Регата
2009, январь-февраль

Кейптаунский шторм

Текст Евгения Бакунова
Кейптаун — первая остановка и традиционный порт кругосветной гонки Volvo Ocean Race. Поломки ликвидированы, произведены замены в экипажах. Команды отдохнули и набрались сил перед новым рывком. Впереди у них еще более 30 тыс. миль.

Самолет заходит на посадку сквозь низкие сизые облака. Внизу под нами огромное поле разноцветных коробок-гаражей — это черные пригороды Кейптауна. За бортом +12, и это совсем не та погода, которую рисует воображение при мыслях о Южной Африке. Дождь и сильный порывистый ветер сделали и без того немноголюдные улицы Кейптауна совсем пустыми и неуютными. На берегу дуло так, что валило с ног и ломало ветви деревьев. Холодный фронт пришел сюда не только с отвратительными дождями, но и со шквальными ветрами силой до 50—60 узлов. В порту и гоночной деревне пусто, как ночью. Лишь морские котики, валяющиеся тут и там, временами издают печальные стоны, которые вместе с завываниями ветра и шумом дождя превращаются в протяжную портовую песню. До старта Volvo Ocean Race остается всего 72 часа, но ничто в гоночной деревне не указывает на предстоящее событие. На базах команд царит ленивое спокойствие, но это скорее видимость: экипажи отдыхают после длинного перехода, а их береговые коллеги устраняют последствия первого этапа гонки. Техники команд кривились и говорили, что, если такая погода продлится, они не знают, как будут сбрасывать лодки на воду.

На следующее утро главная городская газета Cape Times вышла с заголовком Кейп вест второй день борется со штормовыми ветрами. Причиной столь разрушительной погоды стала находящаяся южнее Кейптауна зона низкого давления. Количество осадков, выпавших за эти дни, было рекордным за последние 30 лет. В провинции закрыли часть дорог, в море несколько яхт потерпели бедствие и обратились за помощью к спасательным службам, а в самом Кейптауне кое-где повалило деревья и сорвало крыши с домов. Хорошее начало для экзотического путешествия. Но надежда есть: говорят, к старту второго этапа погода наладится.

Мыс Доброй Надежды — культовое место для всех яхтсменов и путешественников. Находясь здесь, как-то по-особенному чувствуешь мощь и величие океана. Когда-то в 1487 году сюда впервые пришли корабли португальского мореплавателя Бартоломео Диаша. Он назвал это место мысом Бурь. Позднее король Португалии Жоао II переименовал его в мыс Доброй Надежды (Cabo da Boa Esperanca), надеясь, что морской путь в Индию все-таки будет найден. А через десять лет надежды португальской короны оправдались: другой португалец Васко да Гама впервые обогнул мыс и открыл путь на восток. Сто лет спустя сэр Фрэнсис Дрейк назвал мыс Доброй Надежды одним из самых величественных и прекрасных мест на земле... Считается, что именно у мыса Доброй Надежды сходятся два океана, и, похоже, это чистая правда: воды с запада и востока отличаются и цветом, и характером волнения. Западное побережье Южной Африки омывается холодным антарктическим течением Бенгуэла, его скорость составляет около 1,5 узлов, а мощность около 15 млн кубометров в секунду. Поэтому температура воды здесь на атлантическом побережье редко поднимается выше 14 градусов. С востока свои теплые воды из северной части Индийского океана несет течение Агульяс. Его скорость достигает 5 узлов, а мощность — 80 млн кубометров в секунду, температура воды около +20. Воды этих двух мощных течений сходятся где-то между Cape Point и мысом Игольный, и в зависимости от превалирующих погодных условий место встречи двух океанов перемещается между этими двумя точками.

С мысом Доброй Надежды связана одна из самых известных морских легенд о Летучем голландце. По одной из версий, в 1647 году голландский капитан Хендрик ван дер Деккен, слывший в миру чудовищным богохульником, возвращался из Индии и у мыса Доброй Надежды попал в сильный встречный шторм. Команда хотела переждать бурю в какой-нибудь тихой бухте. Но капитан был настроен решительно и, расстреляв нескольких недовольных, заявил, что обогнет этот мыс, даже если на это потребуется вечность. В ответ на это с небес раздался голос Да будет так!, и с тех пор корабль-призрак бороздит просторы мирового океана, а встреча с ним не сулит ничего, кроме несчастья.

Синее небо, яркое весеннее солнце и долгожданное тепло — таково было утро следующего дня. И только огромное облачное одеяло, сползавшее со Столовой горы, напоминало о вчерашней непогоде. Подумать только, сильнейший шторм попал в короткий интервал между финишем первого и стартом второго этапа гонки! Рано утром у нас в программе тест-драйвы Volvo. Поездку на комфортном и надежном Volvo XC70 по живописному берегу океана меньше всего хочется называть сухим словом тест-драйв. Мимо проносились бирюзовые заливы с белоснежным прибоем, песчаные пляжи, и я ловила себя на мысли, что совсем не смотрю на дорогу... Но автомобиль делал свое дело: мы бодро проходили повороты, резко ускорялись на прямиках, и созерцание морских пейзажей в динамике естественным образом возвращало к мыслям об океане, яхтах и морских приключениях.

Сегодня предстартовый день: на базах команд кипит работа, идет погрузка. Для береговых команд это самый трудный день. Лодки переставляют из рабочих зон к главному причалу. Как все команды, мы приводили лодку в порядок,  — рассказал глава синдиката Team Russia Олег Жеребцов. — Мы столкнулись с минимумом поломок на „Косатке“, поэтому и работы было меньше. Скорее бы уйти в море и войти в рутину ежедневной работы — команда у нас очень бодрая. Ночь перед стартом власти Кейптауна решили сделать для гонщиков незабываемой: тысячеметровая Столовая гора была подсвечена множеством прожекторов. Как пошутил кто-то, пол-Африки в тот вечер сидело без электричества! Утром перед стартом порт буквально забит людьми. В толпе знакомлюсь с некоторыми зрителями. Вот целая семья, местные: папа, мама и двое детей. За кого болеете? — спрашиваю. — За русских, — отвечают. — Почему? — Потому что в Team Russia два гражданина ЮАР...

Наконец начинается предстартовая торжественная процедура. Ведущий представляет команды и шкиперов. Вот и лидер — Ericsson 4. Эта команда не только выиграла первый этап, но и поставила рекорд суточного перехода для однокорпусных яхт — 602 мили, — сообщает зрителям ведущий. How far is it — 602 miles? — спрашивает он и тут же сам отвечает на свой вопрос: It is really f...ing far. Зрительская аудитория взрывается хохотом. Наконец представления команд завершены, и лодки друг за другом выходят в море. Прибрежная акватория заполнена зрительскими судами всех типов и размеров. Между ними где-то вдалеке видны мачты восьми лодок Volvo. Ветер — узлов 20, волна — метра 1,5, иногда 2, но это совсем ничего, если вспомнить, что творилось тут парой дней раньше.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
220x369-rightside-inside-cc