Верфи
2008, июль-август

Ставка на качество

Текст Мария Мошкина
В прошлом номере журнала мы начали знакомить вас с верфью MS Yachts, базирующейся в Рыбинске. Генеральный директор верфи Виктор Мозоль лично ведет процесс строительства первой яхты — именно к нему мы и обратились с просьбой рассказать все самое интересное об этом проекте.


Появление нового игрока на таком рынке, как яхтенный, всегда вызывает большой интерес.

Пока о MS Yachts известно очень немного. Как и когда родилась идея этого проекта?

Все началось около пяти лет назад. К тому времени у меня и моей команды накопился большой опыт в строительстве яхт. И выводя MS Yachts на рынок, мы решили сразу сделать продукт, т.е. построить яхту не под заказчика, а на свои средства, чтобы было что показывать, чтобы отработать все технологии. Так что на сегодня мы хорошо представляем, что именно мы в состоянии построить и как мы это сделаем. Я считаю, что из трех позиций — цена, качество, срок — выбрать можно только две: либо цена и качество, либо качество и срок. Когда заложили первую 33-метровую яхту проекта MS Yachts, мы выбрали только качество. Рекламировать еще неготовый продукт не стали. Сейчас мы выходим на рынок с уже готовой лодкой, качество которой можно будет оценить уже осенью.

Когда MS Yachts начнет строить яхты под заказ, удастся ли сохранить 100% верности качеству?

Не хочется обманывать заказчика, предлагая построить лодку в кратчайшее время, будем называть реальные сроки, за которые можно построить яхту высшего качества. У нас в запасе несколько проектов, и следующая яхта — 22-метровая класса «река-море» — будет строиться под заказчика.


Сколько яхт одновременно может строиться на верфи в Рыбинске?

Мы планируем выпускать две лодки в год проекта MS Yachts 22, одну лодку в год длиной 33 метра. Еще хотим добавить к нашей линейке лодку длиной 38 метров — их также планируем спускать на воду по одной в год.

Первая яхта MS Yachts 33 будет спущена на воду этой осенью. Расскажите поподробнее о проекте.

Еще до появления проекта MS Yachts, когда я занимался строительством яхт в России, мы пытались все сделать самостоятельно. Однажды мы сами нарисовали лодку — и интерьер, и экстерьер. Потом посмотрели на то, что получилось: все хорошо и всем нравится, но мы осознали, что не стоит самим пытаться изобретать велосипед. И решили заказать проект у хорошего проектанта, который имеет солидный опыт и знает, что самое важное на яхте. А это — удобство планировки. Итальянцы, например, так декларируют понятие «яхта»: яхтой может стать любое судно, у которого есть пять высококачественных характеристик — окраска, оборудование, покрытие палуб, интерьер, удобство планировки. На нашей лодке получилось совместить внутренние объемы и пространство, как на лодке длиной метров 45, с удобством планировки и сравнительно небольшим размером корпуса. У нас не было задачи гоняться за магией числа. Многие клиенты просят что-то около 38–40 метров. И в итоге получают лодку 38 метров, узкую и длинную; помещений в ней меньше, чем на нашей лодке длиной 33 метра. Мы совместили удобство планировки с большим объемом корпуса. На этой лодке, например, предусмотрен лифт, с помощью которого можно передавать напитки из камбуза на палубу для загара. То есть гости могут видеть только стюардессу и капитана.

Каких проектантов вы привлекали?

Дизайном корпуса занимался Паоло Скану. К планировке внутренних помещений привлекли прославленного Рене Ван Дер Вельдена. Итальянцы — мастера хорошие, но голландцы, по-моему, лучше понимают, что такое лодка. Рене Ван Дер Вельден полностью создал стиль этой лодки, и, чтобы это все сложилось в общую концепцию, он немного поработал и над внешним видом яхты. Он же полностью разрабатывает для нас проект 22-метровой лодки — от корпуса до интерьеров. Эта лодка будет выполнена в концепции Feadship X-treme — мы сразу для себя решили, что хотим сделать ее абсолютно непохожей ни на что.


Вы задумывали MS Yachts 33 как судно для российских внутренних вод?

Мы знали, что эта лодка будет использоваться в Средиземном море, потому и ставим ее под регистр RINA. Это морская яхта эспедиционного класса, она может пересекать океан, ходить в битом льду. Речная лодка должна быть другой.

Сразу рассчитывали на российского клиента?

Да. Российский заказчик очень требователен, строить для него — это тест на мастерство. На европейских верфях сейчас очень много строится яхт для российских заказчиков. А в нашей стране такое количество ресурсов, что можно строить и строить. Нужно воспитывать кадры, обмениваться опытом с другими российскими верфями.

Каково соотношение российских и заимствованных технологий на строящейся сейчас яхте?

Мы используем только европейские технологии — по российским строить очень долго. Мы выбрали лучших поставщиков и самые надежные материалы. Например, лебедки от австралийского производителя — просто потому что они лучшие.

А нет такой проблемы, что поставщики лучшие, а руки — нет?

Небольшие проблемы подобного рода возникали. Но для этого есть консультанты, которые постоянно приезжают, рассказывают и показывают, как все делать. Конечно, людей нужно приучать к новым технологиям. На MS Yachts 33 мы использовали такой сложный технологический элемент, как гнутое стекло. Как правило, на лодках ставят стойки и обычное стекло, и это меняет весь внешний вид. Наша лодка в плане закругленная, поэтому мы остановились на гнутом стекле — оно не крадет расстояния и выглядит гораздо эстетичнее.


И это тоже, должно быть, дорогостоящая европейская технология?

Вы знаете, как раз здесь нам помогло то, что мы строим яхту в России. В Европе уже не осталось Кулибиных, которые могут решить сложный вопрос без огромных финансовых вложений. Если там потребуется сделать гнутое стекло, инженеры должны будут рассчитать лекала, ввести результаты расчетов в супердорогостоящую машину, которая выдаст изгиб стекла. То есть в Европе все построено на очень современной цифровой технологии. А у нас, благодаря старой плазовой технологии судостроения, есть люди, которые называются «гибщики». Они могут взять металл, подойти с ним к станку или прессу и выгнуть из этого металла любую округлую форму — лекало. На его базе мы и изготавливаем гнутое стекло. Когда Рене Ван Дер Вельден вносил правки в экстерьер яхты, он все пытался поставить на чертеже стойки для прямого стекла, говоря, что гнутое стекло в Европе стоит безумных денег. Но мы убедили его, что разберемся. И вот — сделали, как хотели.

Что все-таки выгоднее — построить лодку здесь, заимствовав иностранные технологии, или вставать в европейские очереди?

Если эта лодка нужна здесь, то выгоднее построить ее здесь. Это избавляет вас от таможенных сборов. Если лодка будет эксплуатироваться там, было бы правильнее встать в очередь и построить ее в Европе. Что касается стоимости, я бы не сказал, что она значительно отличается. Все-таки наши яхты строятся с использованием европейского оборудования, которое облагается налогом на ввоз. А высококвалифицированная рабочая сила и у нас ценится дорого.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.