ЖЗЛ
2010, сентябрь-октябрь

Трансатлантическая экспедиция на «Крузенштерне»

Текст Александр Львов
Детская мечта стать капитаном, причем непременно парусного судна, была , наверное, у каждого второго. У кого-то она так и осталась мечтой, кто-то встал за штурвал яхты, но лишь немногим выпадает случай оказаться на борту большого парусника — из тех, что ушли в историю столетие назад

Cо своей детской мечтой о большом корабле я не оказался исключением. Правда, с возрастом выбросить всю эту романтику из головы как-то не получилось, скорее, наоборот — чем старше я становился, тем больше мне казалось, что мечту можно и нужно осуществить. Причем мне всегда хотелось соприкоснуться с морем по-настоящему: это должна быть не увеселительная прогулка на яхте, а серьезное морское путешествие, полное трудностей и суровой мужской работы. Хотелось понять и прочувствовать на себе все то, что выпадало на долю профессиональных моряков великой парусной эпохи.

Главная трудность заключалась в том, чтобы найти тот самый парусник. Слишком мало осталось в мире судов, которые сегодня принято называть tall ship. К счастью, в нашей стране такие парусники еще сохранились. Один из них — четырехмачтовый барк «Крузенштерн», который по сей день бороздит морские просторы и является, ни много, ни мало, гордостью отечественного флота и всей России. Сегодня «Крузенштерн» — учебное парусное судно, получившее свое имя в честь известного русского мореплавателя адмирала Ивана Федоровича Крузенштерна.

Барк «Крузенштерн» был построен в 1926 году в Германии на верфи Дж. С. Текленборга в Везермюнде (ныне Бремерхафен), в  том же году он был спущен на воду под первоначальным именем «Падуя». «Падуя» принадлежала к знаменитой серии парусников Flying-P-Liner («Летающая линия „П“»): имена всех судов этой серии начинались с буквы «П»: «Памир», «Пассат», «Пекин», «Потози», «Померания», «Пруссия» и т.д. Кстати, происхождение названия этой серии довольно любопытно. Дело в том, что все эти корабли строились для гамбургской пароходной компании «Ф. Лайеш» (F. Laeisz) и несли голубой вымпел с инициалами фирмы FL. В основном они использовались на линиях из Европы в Южную Америку, и скорость была их главным качеством. Моряки, служившие на этих судах, своеобразно интерпретировали инициалы судоходной компании как Flying Liner. Ну, а буква «П» добавилась естественным образом: владелец судоходства Фердинанд Лайеш назвал свое первое судно Pudel — таково было домашнее прозвище его жены — и в дальнейшем строго придерживался традиции именовать свои суда словами, начинающимися на «П».

Парусники этой серии были не только быстроходными, их корпуса и рангоут изготавливались из прочнейшей стали, благодаря чему они могли нести «стену» парусов даже в штормовую погоду, показывая при этом скорости до 18 узлов. Их называли «винджаммеры» — выжиматели ветра, и это была лебединая песнь парусного торгового флота: паровые суда теснили парусники повсеместно. Собственно, «Падуя» и была последним парусником, построенным по заказу судоходства «Ф. Лайеш», в дальнейшем компания занялась строительством исключительно пароходов.

Первоначально «Падуя» использовалась для грузовых перево-зок и как учебное судно на дальних маршрутах. «Падуя» перевозила строительные материалы в Южную Америку, а обратно везла селитру и фосфаты из Чили. Ходила она и за зерном в Австралию. На сегодняшний день из всей «Летающей линии „П“» в строю осталось только это судно. В 1946 году, после окончания Второй Мировой войны, барк «Падуя» перешел к Советскому Союзу и получил свое нынешнее имя «Крузенштерн».

В 1972 году судно было переоборудовано в учебное и сейчас принадлежит Балтийской государственной академии рыбопромыслового флота России. На нем ежегодно проходят практику около 800 курсантов различных морских учебных заведений. Барк регулярно участвует в международных регатах и экспедициях. В 1995—1996 году «Крузенштерн» совершил свое первое кругосветное плавание, посвященное 300-летию Российского флота. Маршрут этого плавания полностью повторил кругосветное путешествие 1803—1806 годов, под руководством Ивана Федоровича Крузенштерна. В 1996 году парусник чуть было не пустили на металлолом. Спас его от неминуемой гибели капитан барка «Седов», доказав практическую пользу в воспитании и обучении будущих моряков. В 2000 году барк «Крузенштерн» был признан лучшим среди больших парусных судов класса А. В этом же году он занял второе место в трансатлантической регате Tall Ship-2000. А в 2005—2006 годах «Крузенштерн» совершил еще одну кругосветку, посвященную 60-летию победы в Великой Отечественной войне. Все это — лишь только небольшой перечень его побед и заслуг... Засветился он и в кино: «Паруса» (1977), «Выше Радуги» (1986), «Черная роза — эмблема печали, красная роза — эмблема любви» (1986). В 2009 году корабль сняли в фильме Станислава Говорухина «Пассажирка».

Итак, судно было найдено. Узнав о том, что уже в ближайшее время готовится Трансатлантическая экспедиция на «Крузенштерне», я решил во чтобы то ни стало попасть в состав этой экспедиции. Оставалось только разработать хитроумный план, как оказаться на борту и отправиться в трансатлантическое путешествие, которому я без колебаний готов был посвятить полгода своей жизни. Я был готов буквально на все, но имел очень слабое представление о том, как и в каком качестве смогу принять участие в экспедиции.с ложность заключалась в том, что моей основной деятельностью является фотография, и искушение оказаться на борту именно в качестве фотографа было невероятно велико. Вот он — безграничный простор для реализации творческих идей и замыслов — бескрайние морские просторы, белоснежные паруса, закаты и восходы, солнечные лучи, пронзающие соленые капли, летящие из-под борта корабля! Однако жизнь оказалась куда суровей — на борт требовался только матрос палубной команды. Стать им, не имея опыта и соответствующей профессиональной подготовки, невозможно. Но я не собирался пасовать перед трудностями, да и жизненный путь человека, имя которого с гордостью носит мой корабль-мечта, вдохновлял меня на активные действия.

Цель ясна, воля к борьбе с трудностями присутствует, осталось лишь их преодолеть. Мне было необходимо выучиться и получить все аттестационные документы, так что я отправился прямиком в порт приписки «Крузенштерна», город Калининград. Меня ждали 2,5-месячные курсы и марафон по оформлению необходимых документов: паспорта моряка, международного свидетельства матроса, заключения специализированной медкомиссии и свидетельства об окончании курсов начальной подготовки по безопасности и выживанию на воде СОЛАС. Скажу честно, все это заняло много времени и стоило немалых денег, однако впереди меня ждало самое главное испытание — собеседование с капитаном или старпомом «Крузенштерна». Как за несколько минут объяснить, насколько это важно для тебя — стать участником экспедиции, что ты готов ко всему и можешь стать полноправным членом экипажа? Но я столько времени жил и бредил предстоящим путешествием, что мои глаза, видимо, все сказали за меня, и собеседование прошло удачно. Я был зачислен в состав экипажа!

Маршрут экспедиции выглядел так: Калининград (Россия) — Зеебрюгге (Бельгия) — о. Тенерифе (Испания) — Колон (Панама) — Ванкувер (Канада) — Акапулько (Мексика) — Кальяо (Перу) — Ла-Гуайра (Венесуэла) — Гавана (Куба) — Калининград (Россия). Продолжительность маршрута — пять с половиной месяцев.

Не буду скрывать, нотки страха и паники присутствовали. Первый раз в море, такой маршрут, а тут я еще и матрос! Предстояло доказать экипажу, что они не ошиблись, взяв меня в плавание, и еще нужно было доказать это самому себе, ведь тогда я даже и представить себе не мог, с чем придется столкнуться в самое ближайшее время.

Давайте теперь попробуем представить., что же такое на самом деле этот «Крузенштерн». Его черно-белый цвет наводит на мысль о пиратских кораблях из приключенческих книжек, тем более, что белые шашечки на его борту напоминают бойницы пушек, которые вот-вот готовы открыть огонь по неприятелю. Деревянная палуба из благородного тика, старинный штурвал, мачты, гордо устремившиеся ввысь к самому небу, всевозможные веревки: шкоты, гитовы, горденя — этого так много, что даже и представить сложно, как во всем этом можно разобраться. А размеры корабля и вовсе внушают неподдельное уважение. Длина составляет 114,5 м, высота мачт — 55 м над уровнем палубы. Это как целое государство, новый и непознанный мир, в котором нужно разобраться, не потеряв при этом самого себя. Поднявшись первый раз по трапу и ступив на борт, я сразу же влюбился в этот корабль! Тут ведь как с экстремальными видами спорта: попробовав один раз, понимаешь — твое это или нет. Так вот, «это» безоговорочно было мое!

Несколько дней ушло на дополнительную подготовку. Пополнили запасы воды, топлива и, конечно, самого главного — провизии, ведь едоков на борту ни много ни мало 220 человек. Из них 80 — постоянный экипаж, а еще 140 — курсанты, совсем еще юные, которым вменяется в обязанность по прохождении практики стать настоящими мужчинами. Никаких послаблений: им предстоит стоять плечом к плечу с палубной командой перед всеми штормами и невзгодами предстоящего похода.

До прибытия на корабль курсантов мне и самому предстояло многое. Например, осуществить подъем на мачты, чтобы понять основы работ с парусами наверху, да еще не упасть в грязь лицом перед курсантами, поскольку матрос палубной команды является для них наглядным примером. Занимаясь различными экстремальными видами спорта, я неоднократно замечал, что страх всегда проявляется по-разному: то отсутствует вовсе, то, как громадная волна, накрывает тебя с головой. Он всегда с нами и только от нас зависит возможность взять его под контроль.

Первый подъем — его запоминаешь навсегда, это как шаг в бездну, все тело напряжено, разум бежит впереди тебя по вантам, отдавая при этом команды, как и где лучше удержаться. Подъем на мачту разбит на несколько этапов: сначала ты поднимаешься по скрипучим деревянным балясинам на марсовую площадку. Во время подъема ты идешь без страховки, здесь все зависит только от тебя самого и от цепкости твоих рук. Первая остановка: здесь ты крепишь страховку и осматриваешься. Высоко, но ты понимаешь, что это только начало. Дальнейший подъем осуществляется уже по мягким выбленкам, привязанным к вантам. Вот здесь уже становится интереснее, тебя начинает раскачивать из стороны в сторону, хватка твоя становится еще сильней, и только внутренний голос продолжает отдавать тебе команды. Вторая остановка — салинговая площадка. Вот здесь ты уже действительно понимаешь, куда тебя занесло. Дыхание учащается, в ногах присутствует легкая дрожь, внутреннее напряжение колоссальное — вот он, настоящий адреналин. Бери его и ешь с кашей. Немного отдохнув, идешь на самый верх и по переходным пертам, словно обезьяна, переходишь на рей. Цепляешь страховку и переползаешь на самый край рея, там зависаешь и пытаешься изо всех сил понять, как же тебя угораздило? Ответ приходит со временем, когда ты, немного расслабившись, находишь в себе силы оглянуться по сторонам. Ты наверху, ты сделал это, и вокруг только небо и ветер! Как же это красиво! И вот наступил этот долгожданный день. Все готово к началу Трансатлантической экспедиции 2009—2010 годов. «Палубной команде и курсантскому составу по местам швартовки стоять!!!»

Продолжение следует

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
220x369-rightside-inside-cc