Новые проекты

Человек-концепт

Зачатки яхтенного дизайна мирового уровня в России существовали всегда. В стране, в которой строили такие суда, как «Ракета» и «Метеор», просто не могло быть иначе. Однако в «высшей лиге» был полный штиль. Был — пока на рынке не появился дизайнер Игорь Лобанов.
Текст Никита Горчаков 2008, март-апрель
  • Человек-концепт_photo_1
  • Человек-концепт_photo_2
  • Человек-концепт_photo_3
  • Человек-концепт_photo_4
  • Человек-концепт_photo_5
  • Человек-концепт_photo_6

Кроме шуток… Игорь Лобанов — главное открытие сезона. Показав самый невероятный концепт прошлогоднего Monaco Yacht Show — яхту White Night/Dark Angel, Лобанов в одночасье проснулся знаменитым.

Не то чтобы он сделал что-то по-настоящему революционное — это все тот же модный сейчас агрессивный минимализм, просто с русским размахом. Не нужно считать это неудачным каламбуром, лучше внимательно посмотреть на лодку: длина за 100 метров, надстройка в полтора уровня, рафинированные до абсолюта линии, нос коньком и огромные пустые пространства на палубах.

Несмотря на всю свою невероятность, лодка уже кажется обыденной — вкус современного ценителя развращен тоннами нефтегазовой и хай-тековой наличности, воплощенной в стали и тике. Пожалуй, по-настоящему свежая мысль видится только в планировке надстройки с несимметричными пространствами и диагональным центральным проходом. Конечно, проект — это всего лишь проект, таких десятки, и никто не обратил бы на новичка особого внимания. Но тут все сошлось в одной точке: перегретый рынок, головокружение индустрии от успехов и четкий тренд на wow-лодки, такие как Sigma, Predator или The Maltese Falcon, а впридачу — русская речь у всех на устах.

Но не все далось Лобанову так просто. Заниматься дизайном он начал только в 27 лет. Пока учился в Турине в школе автомобильного дизайна, а затем получал степень магистра в Coventry University, наступили нулевые — век заката дизайна четырехколесного транспорта. Конвейер, бережливое производство, фокус-группы и глобализация сделали свое дело — машины стали безликими и похожими одна на другую. Редкие исключения вроде Spyker, Rolls Royce, Aston Martin и других люксовых брендов — это по объему рынка капля в море. «Я всегда хотел рисовать автомобили, но в автоиндустрию я просто опоздал. Не думаю, правда, что это плохо», — признается Лобанов.

Зато между делом он получил неплохую теоретическую подготовку. «Я учился в разных школах. Итальянская школа — это спонтанность, они полностью отдаются рисунку и не отдают должное исследованиям. В английском университете рисовали отвратительно, иногда было просто стыдно. Но зато там не позволялось брать в руки маркер, пока не будет проведен нормальный анализ проекта: цели и задачи, конкуренты, рыночная ниша», — вспоминает Лобанов.

Чем он занимался до этого, «молодой русский дизайнер», как он скромно называет себя, не распространяется. Колючий взгляд, короткая стрижка и скупые, но выверенные фразы выдают в нем отечественного бизнесмена первой волны. «До этого я не рисовал ничего годами», — говорит он, и ему сразу веришь. Видимо, были дела посерьезнее. Но внешность может быть обманчивой. Немногие могут похвастать причастностью к созданию 130-метровой Sigma, совсем недавно, 3 января, спущенной на воду на немецкой верфи Blohm&Voss. Филипп Старк может. Мартин Франсис может. Эта лодка, будучи еще не сданной владельцу, уже будоражит всю яхтенную общественность. Такого мир еще не видел.

В компанию мастеров (Мартин Франсис был автором одной из самых, пожалуй, культовых лодок в мире — 73-метровой Enigma, ex-Eco/Katana, построенной тоже на Blohm&Voss, ну а Старк в представлениях не нуждается) попал и Лобанов. Для Игоря работа в проекте в качестве представителя заказчика и менеджера проекта по дизайну и отделке интерьеров стала боевым крещением в индустрии. Выполнив свою задачу, а попутно приобретя опыт и репутацию на рынке, в октябре 2006 года Лобанов «соскочил» и отправился в свободное плавание. Сегодня он — это уже студия Lobanov Ltd, работает в Лондоне и в Москве, с тремя постоянными сотрудниками и отрядом фрилансеров. Кто они? «Молодая кровь, — объясняет Лобанов. — Вчерашние студенты Строгановки и других дизайнерских школ». Что ж, признаемся, Игорь будет иметь полное право записать на свой счет отличный дебют. Будет это потому, что официально Sigma еще не вышла из дока, но всем уже ясно, что у нее прямая дорога стать главной темой сезона. Мы обязательно про нее еще поговорим.

Достаточно прозрачно все и с будущим Лобанова. «Благодаря Sigma и White Night мы попали в самое пекло индустрии», — отмечает он. Но это далеко не все. На нашу встречу он привез целую коробку проектов, находящихся на разных ступенях реализации. К сожалению, публиковать, пока лодки не достроены, ничего нельзя, а жаль, там действительно есть на что посмотреть — проекты самые разные.

Например, водоизмещающая лодка для Oceanco длиной за 80 метров: с одной стороны, она вполне в стиле прославленной голландской верфи, с другой — виден индивидуальный почерк дизайнера с незамыленным взглядом. Начинаешь вглядываться в детали и видишь, что очень многие поверхности необычно изогнуты либо построены на легком смещении плоскостей.

Или другой проект — 60-метровый катамаран — support vessel с большим ангаром для «игрушек». На верхней палубе уместились просторный салон и каюта владельца. Лобанов резонно замечает: «По идее — это полноценная резервная яхта для активного отдыха: корпус будет зашпаклеван, а благодаря тому, что это катамаран, на ней можно будет уйти от основного судна быстро, далеко и при желании надолго». Есть среди рабочих проектов дизайнера и 49-метровая моторная яхта, строящаяся в России, на Байкале (!), и даже речной трамвайчик для эксплуатации на Темзе.

Лобанов — не просто творец, он еще и обладает неплохой деловой хваткой. Как дизайнер, он мудро концентрируется в самом сладком сегменте рынка — экстерьеры и стайлинг. Это означает огромные бюджеты и гарантированную заметность. Интерьеры самых больших в мире лодок никто, кроме владельцев и их гостей, не увидит, а 120-метровую махину, похожую на стилизованный осколок айсберга, никуда не спрячешь. Добавьте сюда реальный опыт взаимодействия с отечественными заказчиками, самыми непредсказуемыми и требовательными в мире, и грамотные бизнес-приоритеты: «Мы не занимаемся архитектурой и расчетами, для этого всегда можно нанять субподрядчиков. Это позволяет нам взять в работу много проектов одновременно».

В отсутствие реальной конкуренции он просто обречен стать звездой. Молодая кровь и напор 37-летнего «славянского варвара» уже сметает оборону рафинированных евроинтеллигентов за 50, доминирующих на рынке.

Как всякий правильный художник, Лобанов не стесняется давать всему эмоциональную оценку. Воспоминание о стажировке в дизайн-центре Volkswagen в Вольфсбурге: «Меня там просто тошнило, с первого дня, как я туда вошел. Я увидел будущий Passat, на котором все сейчас ездят, Golf этот… Огромное количество подавленных, депрессивных творцов, которые не могут реализовать ничего». О погоне за длинным метром: «Я знаю людей, которые могут позволить себе все что угодно, но чувствуют себя потерянными на 150 квадратных метрах. Лучше сделать что-то поменьше, но уютное и родное. Лодка все же должна ощущаться как лодка, чтобы были видны иллюминаторы, было, за что ухватиться при качке, и так далее». О российских производителях: «Я не всех еще знаю, но то, что я видел (у Timmerman Yachts), — меня просто поразило. Выйти на этот уровень за такой короткий срок — это настоящий подвиг». О своей целевой аудитории: «Клиенты, которые не боятся радикальных экспериментов в дизайне, всегда будут в меньшинстве. Но если сейчас их на рынке 1%, то через пару лет, когда появится Sigma и другие подобные лодки, их уже будет 10—15%». О проекте White Night: «Мы тут откровенно похулиганили». О своей миссии он тоже высказывается подчеркнуто серьезно: «Наша работа — это создание и воплощение чьей-либо мечты».

Звучит убедительно, хотя его пресловутый колючий взгляд здесь ни при чем. Клиентам должен быть понятен его подход — похулиганить у нас многие любят.

"
Рекомендуем прочитать
Новые проекты Неуловимый
Возможности встретиться с Эспеном Оэйно — автором легендарных Octopus, Skat, JeMaSa, Linda Lou и многих других — мы искали очень долго. То по Москве пронесся слух, что он вот-вот приедет, а господин Оэйно, оказывается, в это время работает в своем офисе в Монако. То он встречается с будущими клиентами по всей Европе. Только Monaco Yacht Show — 2007, вид на которое открывается с балкона нового офиса, смогло удержать Эспена Оэйно на несколько дней на одном месте. Тут-то мы с ним и встретились в условиях, близких к боевым: во время интервью рабочие как раз монтировали мебель.
Текст Мария Мошкина
Новые проекты Купить нельзя построить
Яхты, яхтинг, парусный спорт и яхт-клубы — все эти понятия рождены элитой западной цивилизации. В этом обществе люди делятся на тех, кто «родился с серебряной ложкой во рту», и всех остальных. Степень причастности к яхтингу является неизменным мерилом жизненных успехов. Счастливы те, кто сумел яхтинг сделать стилем свой жизни. Поэтому верхушка западного общества приобщает свое потомство к яхтингу, что называется, «с пеленок». И это отнюдь не преувеличение. К примеру, мне оказана честь быть избранным в члены Королевского яхт-клуба Новой Зеландии. Так вот, самому молодому моему одноклубнику всего лишь восемь месяцев отроду. И это не исключение, а правило.
Текст Александр Киричук
Новые проекты Им целого мира мало
У них самые быстрые меги в мире: побит рекорд 70 узлов в час. Роскошью и комфортом на борту Millenium не уступают Feadship. Впрочем, о Feadship в рекламе упоминают больше из уважения к предрассудкам клиентов. Сами они вряд ли считают нужным на кого-то равняться. Их верфь — ровесница нынешнего века, а цепочка клиентов грозит выстроиться до начала будущего столетия. И это не предел.
220x369-rightside-inside-burevestnik