Регата
2009, июль-август

Гонка за лидером

Текст Владислав Мурников, Евгения Бакунова
27 июня финишировала кругосветная гонка Volvo Ocean Race — 2008–2009. Месяцы запредельных нагрузок, 37000 миль за кормой, 11 портов на пяти континентах… Восемь команд подарили миру гонку, полную прекрасных моментов, и конечно же зрелищный финиш в Санкт-Петербурге

Финиш шестого этапа Volvo Ocean Race принял Бостон — неотразимый для туристов и, пожалуй, самый европейский из американских городов. И какой эффектный финиш это был! 


Вечером 26 апреля четыре лидирующие яхты пересекли финишную линию в интервале всего 18 минут! И это после 4900 миль и 15 дней пути из Рио-де-Жанейро! Первой прибыла Ericsson 4, закрепившая, таким образом, свое лидерство в гонке. Следующей на финише была ее sistership — Ericsson 3, которой удалось удержать позицию до самого конца, несмотря на то, что Telefonica Blue буквально наступала ей на пятки. Финишировав третьей, Telefonica сумела в общем зачете опередить на пол-очка Puma и выйти на второе место. Шкипер Puma Кен Рид не скрывал своего разочарования: Этот этап у нас не задался. Команда сделала все, что могла, лодка зарекомендовала себя отлично, но нас постоянно преследовали неудачи. Прямо перед финишем, обходя запретную зону, выделенную для предотвращения столкновения с китами, мы восемь часов держались на корпус впереди Telefonica Blue. Потом ветер упал, и мы „закисли“ совсем рядом. Но через какое-то время они получили легчайшее дуновение, а мы так и остались в ветровой яме. Для Рида и всей команды Puma неудача на этом этапе была неприятна вдвойне. Бостон — их дом, здесь базируется их спонсор, и еще перед стартом Рид не скрывал, что он очень хотел бы выиграть этот этап. 


После напряженного финиша все с нетерпением ожидали внутрипортовой гонки, назначенной на следующие выходные. Вдруг Кену Риду удастся взять реванш? Многие прочили ему победу, ведь он должен лучше всех знать местную акваторию. С другой стороны, Telefonica Blue отлично зарекомендовала себя в легкие ветра, а именно такая погода и ожидалась. И Telefonica блестяще продемонстрировала свои преимущества. С четырьмя очками, полученными за победу, она еще дальше оторвалась от Puma и, казалось, надежно закрепилась на втором месте в общем зачете. 

Удача улыбнулась Кену Риду только в серии так называемых Pro-Ам-гонок, состоявшихся на следующий день. Результаты этой серии не вошли в общий зачет, но это не убавило радости команды — все-таки хоть как-то удалось реабилитироваться в родном Бостоне. В этой гонке на борт каждой яхты были приглашены по шесть гостей и представителей спонсоров. Мне повезло оказаться на борту Puma. Погода — лучше не пожелаешь: яркое солнце и порывистый ветер 12–18 м/с. Дистанция была проложена прямо в порту, и тысячи жителей Бостона могли наблюдать за трехчасовой гонкой прямо с городских набережных. 


Что может быть великолепнее армады яхт, летящих с огромной скоростью по тесной акватории: всего полторы мили длиной и полмили шириной? Держа в руках удивительно послушный штурвал, я краем глаза следил за показаниями дисплеев, смонтированных под мачтой. 25 узлов! Эта скорость не укладывалась в голове. Не проходит и минуты, как уже надо делать поворот, чтобы не вылететь на берег. 

Ну, как? — спрашивает Рид, стоящий рядом. 

Лучше не бывает! Это как управлять спорткаром. 

Это сейчас легко, на гладкой воде. А представь себя в открытом океане, среди десятиметровых волн? И на скорости не 25, а 42,5 узла! Да, это был наш рекорд скорости в гонке, — при этих словах лицо Кена расплылось в счастливой улыбке. В этот момент, за штурвалом ярко-красной Puma, я подумал о том, как замечательно было бы сделать то же самое, но только на российской яхте. Дело в том, что 20 лет назад русские яхтсмены уже приходили в Бостон при похожих обстоятельствах, и мне довелось принять в этом самое непосредственное участие. После того как в 1990 году советская яхта Fazisi успешно закончила кругосветную гонку Whitbread Round the World Race (таково было предыдущее название кругосветки, которая сейчас носит имя Volvo), мы были приглашены в Америку с туром Доброй воли, и Бостон стал нашей главной базой. Мы были первой советской яхтой, посетившей Америку, и интерес к нашей команде был огромен. 


Я не сомневаюсь, что и российскую Косатку встретил бы такой же теплый прием, если бы только она дошла до Бостона. К сожалению, задолго до того, как флот яхт-участниц прибыл в Бостон, Team Russia выбыла из соревнования из-за финансовых неурядиц. Впрочем, какое-то время вопрос о том, придут ли русские, оставался открытым. Небольшой шанс найти спонсоров, которые покрыли бы расходы на продолжение гонки, у команды все же был. После поспешного e-mail-обмена с новым капитаном Косатки Стигом Вестергардом я активно включился в поиск таких местных спонсоров в Бостоне. Но очень скоро Стиг сообщил, что Team Russia никак не сможет прийти в Америку, и в лучшем случае постарается присоединиться к гонке только на последних одном-двух этапах. И даже это под большим сомнением. 

Пусть у Team Russia не получилось, но что мешает запустить новую программу участия российской яхты в следующей VOR? Я не хочу верить, что не найдется тех, кому идея пронести российский флаг через все океаны на планете и выиграть самую трудную парусную гонку не придется близко к сердцу. И тогда, кто знает, может, русские все-таки придут в Бостон через три года, во время следующей гонки Volvo, и действительно покажут, на что они способны. 


Когда до финиша в Санкт-Петербурге оставалось шесть недель, генеральный директор гонки Кнут Фростат на пресс-конференции подтвердил, что Volvo останется спонсором этого соревнования по крайней мере на следующие 10 лет и сделает все возможное чтобы поставить его в ряд с такими событиями, как, например, Formula 1. VOR станет проще, дешевле и доступнее для большего числа участников. Состав экипажей уменьшится до девяти человек, количество этапов также станет меньше на один, а продолжительность стоянок в портах сократится с двух до одной недели. В результате гонка станет на пару месяцев короче, что позволит командам существенно сэкономить. Будем надеяться, что эти изменения придутся по душе и потенциальным российским спонсорам. 

Бостонская передышка в гонке пролетела незаметно, и туманным днем 16 мая яхты взяли старт в последнем трансокеанском этапе курсом на Галуэй, Ирландия. 

Путь от Бостона до Стокгольма яхты Volvo Ocean Race преодолели за месяц. Лидер гонки — Ericsson 4 окончательно стала недосягаемой для соперников и уже в Стокгольме отпраздновала досрочную победу. Последние три этапа оказались решающими для команды Puma, а вот яхту Telefonica Blue, похоже, преследует злой рок. 


Старт седьмого этапа Volvo Ocean Race в Бостоне преподнес гонщикам немало сюрпризов. Туман и скопление зрительских лодок уже сами по себе создали изрядное количество трудностей командам. Ситуация еще усугубилась, когда в самую гущу флота из тумана вышел огромный танкер. Как только лодки наконец выбрались в океан, температура воздуха резко упала, стало безумно холодно, и команды вспомнили, что нечто похожее они уже испытывали раньше в Южном океане. Яхты Volvo проходили холодное Лабрадорское течение, температура воды в котором не превышает двух градусов. Рик Дэпп из команды Puma: Холод, пронизывающий до костей, ощущается даже внутри лодки. Ситуацию усложняют расставленные повсюду ловушки для лобстеров. Мы зацепили парочку, но обошлись без повреждений. А вот яхта Green Dragon, зацепив одну из них, повредила шверт: его пришлось снимать и ремонтировать на ходу. 

Ericsson 3 шла одной из первых, в надежде выиграть на промежуточном финише. Но столкновение с китом нанесло лодке существенный урон: яхта лишилась правого шверта. Хорошо, что команда на всякий случай прихватила с собой запасной, но его замена отняла время, и Ericsson 3 потеряла возможность бороться за победу на промежуточном финише и прошла его четвертой. Шкипер Ericsson 3 Магнус Олссон отнесся к этому философски: В парусном спорте и хоккее может случится все!. Telefonica Blue с первых миль дистанции была в числе лидеров и первой прошла контрольную линию, обогнав Puma всего на 30 (!) секунд. Третьей промежуточный рубеж преодолела Ericsson 4. 


Через пару дней океан сменил гнев на милость и включил гонщикам хорошую погоду: +18, синее небо и попутный ветер. А еще через пару дней он взбодрил их штормовыми ветрами до 42 узлов. Гай Салтер, репортер на борту Ericsson 4: Внизу почти невозможно ничего делать, настолько непредсказуемы перемещения нашей лодки в пространстве, даже компьютер отказывается работать. И звук непередаваемый — какая-то смесь шума турбины и звука полупустой бутыли, которую трясут непосредственно в вашей голове. Штормовой ветер изрядно потрепал и Puma: лодка потеряла перо руля, и команда вынуждена была менять его, что совсем непросто на большой волне. В результате — упущенное время и невозможность использовать лодку по максимуму. Преодолев Северную Атлантику за неделю, команды финишировали в Ирландии. Непререкаемый лидер гонки Ericsson 4 спокойно оставила соперников позади и пришла ударе никто серьезно не пострадал. А вот лодка прочно засела на камнях, и потребовалось более двух часов, чтобы сдернуть ее оттуда. В операции спасения было задействовано множество судов, в том числе технические лодки других команд. После неудачного старта яхта вернулась в порт зализывать раны. Telefonica Blue оказывается на камнях уже второй раз в этой гонке Volvo: на старте пятого этапа в Циндао лодка Боуи Беккинга тоже налетела на подводную скалу, и тогда команде пришлось потратить немало времени на ремонт, а потом догонять ушедший на дистанцию флот. 


Чуть позже, придя в себя, Боуи Беккинг так прокомментировал события: Мы думали, что обошли эту скалу с подветра, а получили ее прямо по курсу. Мы совершили чудовищную, непоправимую ошибку, и я первый, кто должен признать, что такие ошибки недопустимы на соревнованиях столь высокого уровня. Но это случилось. Борьба с Puma так захватила нас, что нам хотелось использовать каждый метр и каждую секунду в свою пользу. Честно говоря, я был удивлен, что повреждения оказались не такими ужасными, как мне представлялось сразу после удара, — лодка оказалась довольно крепкой. Понятное дело, что сейчас самый грустный и подавленный член экипажа — наш навигатор Саймон Фишер. Я не знаю, сколько тысяч раз он уже извинился. Но, несмотря на отчаянное положение, мы не намерены сдаваться: все, что нам теперь нужно, это отремонтироваться, закончить этап и успеть к портовым гонкам в Стокгольме. Кстати, та скала имеет название — „Медный коготь“ (Coppernail), может ее надо переименовать в „Синий кошмар“ (Blue Nightmare)?. Через несколько дней Telefonica Blue завершила ремонт, пришла в Стокгольм и частично реабилитировала себя, уверенно выиграв портовые гонки. Но эта победа явно запоздала: отрыв Puma был настолько велик, что вернуть второе место Telefonica Blue могло только чудо. Чуда не случилось. 


Тем временем флот Volvo дошел до Стокгольма, и этот этап впервые выиграла Puma, упрочив свою вторую позицию в общем зачете. А Ericsson 4, завершив этап на третьем месте, набрала 108 очков и стала окончательно недосягаема для соперников. Победив в пяти этапах из девяти, Ericsson 4 досрочно выиграла Volvo Ocean Race —2008–2009. Этап Стокгольм — Петербург не решал ничего: все места распределились еще до старта из шведской столицы. 

Лодки Volvo Ocean Race финишировали рано утром, в голубых сумерках белой ночи. Гонка завершилась. Встретить участников кругосветной регаты пришли десятки тысяч петербуржцев и гостей города В Россию с любовью — плакат на корме яхты Puma красноречиво свидетельствовал о настроении гонщиков. Тысячи зрительских яхт и катеров вышли провожать гонку в Стокгольме. Впереди оставалось всего 450 миль — ничто по сравнению с тем, что они уже прошли. Теперь впереди у экипажей только финиш, праздник, награждения и долгожданный отдых. 

За несколько часов до старта последнего, десятого, этапа гонки стало известно, что российская команда возвращается и пойдет в Петербург вместе с другими яхтами. К сожалению, команде Олега Жеребцова не удалось пройти формальные процедуры, и Косатка преодолела последний этап гонки в тени основного флота. Не так важно, что Team Russia оказалась вне конкурса. Важно, что воссоединение флота Volvo состоялось, и в Петербурге мы смогли увидеть ровно столько яхт, сколько их стартовало почти 10 месяцев назад из Аликанте. 


Мы сделали большую работу, чтобы вернуть „Косатку“ в гонку, привести ее в соответствие правилам класса и пройти на ней в российских водах, — сказал Олег Жеребцов перед выходом из Стокгольма, — но несоответствий оказалось слишком много. Как пояснил ситуацию директор Volvo Ocean Race Джек Ллойд: Проблема в том, что на лодке не работал механизм автоматического возвращения качающегося киля в центральное положение. Мы, возможно, могли бы закрыть глаза на другие маленькие несоответствия, но вопрос с килем — это вопрос безопасности, и мы не можем пойти на компромисс, когда речь идет о безопасности яхты Volvo. Устранить эту проблему быстро было невозможно, а значит, Team Russia не могла участвовать в заключительном этапе. Но она имеет полное право присутствовать на всех мероприятиях гонки. 

Флот Volvo подошел к Кронштадту к утру 27 июня, на исходе белой ночи. Поскольку к Толбухину маяку яхты приходили раньше намеченного срока, организаторы решили накинуть командам дополнительные 30 миль, что не вызвало у экипажей особого энтузиазма. Одна за другой лодки проходили линию финиша, освещаемые первыми лучами восходящего солнца. Навстречу регате вышло несколько десятков яхт и катеров. 

Telefonica Black пришла на финиш в Санкт-Петербурге первой: до этого команде Фернандо Эчаварри не удавалось выиграть ни одного этапа. Второй на финише оказалась Puma, третьей — Telefonica Blue. Следом пришли Ericsson 3, Ericsson 4, Green Dragon и Delta Lloyd. Косатка финишировала вслед за флотом.В общем зачете после Стокгольма ничего не изменилось. Подиум разделили Ericsson 4, Puma и Telefonica Blue. Примета сбылась: в гонке победила команда, выигравшая первый этап. 


К пяти часам вечера в гоночной деревне и на Дворцовой набережной собралось множество зрителей. Все с нетерпением ждали, когда лодки Volvo Ocean Race войдут в город. Между тем тучи сгущались, и в тот момент, когда Дворцовый мост начал подниматься, с неба упали первые капли дождя. Лодки Volvo одна за другой проходили под разведенным мостом и залпами салюта. Дождь превратился в ливень, который не прекращался до конца церемонии вручения призов. Это придало зрелищу особый колорит, и каждый, кто присутствовал на церемонии, мог хотя бы отчасти почувствовать на себе, каково быть все время мокрым. 

Все команды вышли на сцену и получили памятные подарки, а победители гонки — призы и шампанское, которое тут же было использовано для победного душа. Церемонию почтила своим присутствием губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, которая вручила призы победителям и не смогла увернуться от мощного фонтана вспененного шампанского. Гонка закончилась, но началась подготовка к следующей: в 2011 году миллионы зрителей во всем мире будут вновь с замиранием сердца следить за жизнью, на грани человеческих возможностей. Life at the Extreme будет и должна продолжаться.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Mangusta GS 45