Лица

Всего в меру

180-метровая яхта Luerssen Azzam передана владельцу. Ниже — стенограмма беседы с Марио Педолом, исполнительным директором итальянской студии Nauta Yachts. Человеком, который всю жизнь посвятил строительству парусников, но неожиданно для себя спроектировал самую большую моторную яхту в мире
Текст Анастасия Романова Фото Klaus Jordan, Claus Schaefe, Carl Groll 2014, Январь-февраль
  • Всего в меру_photo_1
  • Всего в меру_photo_2
  • Всего в меру_photo_3
  • Всего в меру_photo_4
  • Всего в меру_photo_5
  • Всего в меру_photo_6
  • Всего в меру_photo_7
  • Всего в меру_photo_8

Что было самым сложным в работе над Azzam?

Это не просто яхта, а рекордсмен. И в размере, и в скорости. И в детальности проработки проекта. Так что это был целый комплекс сложных и интересных задач. На строительство в Бремене ушло три года, на разработку дизайна нам дали всего год. Так что сжатые сроки, наверное, стали главной сложностью и задачей номер один. Сроки были сжатые у всех, кто оказался задействован в строительстве этой яхты. Никто и в мыслях не строил такие большие суперъяхты так быстро. Кстати о рекордах, Azzam также является рекордсменом в оснащении (двигатели у нее общей мощностью 94 000 л. с.), максимальная скорость действительно максимальная — 30 узлов.

С чего все началось?

С рисунка, как и положено. С рисунка от руки.

Что бы вы назвали уникальным в облике Azzam?

У яхты очень необычная корма и сам транец. Именно поэтому на нем сделан акцент. Нос непривычно узкий. Пусть это было необходимо с точки зрения морской архитектуры и мореходности, факт остается фактом, нос у Azzam нетипичный. Все эти элементы были продуманы для того, чтобы яхта была не только самой большой в мире, но и максимально быстрой. И все элементы дизайна и морской архитектуры должны были сработать на эту скорость. При этом они все между собой прекрасно сочетаются и перекликаются, коррелируют, что и создает необычный облик яхты.

Вы, наверное, каждый час созванивались с техническими специалистами Luerssen в процессе работы?

Да, мы, пожалуй, еще никогда так плотно не работали с верфью, как при строительстве Azzam. Обычно близкие отношения складываются при проектировании парусников. Там работаешь над экономией каждого грамма веса. Оптимизируешь всю конструкцию ради этой цели. Выбираешь что-то одно: скорость или внутренние объемы — и действуешь. Одно с другим сочетать не получается. Конечно, проектирование яхты 180 м длиной и 21 м шириной — это уже очень сложная задача, которую нужно решать при участии многих. И она ведь не просто в порту стоять будет, она будет на воде, на волнах. В этом году в теплых неглубоких морях, далее — везде.

Как бы вы охарактеризовали надстройку Azzam?

Прорабатывая дизайн надстройки, мы избегали замысловатых или сложных фигураций. Над этой надстройкой работали по тому же принципу, что над всеми. По сути, у моторных и парусных яхт тут совершенно одинаковый принцип работы. Дизайн надстройки должен быть всегда вневременным, яхта обязана в первую очередь быть элегантной. Это главный момент. И раз найдешь этот баланс в дизайне надстройки, она и годы спустя будет отлично смотреться. А поскольку не стоит рассматривать надстройку отдельно от корпуса, и вся яхта будет долго выглядеть свежо.

Какая реакция у тех, кто видит эту яхту в первый раз?

Как правило говорят, что она невероятно современна.

Какие задачи перед вами поставили представители владельца?

Бриф был таким: яхта должна быть очень объемной. Соединять лучшую мореходность и современный минималистский дизайн. В дизайне должны присутствовать чистые линии. Для лучшего понимания, что имелось в виду: Ferrari — когда смотришь на этот автомобиль, сразу понимаешь, он не просто очень быстрый. Он особенный.

Как вам кажется, есть ли у Azzam узнаваемые черты яхт Luerssen?

Верфь Luerssen строит яхты full-custom. То есть они всегда рисуют и строят то, что хочет владелец. И они всегда начинают с чистого листа бумаги. Так что и в Azzam я усматриваю больше собственных, индивидуальных черт, чем коллективных, семейных, относящихся непосредственно к Luerssen. Главная семейная черта — это качество строительства и безупречная инженерия, конроль всех рабочих процессов. Это то, чем Luerssen славится.

Как бы вы охарактеризовали интерьер Azzam?

Казалось бы, в силу ближневосточной культуры, ярким представителем которой является владелец яхты, и погодных условий, при которых проводить время на открытом воздухе не очень комфортно, на борту все должно было бы быть консервативным. Но нет. Увидев рендеры нашего 80-метрового Project Light, созданного в 2007 году совместно с Fincantieri (на этом борту предполагается как раз очень много света), — владелец решил прибегнуть к помощи студии Nauta Design и воплотить наш замысел. Яхту с обширным остеклением. Владелец был, как нам сказали, впечатлен инновационностью дизайна.

Окна на нижней палубе только кажутся маленькими?

Они и правда не самые большие — это было одним из ограничений, возникших в связи с размером яхты и размахом проекта. Но это каюты команды и подсобные помещения. Все окна на основной и верхних палубах — панорамные. Доходящие до двух с лишним метров в ширину. Так что света очень много.

Какие пространства на яхте вам нравятся больше всего?

Пляжный клуб и зона с панорамным остеклением в носовой части верхней палубы. Обзор — 270 градусов. Отсюда должны открываться потрясающие виды.


Управляющий партнер верфи Luerssen Питер Люрсен:

«Azzam — важнейшая веха не только в истории верфи, но и в истории яхтостроения»


Джонатан Беккет, исполнительный директор Burgess 

(компания выступила техническим консультантом проекта, принимала участие в модельных испытаниях, проработке плана внутренней планировки, испытании технических систем, осуществляла надзор за строительством): «Для нас участие в постройке 180-метровой яхты Luerssen Azzam на протяжении всех этих четырех лет — большая честь. В процесс были вовлечены лучшие профессионалы. Приятно осознавать, что все вместе мы открыли новый этап в яхтостроении».

Рекомендуем прочитать
Лица Эволюция Mangusta
Как известно, итальянская компания Overmarine Group, признанный лидер в строительстве Mangusta — самых быстроходных яхт категории Maxi Open, готовится серьезно изменить существующий расклад в консервативном сегменте роскошных судов, способных пересечь океан. Каким образом они планируют это сделать? Об этом мы поговорили с руководителями верфи и ведущим дизайнером, отвечающим за линейку первых Mangusta Oceano
Текст Интервью Игорь Шеин. Фото предоставлены Overmarine Group, портреты Михаил Анпилов
Лица Живо творящий
Один из самых востребованных яхтенных дизайнеров современности, Франческо Пачковски, — о том, какая разница в работе над 40-метровой яхтой и 40-футовым круизером. Точнее, о том, почему этой разницы нет
Лица Гнет свои линии
Дозвониться до одного из главных дизайнеров экстерьера в индустрии суперъяхт не так-то просто. Британец Тим Хейвуд переехал из Лондона в английскую глушь и погрузился в работу. Но мы нарушили его изоляцию. И услышали интересный рассказ
Текст Майкл и Фрэнсис Ховорт
220x369-rightside-inside-bentley