Моторные яхты
2005, июль-август

Гений комфорта

Текст Вероника Завадская
Их замечают везде. В Сан-Тропезе подходит мегаяхта, толпа ждет —то ли Наоми Кэмпбелл, то ли Клаудию Шифер — и вдруг Apreamare, маленькая. И все головами завертели: «Что это? Что это?»


Так говорит Микела Зуччи, сидя в уютном уголке на корме Apreamare 12, удобно поставив локотки на стол. За спиной у нее прогретая солнцем деревянная обшивка, и на этом фоне лицо и поза Микеле напоминают загадочные портреты красавиц эпохи Возрождения. Поговори со мной о любви, Микеле...

— Я люблю эти лодки. Apreamare — моя лодка. Не лично моя, сама купить пока не могу, но чувствую – это мое. Я продаю эти лодки, потому что я их люблю. Продаю правильным людям.

— Правильным людям?

Округлым жестом еще не загорелой руки Микеле охватывает гавань.

— Все яхты похожи друг на друга. Белые, сплошь пластиковые. Apreamare — особенная, правда?

Еще бы не правда! Удивительно «вкусное» сочетание темного дерева с синим плексигласом и классическая округлая корма выделяют лодку среди множества, стоящих в порту.

— Вот и владельцы Apreamare — я вижу их. Я знаю, кому нужна именно эта лодка. Они отличаются. Люди одной породы.


— Что же это за порода — владельцы Apreamare ?

Вместо ответа Микеле зовет:

— Лоренца!

По трапу упругим шагом поднимается загорелая женщина — подтянутая фигура, уверенные движения, веселое любопытство в глазах. Словами не передашь, но сходство между Лоренцо и ее лодкой несомненно. Достоинство, грация, непринужденность. Ей далеко за сорок, и она прекрасна. Великое преимущество нестареющей классики.

— За что вы любите Apreamare ?

— Я не так хорошо скажу на другом языке... Naturalezza, belezza, tradizione.

— Ваш итальянский понятен всем, Лоренца! Вы и сами красивы, естественны и аристократичны, как ваша замечательная лодка!

— Это не моя лодка, — поправляет Лоренца. Похоже, скрупулезная точность — еще одно свойство людей Apreamare. И неудивительно, если вспомнить, с какой тщательностью собирается эта лодка: вручную, плашечка к плашечке пригоняется деревянная обшивка, чтобы узор на носу зеркально отражал рисунок на корме. Точность — вежливость королей. Точность — честь корабелов.


— У меня тоже Apreamare 12 Comfort, но не здесь, в Ла Специа, под Миланом. Наша «дача», — со смехом произносит она русское слово, столь же международное, как belezza и tradizione. — Каждый год, июль и август, все вместе отдыхаем — мы с мужем и мальчики, Леонардо и Никколо.

— Где вы успели побывать?

— Иския, Сардиния, Капри, Корсика, Лазурный берег, — добросовестно перечисляет Лоренца. — Сейчас думаем пойти в Грецию или снова в Ниццу и потом к югу, вдоль испанского побережья.

— На вашей «даче» вы освоили практически все Средиземноморье.

— Apreamare 12 может отплыть на пятьсот миль от берега. Правда, мы очень далеко в открытое море не выходим. Нам интереснее посмотреть другие города, людей. Мы оба врачи, много работаем. Нам нужен семейный дом на каникулы. Лодка лучше, чем вилла: вместе, но не на месте.


— Трудно было выбрать «свою» модель?

— Мы сразу поняли, что купим только Apreamare 12. Здесь так много дерева, настоящая «дача». И не каюты — комнаты: высокие потолки, даже порог всюду сделан. — Под рассказ Лоренцы мы спускаемся по тиковой лестнице в «цокольный этаж». — Все очень живое, жилое. Десяти-, одиннадцатиметровые Apreamare нам были маловаты, в «двенадцатой» добавляется вторая каюта — для детей. Труднее было определиться с моделью. Полуоткрытая Midcabin отпала сразу, это более спортивный вариант, а между двумя закрытыми, Cabin и Comfort, мы долго колебались. На последнем этапе муж предоставил право выбора мне, — смеется Лоренца. — Он сказал: это вы, женщины, между двумя одинаковыми платьицами целый день мечетесь. А для женщины лучше не бывает: дайте мне юбку такого же цвета, но зелененькую и с рюшами. Comfort не так уж сильно отличается от Cabin, но, как говорится, «бог в мелочах». Новая модель, больше свободного пространства на носу. Интерьер главной каюты меня очаровал. Мы, конечно, выбрали с койкой king-size. — Она деликатно, словно не желая кого-то потревожить, приоткрывает дверь в мастер-каюту. — Теплые тона, уют. Действительно, Comfort. Как только я увидела этот темно-коричневый плед, такой мягкий, бахромчатый — можно сказать, любовь с первого взгляда. И кухня. Удобная, свободная — мы с мужем часто готовим вместе, — но как бы сказать, — не сверхсовременная. Не отпугивает нагромождением металла, стекла, ручек-кнопок. Все понятно, как дома. Кстати, и пульт управления похож на хороший рабочий стол. Я легко научилась управлять. Мне нравится, что здесь все такое — соразмерное человеку.


— Значит, никому не тесно?

— Знаете, у Apreamare есть удивительное свойство: она неисчерпаема. Наверное, дерево придает объем. И таинственность. Если бы был пластик — было бы слишком функционально. А так мы все время находим новые уголки, где хорошо побыть вдвоем, вчетвером, в одиночестве. Выпить чаю в кокпите. Позагорать на носу. Даже на ступеньках приятно посидеть с книжкой, словно на крыльце. Тик как будто пружинит немного, не устаешь. Мальчишки часами могут торчать возле пульта управления. Лазают повсюду самостоятельно — безопасность для детей тут обеспечена. Все-таки мы врачи. Ребят воспитываем по правилам педагогики: полная защищенность — и новые горизонты. Это похоже на Apreamare, правда? На мою Apreamare Comfort? Уютное приключение.

Не просто похоже, Лоренца.

Это и есть Apreamare.

Комфортных лодок много, уютные — только Apreamare. Одна из лучших лодок для семейного отдыха на воде.

Новости о яхтах, катерах, путешествиях и стиле жизни
Присоединяйтесь:
Все номера журнала в вашем смартфоне:
austin-parker-54-fly-22-03-2019