Лица

Часы с якорем

Ulysse Nardin — одна из самых инновационных часовых марок. Она выпустила часы под названием Freak и Moonstruck, не побоялась отказаться от традиционных стрелок, первой стала использовать кремний и алмазы на нанокристаллической основе при производстве механизмов. При этом компания на протяжении 165 лет остается верной морской теме, создавая одни из самых популярных морских хронометров. О тенденциях в дизайне и развитии компании рассказал новый управляющий директор Ulysse Nardin Патрик Хоффманн
Текст текст Анастасия Юшкова 2012, Январь-февраль
  • Часы с якорем_photo_1
  • Часы с якорем_photo_2
  • Часы с якорем_photo_3
  • Часы с якорем_photo_4
  • Часы с якорем_photo_5
  • Часы с якорем_photo_6
  • Часы с якорем_photo_7

Ulysse Nardin является генеральным спонсором Monaco Yacht Show. Что дает Вам участие в крупнейшей в мире яхтенной выставке?

С момента основания Ulysse Nardin наш логотип украшает якорь. Морская тема является для нас путеводной звездой, и мы всегда стремились участвовать в событиях, связанных с миром яхт. Что касается MYS, то мы сотрудничаем с выставкой уже на протяжении трех лет. Сейчас подписываем контракт о продолжении сотрудничества в 2012 году. Каждый год стараемся организовать какое-либо событие в рамках шоу. Помимо выставки каждые два года, включая 2011, участвуем в благотворительном аукционе Only Watch, который проходит в рамках MYS и собирает средства в фонд помощи больным детям. Когда мы только начинали, в аукционе участвовало 16 компаний, сейчас их 53. Уникальность Only Watch в том, что каждая марка-участница представляет первые часы линии, за которыми обычно охотятся коллекционеры. Ulysse Nardin в 2011 году представила на Only Watch модель Freak Diavolo в корпусе из нержавеющей стали, которые были проданы за 125 000 евро. Обычно аукцион собирает 3-5 млн евро.

Ulysse Nardin существует уже 165 лет. Была ли марка связана с морем с самого начала?

Основатель марки — реальный человек, а не мифический герой по имени Улисс Нардан — родился и жил далеко от моря, в небольшом городке Ле-Локль в швейцарском горном кантоне Нешатель. Первоначально компания производила карманные часы. Но в начале XX века стала выпускать судовые хронометры, кстати, одни из самых точных в то время. Это была эпоха, когда активно развивалась морская торговля, но единственным точным прибором на борту, с помощью которого мореплаватели определяли местоположение корабля, был морской хронометр. Хронометры Ulysse Nardin высоко ценились, и компания завоевала за них 18 золотых медалей на международных выставках, включая Всемирную выставку в Париже в конце XIX века. Хронометры Ulysse Nardin поставлялись русскому и японскому адмиралтейству, служили во флоте 50 государств. Именно с тех судовых хронометров пошла история современных наручных морских хронометров, которыми славится Ulysse Nardin. Они позаимствовали у своих предшественников внешний вид и сегодня проходят почти такие же сложные многодневные испытания и сертификацию, как и сто лет назад.

Что нового сегодня происходит в мире морских хронометров?

Мы добавили к традиционным морским хронометрам новые качества, взяв их из спортивной линии для дайверов, а также соединив с престижной и сложной Perpetual. Научились использовать в одних часах разные стили, цвета и материалы, сделав их стильными, мужественными, авангардными. Мы используем титан, керамику, углепластик, эмаль, карбон.

Одна из самых успешных моделей — Ulysse Nardin Maxi Diver Titanium. В этих часах можно погружаться до 200 метров или использовать в качестве часов на каждый день.

Современная история Ulysse Nardin началась с Рольфа Шнайдера и Людвига Окслина, а также... с астролябии. Расскажите об этом подробнее.

В 1970-80-х годах часовая индустрия переживала кризис, связанный с появлением дешевых кварцевых часов. В 1983 году Рольф Шнайдер фактически спас компанию, которая в то время принадлежала пятому поколению семьи Нардан. Шнайдер верил в будущее механических часов высокого качества. Он знал, что надо изобрести что-то необычное, чтобы вновь заставить людей покупать дорогие наручные часы. Однажды на приеме в Люцерне Шнайдер увидел астролябию, сконструированную Людвигом Окслином, известным часовщиком, прославившимся тем, что еще в студенчестве принимал участие в реставрации часов Farnese из Ватикана — сложного астрономического и маятникового прибора XVII века. Увидев астролябию, Шнайдер зажегся идеей создать астролябию в виде наручных часов, и Окслин пообещал ему в этом помочь. Благодаря этой исторической встрече появилась на свет знаменитая «Трилогия времени»: Astrolabium Galileo Galilei, Planetarium Copernicus и Tellurium Johannes Kepler. Это были не просто необычные наручные часы, по-своему трактующие связь современного человека с космосом. Шнайдер и Окслин раздвинули границы функционирования часовых механизмов от простого измерения часов, минут и секунд до определения взаимосвязи между ходом времени и движением небесных тел во Вселенной. Так, с помощью Astrolabium можно вычислить время восхода и захода Солнца и Луны, определить длину дня и ночи, дни солнцестояния и равноденствия, положения знаков зодиака на небосводе. Planetarium позволяет владельцу при помощи специальной инструкции рассчитать влияние небесных светил на свою жизнь. А Tellurium — определять длину дня в любом месте нашей планеты. Таким образом был найден тренд развития компании, да и всей часовой отрасли на долгое время. 

Сегодня астрономические часы по-прежнему востребованы?

Спустя 17 лет после появления «Трилогии времени» мы выпустили Moonstruck, которые наряду со временем показывают фазу Луны, а также приливы и отливы. Они уникальны. Большинство часов, показывающих фазу Луны, работают до 18 месяцев, иногда до трех лет, после чего их необходимо отнести к мастеру, чтобы тот снова наладил точность показа фазы Луны. Но только не в нашем случае! Окслин — настоящий гений: смог так рассчитать механизм показа фазы Луны, что часы не нуждаются в корректировке в течение 144 тысяч лет!

Какие еще модели являются знаковыми для новейшей истории Ulysse Nardin?

Их несколько. Среди них, безусловно, часы GMT Perpetual Calendar, выпущенные в 1996 году. Это был первый в мире «вечный календарь» для повседневного использования. Механизм получил название Perpetual Ludwig в честь Людвига Окслина. Теперь корректировка всех указателей, начиная от даты и заканчивая годом, могла производиться с использованием одной заводной головки, причем как вперед, так и назад. Мы снова предвосхитили тенденцию: большой указатель даты с разделением единиц и десятков после 1996 года стал приобретать все большую популярность.

В начале 2000-х Ulysse Nardin представила модель с говорящим названием Freak, важную для всей часовой индустрии. Мы первыми сделали механизм часов открытым для человеческого взора. Кроме того, часы с 7-дневным заводом не имеют ни заводной головки, ни традиционных стрелок. Показывает время сам механизм, объединивший карусель и турбийон. Мы первые, кто стал использовать кремний в производстве часов, и Freak стал первой моделью с механизмом из кремния: легким, точным, долговечным, да к тому же не требующим смазки. Мы пошли дальше, и в последующих моделях Freak Diamond Heart и Freak DIAMonSil стали использовать в механизме как настоящие алмазы, так и синтетические нанокристаллические алмазы, выращенные на кремниевой основе.

Очень важна для нас и модель Genghis Khan («Чингисхан») — первые в мире наручные часы с турбийоном, вестминстерским боем, миниатюрными двигающимися фигурками и минутным репетиром. Различные идеи этих часов были развиты в последующих инновационных моделях Ulysse Nardin: в минутном репетире Circus и в Sonata, механическом будильнике с восхитительным мелодичным звуком.

Каковы самые инновационные модели Ulysse Nardin на сегодняшний день?

Innovision — концептуальные часы, выпущенные в 2007. Они объединили 10 различных технических инноваций. До сих пор это слишком много для одних часов (обычно используются 3-4). Остальные мы планируем начать использовать в ближайшие годы. Innovision — идеальные механические часы, которые не требуют обслуживания и смазки. В них задействовано множество нетрадиционных материалов, которые, впрочем, становятся все более и более традиционными со временем: кремний, никель с фосфором, алмазы, кремний с алмазным напылением...

Глядя на множество усложнений современных часов, порой кажется, что сегодняшнему человеку уже не нужны часы сами по себе. Что же тогда представляют собой часы сейчас?

Учитывая ценовую нишу Ulysse Nardin, мы не производим часы для того, чтобы показывать время. Для этого есть масса альтернатив. Если нужно точное время — есть мобильный телефон, iPad, наконец, часы в автомобиле. На мой взгляд, функция часов сегодня — в том, чтобы отражать характер владельца. Это произведение искусства, по сути — то единственное украшение, которое может носить мужчина. Так что сегодня часы — это гораздо больше, чем просто время!

Насколько далеко вперед вы заглядываете? Какие часовые тренды видите в будущем?

На 6-7 лет вперед, если говорить о механизмах, потому что это и есть суть, сердце часов. Сейчас мы работаем над часовыми механизмами, которые запустим в 2016-2017 годах. Если же говорить о внешнем дизайне, то он не планируется так заблаговременно, поскольку тут мы имеем дело с модой, а она изменчива и капризна. В часовом мире была эпоха, когда производители старались использовать как можно больше усложнений в одной модели часов. На мой взгляд, эта эра прошла. Сегодня люди больше обращают внимание на усложнения, которые действительно полезны. Все возвращаются к первоосновам. Ну и конечно, доверяют брендам, которые любят. Бренд снова имеет значение, а вот усложнения — нет.

Значит ли это, что такие часы, как Genghis Khan, больше не появятся?

Не совсем. Произведению часового искусства всегда найдется место, и Ulysse Nardin будет продолжать развивать этот тренд. Мы всегда верили, что нашим покупателям будут полезны простые усложнения. Если взять минутный репетир Genghis Khan, то это очень традиционная технология. Наша задача — произвести часы с усложнениями не из 300, а из 30 компонентов. Чем меньше частей, тем более надежны часы, тем меньшего сервиса они требуют!


 

 

 

 

220x369-rightside-inside-sgm