941x140-burevestnik
Парусные яхты
2018, Март-апрель
  • Морская бестия_photo_1
  • Морская бестия_photo_2
  • Морская бестия_photo_3
  • Морская бестия_photo_4
  • Морская бестия_photo_5
  • Морская бестия_photo_6
  • Морская бестия_photo_7
  • Морская бестия_photo_8
  • Морская бестия_photo_9
  • Морская бестия_photo_10
  • Морская бестия_photo_11
  • Морская бестия_photo_12
  • Морская бестия_photo_13
  • Морская бестия_photo_14
  • Морская бестия_photo_15
  • Морская бестия_photo_16
  • Морская бестия_photo_17
  • Морская бестия_photo_18

Морская бестия

Текст Виктория Струц Фото Breed Media
Яхта Ngoni стала лебединой песней своего создателя, знаменитого яхтенного дизайнера Эда Дюбуа. В ней соединились мощь, страсть, точность и красота

Прежде чем начать рассказ о паруснике, нельзя не вспомнить человека, который был его создателем – Эда Дюбуа, одного из ведущих конструкторов последних десятилетий, чей опыт, блестящая инженерная мысль и тонкий вкус обогатили мировой яхтенный флот прекрасными образцами судостроительного искусства. Дюбуа не стало 24 марта 2016 года, ему было 64. Ngoni стала его последним крупным проектом, и заканчивали работу над ней уже коллеги из основанного им бюро Dubois Naval Architects.

Он был уроженцем Великобритании. Проектированием и строительством моделей яхт увлекся в раннем детстве (испытания устраивал в пруду Кенсингтонского сада в Лондоне), образование морского архитектора получил в Саутгемптоне. Профессиональную деятельность начал с проектирования маленьких гоночных яхт. В 1977 году открыл собственное дизайн-бюро Dubois Naval Architects, из которого вышли Tiara, Kokomo, Timoneer, Janice of Wyoming, Silvertip, Twizzle и другие знаменитые супер- и мегаяхты, одно только перечисление которых заняло бы значительный объем текста. Надо сказать, с одинаковой тщательностью бюро работало как над созданием яхт категории «супер», так и над небольшими – вспомним хотя бы катер Windy или парусник Clipper 68, который завое­вал такую популярность у яхтсменов, что на нем даже проводятся кругосветные регаты. 

С верфью Royal Huisman Эд Дюбуа сотрудничал с 1979 года, и это была не просто совместная работа, а настоящая дружба единомышленников, которые разделяли любовь к морю и обладали тем особым чутьем, что позволяло сочетать классический дизайн с современными идеями и технологиями – и получать настоящие шедевры. 

«Потрясающая», «оригинальная», «радикальная», «ошеломительная» – такими эпитетами парусное сообщество наградило 58-метровую Ngoni, когда та совершила свой первый вояж по Средиземному морю летом 2017 года.

Обычно перед началом работы над проектом (в нашем случае – январь 2015 года) заказчика просят кратко сформулировать, какой он хочет видеть будущую яхту. Бриф от клиента не имел ничего общего с техзаданием, а звучал как философское кредо: «Постройте мне зверя. Не делайте волка в овечьей шкуре. Она должна быть современной боевой машиной, быстрой и яростной. Я хочу отрываться от штурвала после гонки полностью опустошенным от восхищения». 

«Придумать яхту для человека, который хочет нечто новое, действительно новое, лодку следующего поколения, – проект мечты для проектировщика», – сказал тогда Эд Дюбуа. Сначала он нарисовал длинный и тонкий корпус с вертикальным носом, аэродинамической формы надстройкой и элегантными ступенями на корме. Эскиз выглядел вполне привлекательно, однако заказчик захотел даже слегка утрировать смелые линии – так Ngoni получила профиль, по которому ее теперь узнают издалека: Дюбуа придал палубе седловатость (форма поверхности, при которой палуба имеет подъем от середины корпуса к носу и корме, улучшает мореходные качества корабля, т. к. способствует быстрому сходу воды с палубы и снижает ее заливаемость – Толковый Морской словарь). Необычный выпукло-вогнутый рельеф палубы стал не просто творческим самовыражением, но и, как выяснилось позже при расчетах и модельных испытаниях, добавил корпусу необходимой структурной жесткости, к тому же улучшил обзор из кокпита.

Будучи опытным яхтсменом, заказчик намеревался совершать парусные вояжи с семьей и друзьями, более того – лично стоять за штурвалом и участвовать в регатах, поэтому хотел, чтобы лодка была стильной и комфортной, а также простой, надежной и отзывчивой в управлении. А ведь по размерениям Ngoni – мегаяхта: длина 58,15 м, ширина 9,54 м. Так что сделать ее послушной, особенно учитывая площадь парусного вооружения (шлюп) – при слабом ветре до 3 093 м²,, комплект для свежей погоды 1 950 м²,, из которых 853 м², приходится на грот – было не такой уж простой задачей. В результате было сконструировано рулевое перо, которое стало одним из самых больших карбоновых рулей, когда-либо построенных в мире: его площадь составляет 6,95 м²,. Подъемный киль, отлитый из алюминия, рассчитан на нагрузку в 100 тонн и позволяет снижать осадку с 8,1 до 5,3 метра. 72-метровая мачта производства Rondal изготовлена из карбона. 

Внутрь яхты мы еще заглянем, а пока несколько слов об экстерьере. Итак, взору предстает гладкая, не загроможденная оборудованием палуба, красивый изгиб которой решительно невозможно описать словами – он производит мощнейший wow-эффект среди всех, кто видит эту лодку. В носовой части прячется ниша, где можно хранить тендер или превращать ее в спа-бассейн. Футуристического дизайна надстройка из черного стекла незаметно перетекает в козырек над гостевым кокпитом, который решен очень архитектурно: туда ведут две лестницы, а пространство зонировано на обеденную группу и две диванных. Рулевые колонки из армированного карбона не только выглядят эстетски, но и впечатляют просчитанной до сантиметра эргономикой: штурвалы, например, немного утоплены в пазы в палубе, так что держать их удобно сверху, несмотря на внушительный диаметр рулевого колеса. Перепад уровня палубы к корме происходит за счет ступеней, плавно изогнутые контуры которых ночью подчеркиваются подсветкой. На верхнем уровне этого каскада обустроен еще один подковообразный мини-кокпит, развернутый против хода судна – уютное местечко, чтобы любо­ваться кильватерной струей. Нижняя площадка лестницы достаточно широка и так близка от уровня воды, что откидной купальной платформы не требуется, достаточно небольшого трапика. Кстати, по правому борту Ngoni есть еще одна лесенка с платформой – выносная, по ней удобно подняться на борт, если тендер швартуется сбоку. 

Когда гости попадают в салон, wow-эффект снова выходит на пиковые показатели. Причина – остекление: панели настолько выпуклы, что смотреть можно не только по сторонам, но и в небо, непрозрачному потолку отдана лишь узкая полоса, да и в той сделаны световые люки. Столько простора и света, что складывается ощущение, будто находишься на открытом воздухе. Планировка тоже нетривиальная. Основная диванная группа развернута не к центру салона, а к окну – и понятно почему. Справа от входа находится барная стойка, далее обеденный стол. Вся мебель, включая пристенные шкафы, имеет округлые очертания, прямых углов нет как таковых. Это авторский почерк Рика Бейкера и Пола Моргана (дизайн-студия Rick Baker Limited), которые занимались оформлением интерьера. Один изучал изящные искусства, другой по образованию архитектор – стоит ли удивляться, что выпускаемая ими мебель относится к классу bespoke? 

Заказчик хотел, чтоб интерьер имел маскулинный характер, однако был не против и жизнерадостных красок. Общая цветовая палитра выглядит довольно сдержанной – разбеленные доски пола, приглушенные тона текстиля, но это и есть тот идеальный фон, на котором играют броские акценты: яркое панно из смолы, подвесной светильник ломаных форм, смешная скульптура носорога, подвешенного за живот на кран-балке, будто он катер. А разнообразие текстур, от полированных стеклянных поверхностей до тисненого металла в отделке, делает интерьер еще интереснее. 

На нижнюю палубу ведет витая лестница. Две гостевые каюты по миделю различаются лишь конфигурацией кроватей (две односпальные – одна двуспальная), в остальном и объем, и отделка идентичны: светлые тона, бирюзовые панно, мрамор в ванных комнатах. 

К мастер-апартаментам в корме ведет коридор, по сторонам его расположены кабинет-библиотека и довольно большой гимнастический зал, в стене которого есть откидной балкон (он служит нижней платформой для причальной лестницы, о которой говорилось выше). Кабинет восхитителен. Рабочий стол в виде вопросительного знака, окруженный такими же изогнутыми полками, полосатая тонировка дерева, артефакт в нише – все это выглядит авангардно. «Истинно джентльменское» настроение обеспечивают шахматная доска, солидное кожаное кресло и диван, обитый груботканым текстилем. Кстати, здесь оборудован собственный санузел, так что при необходимости кабинет может послужить и каютой на одного человека. 

Хозяйский суит от борта до борта – разноуровневый: «опорной стенкой» для подиума служит тумба (в ней спрятан телевизор), которую справа и слева огибают небольшие лестницы, ванная комната, расположенная за изголовь­ем кровати, тоже приподнята на пару ступеней. По правому борту обустроен косметический столик, по левому – диванчик. Есть собственный выход на палубу. В скругленный подволок вмонтированы динамики аудиосистемы. К слову, сервер Kaleidescape позволяет хранить в бортовой медиатеке 48 терабайт музыки и фильмов. Вдобавок к этому владелец пожелал смотреть свои любимые телеканалы, не полагаясь только на VSAT, поэтому на яхте была смонтирована специальная конфигурация 3G и 4G: бустер на топе мачты обеспечивает широкополосную передачу в то время, когда Ngoni курсирует достаточно близко к земле.

И напоследок откроем тайну экзотического имени яхты. Нгони – это группа племен, населяющих Центральную Африку. Так что если в звуке работающего двигателя Ngoni вдруг послышится ритм боевых барабанов, а в посвистывании ветра в снастях – свист летящей стрелы, не удивляйтесь…

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
220x369-rightside-inside-ferretti