне Нижний Новгород), городе выдающихся яхтсменов и летчиков, и неудивительно, что пассионарного юношу будоражили снующие по Волге парусники с командой отважных ребят на борту. Как и любой гений, Ростислав мог заглядывать в потаенную для ординарных людей область знаний. Наблюдая за яхтами на регатах, он «сканировал» их конструкцию и в уме решал задачи увеличения скорости и маневренности.

В 1934 году он самостоятельно построил небольшую яхту и, походив на ней несколько дней, решил порубить и спалить останки, поскольку убедился в бесперспективности конструкции. Главным своим «врагом» конструктор считал сопротивление воды при движении, противостоять которому можно было лишь с помощью продуманной гидродинамики яхты. К этому добавились уникальные мачты, подъемный шверт, особые обводы корпуса и многое другое. Новое судно, нашпигованное инновациями, имело классификацию SB-20 (на современный лад), получило затейливое имя «Ребус» и паруса черного цвета – нет, не из желания пофрантить на фоне белых парусов других яхт, а в силу глобального дефицита всего нужного в стране.


Заявившаяся на регату в Горьком в 1935 году нетипичная яхта с «зеленой» командой вызвала недоумение и сарказм публики. Сжалившись, организаторы допустили чудаков. И тут, прямо как в добрых голливудских фильмах, новички «не парясь» стали выигрывать все подряд. За годы увлечения яхтингом Ростислав Евгеньевич использовал яхту как стенд для испытаний своих изобретений, как поле для испытания товарищей на смелость, ум, конструкторскую жилку да и вообще – яхтенный спорт всегда привлекал выдающихся людей, способствовал полезным знакомствам и уже тогда считался клубом для избранных.

Из-под пера Алексеева вышло много уникальных спортивных яхт разного класса, гарантированно приносивших победы. Но враг (сопротивление на воде) не оставлял Ростислава в покое. «Корпус надо вытащить из воды, – догадался конструктор. – Вот решение!»


Подводные крылья, или Три истории успешного неуспеха

1948. У Ростислава Алексеева уже в подчинении небольшое секретное КБ. Севастополь, испытания первого в мире торпедного катера на подводных крыльях 123бис. Море штормит, военные недоверчиво провожают взглядом катер с Алексеевым на борту. Сильная болтанка, но при выходе на крылья она прекращается, лезвие судна режет волну. Мотор ревет. Скорость 80, 90, 100, 110, 120 км/ч, команда ликует. Результат достигнут, можно уменьшить ход и ложиться на обратный курс, но в этот момент заедает ручка газа и торпедная «крылатка» начинает набирать 130, 140 км/ч. На борту паника. На приборах 147 км/ч, озверевший катер несется по своей воле. Кто-то из команды Алексеева выбивает ногой заклинивший рычаг, судно резко сбрасывает скорость и переходит в штатный режим. На берег экстремалы вышли белые и облитые потом. О незапланированном рекорде решили помалкивать, отрапортовались военным о достижении расчетных 60 узлов, по поводу чего последние выразили ликование и радость.


1965. Ростислав Евгеньевич возглавляет Центральное КБ по судам на подводных крыльях (ЦКБ по СПК). На воду спускают созданный им инновационный газотурбоход «Буревестник» с водометом и тремя рядами крыльев. «Болид» оснащен авиационными турбинами АИ-20 общей мощностью 4250 л. с. и рассчитан на перевозку 150 пассажиров со скоростью до 130 км/ч, но на испытаниях достигает лишь 100 км/ч, что не удовлетворяет Алексеева. Первый год навигации. Пассажиры и речной флот довольны высокой скоростью машины и возможностью добраться из Казани до Нижнего Новгорода и обратно за световой день. В одном из рейсов капитан судна не замечает топляк и на огромной скорости налетает водометом на препятствие. Удар, и скорость внезапно ползет вверх до отметки почти 130 км/ч! По возвращении в док в корпусе водомета обнаруживается трещина от удара, которая способствовала лучшей пропускной способности и тем самым увеличивала скорость. Ущерб «облагородили», и «Буревестник» стал буквально летать по Волге, о чем и мечтал его создатель, правда, от рева турбин дрожали все дома на пути следования судна.


1968. Ростислава Евгеньевича снимают с поста начальника ЦКБ (запланированная акция партийных недоброжелателей), но оставляют в его подчинении сверхсекретное направление по экранопланам. Каспийское море, 500-тонная машина КМ (по версии ЦРУ «Каспийский монстр») покидает гавань секретной базы. На борту Алексеев, сотрудники ЦКБ и военная комиссия, от которой зависит судьба и главного конструктора, и направления экранопланов в целом, поскольку Москва давно хочет избавиться от назойливого «гения», как его называют в министерских кабинетах. Оплошностей быть не должно. Испытательный полет проходит на высоте 3–4 метров над уровнем моря, скорость 500 км/ч, придирчивые военные внимательно следят за всем, что происходит во время теста. На втором часу полета перед носом «монстра» внезапно возникает Тюленевый остров. Времени и возможности маневрировать нет, Ростислав Алексеев дает команду набрать высоту и перелететь остров, только «по-тихому», без паники. Громадина взмывает выше положенного, начальство из Москвы, не понимая, что происходит, принимает препятствие на пути за запланированную часть «прогулки». Сколько тюленей погибло бы под брюхом экраноплана в момент столкновения с сушей, посчитать сложно, но, на радость создателю, КМ спокойно перелетел остров, приведя в восторг столичных начальников, не ожидавших, что экраноплан способен и на такое. Благодаря этому успеху Алексеев получает финансирование на создание линейки экранопланов.


Не подумайте, что вся деятельность Ростислава Евгеньевича зиждется на казусах. Гений прошел сложный путь взлетов и падений. Но его достижения говорят сами за себя. Алексеев первым в мире разработал и довел до серийного производства линейку разнотипных судов на подводных крыльях, от прогулочного катера до 400-местного пассажирского судна. Названия «Ракета», «Метеор», «Комета» и их образы стали визитной карточкой страны, большое количество судов уходило на экспорт, скоростные перевозки по воде стали конкурировать с автомобильным и ж/д транспортом. СПК считались единственным прибыльным видом водного транспорта СССР. Алексееву удалось доказать жизнеспособность концепции экраноплана. Под его началом было ЦКБ по СПК с четырьмя филиалами и более чем 3000 сотрудников. За эту «империю» Алексеев больше всего был благодарен именно яхтенному прошлому и парусному спорту, занимаясь которым он навсегда полюбил воду и скорость.

P.S. или не «в тренде»

Сегодня в моде патриотизм. Странно, почему тогда имя отечественного гения-авантюриста и само название «экраноплан» позабыты? Его дом в Нижнем Новгороде, памятник культурного наследия, под разными предлогами пытаются снести; его разработки преданы забвению, хотя конструкторская интеллигенция в один голос просит обратить внимание на его проекты, ведь он заглянул в будущее не менее чем на полвека вперед. Почему же сейчас он не «в тренде»?

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.