Лица
2018, Сентябрь-октябрь

Сибирская одиссея

Текст Дмитрий Киселев
В продолжение серии интервью с видными российскими яхтсменами Yachting побеседовал с региональным вице-президентом ВФПС Сергеем Борисовичем Щербаковым о задуманной им кругосветной парусной экспедиции, приуроченной к 200-летию открытия Антарктиды русскими мореплавателями

Сергей Борисович, как началось ваше увлечение кругосветными экспедициями?

Сразу и «увлечение кругосветными экспедициями», я об этом даже не мечтал. Все началось с простого похода по Иртышу, Омск-Ольховка-Омск в 1965 г. Были и сильный ветер, и штиль, когда мы тащили яхты против течения вдоль берега на фале, как бурлаки на Волге. Дальше – больше, помимо гонок были походы, костры, конкурсы, концерты… В 1987 г. сходили экипажем на крейсерской яхте «Вега» (перестроенная «Эмка») в ДСП до Тобольска (1200 км), и я получил звание «яхтенного капитана». Вот тогда возникла идея построить яхту и пройти на ней от Омска до Ленинграда. К тому моменту я уже 23 года занимался парусом, был первым в Омской области мастером спорта СССР. Когда мы начинали строить яхту, страна еще строила коммунизм. А когда спустя десять лет судно было готово, уже не было ни Ленинграда, ни Союза, ни коммунизма. В тех условиях, чтобы довести проект до конца, нужно было быть по-настоящему упертыми. Нам это удалось, и в 1997-м мы совершили трехмесячный переход до Санкт-Петербурга Северным морским путем вокруг Скандинавии. Это было первое наше серьезное морское плавание.


Что тогда было сложнее всего?

Все было впервые. И постройка, и организация – все. Для начала нужно было построить яхту – без денег и опыта. Пришлось всему учиться с нуля. Я закончил Международную академию менеджмента, экстерном прошел курсы Судостроительного института. После этого за четыре месяца спроектировал яхту. Рассчитывал все эмпирически, рисовал на миллиметровке («красиво – значит надежно»), получался ¾-тонник, примерно 10 м длины. Нашел в подшивке «Катеров и яхт» финский проект Finnfire 33, оказалось, что расхождения в его обводах с моим проектом буквально 1-2 см. Понял, что иду правильным путем.

Сколько у вас было единомышленников?

Начинали мы вшестером. Изначально решили, что, кто строит, тот и идет в поход. Пока строили, приходили яхтсмены и просили взять их в экспедицию, я говорил им «без проблем, приходите, работайте», а они в ответ «ну вы чего, мы же профессионалы», мол, в экспедицию пойдем, а вот строить, это не к нам. Ну, как говорится, без обид. За время строительства через наш экипаж прошло человек двадцать, и в итоге от первоначального состава остался я один. Люди приходили, уходили, кто-то женился, кто-то разуверился в проекте, один не дожил. Строительство в 1997 г. завершали ввосьмером и тем же составом пошли в Питер.

Как удалось найти средства на строительство яхты?

Все сбрасывались понемногу. В конце 80-х годов я зарегистрировал общественную организацию «Добровольное общество любителей паруса "Фарос"». На древнегреческом φάρος означает парус. В нее вступили фактически все парусники Омска. Как оказалось, очень вовремя, потому что с развалом Союза перестали существовать и все имевшиеся на тот момент парусные организации, профсоюзы и так далее, по сути, спортсмены были брошены на произвол судьбы. Нам удалось сохранить флот шести омских яхт-клубов и фактически спасти парусный спорт в регионе. При обществе были организованы коммерческие структуры, которые делали отчисления в его фонд, эти деньги шли на поддержку парусного спорта в Омске и на строительство «Сибири».

Чем запомнилась первая экспедиция?

25 июля 1997 г. мы ушли в поход. Без приключений, конечно, не обошлось. В проливе Скагеррак на нас наезжал норвежский сухогруз. За Западно-Фризскими островами попали в отлив и полсуток простояли на киле на дне Северного моря. В общем, нахлебались по полной, и, когда 15 октября финишировали в Питере, у меня была мысль «чтобы я еще хоть раз куда-то, в море – да никогда!» Но в то же время цель жизни – построить яхту и дойти на ней до Санкт-Петербурга – была достигнута. Было чувство удовлетворения, а с другой стороны – огромной пустоты. Нужна была новая цель.


И тогда вы решили отправиться в кругосветку…

Где-то через месяц после возвращения в Омск, в ноябре 1997-го, я изложил свою идею друзьям. Она заключалась в том, чтобы разделить прохождение по Севморпути на две навигации, но без зимовок (до нас без зимовок пройти Севморпуть на яхте никому не удавалось). Если мы при выходе из Обской губы повернем на восток и за короткое полярное лето пройдем до Берингова пролива, то дальше мы выйдем в Тихий океан и двинемся на юг, пройдем через Панамский канал и выйдем в Атлантику, т. е. в течение нашей зимы обойдем земной шар и к следующему лету достигнем Мурманска. К этому времени все оттает и мы сможем пройти по Севморпути и вернуться в Обскую губу. Как задумали, так и сделали, причем день в день. 1 июля 2000 г. вышли из Омска и через 15 месяцев вернулись в ту же точку, но при этом пересекли все 24 часовых пояса (половина за полярным кругом) и два раза – экватор (в районе Галапагос).

Для подготовки к экспедиции создали попечительский совет, в который согласились войти губернатор Омской области Леонид Полежаев, мэр города Омска Валерий Рощупкин, митрополит Омский и Тарский Владыко Феодосий (он освящал нам яхту и благословил на экспедицию), президент ВФПС Николай Малышев и вице-президент федерации Александр Котенков. Позже в совет вошел и Юрий Сенкевич, который сделал про нас передачу в «Клубе путешественников».

Поддержка поддержкой, но на реконструкцию «Сибири» (мы ее удлинили на 2,5 м, разнесли парусное вооружение на две мачты) и на кругосветку нужны были деньги в сумме 350 тыс. долларов, 2 млн рублей по тем временам. Десять месяцев я ходил по кабинетам власти, чтобы пробить постановление губернатора, и на 1999 г. в бюджете Омской области засветилась цифра 2 млн. рублей на подготовку и реализацию проекта «Северная кругосветная парусная экспедиция "Сибирь-2000"». Но это было бы слишком просто, как вы помните, в августе 1998 г. грянул дефолт. Да и бюджет области сверстан был только на 10%, остальное – «воздух» (реальность для всех регионов 90-х годов). В итоге кругосветка со всеми «форс-мажорами» обошлась примерно в 10 млн рублей.


Какие были «форс-мажоры»?

Самый жесткий эпизод был, когда мы совершили полный оверкиль (360⁰) в Тихом океане. Попали в циклон, который погнал нас на Гавайские острова. Ветер превышал 30 м/с. Ночью десятиметровая волна опрокинула нас через нос, подветренные ванты лопнули и обе мачты сложились, что нас и спасло, потому что если бы они выдержали, то мы не встали бы на ровный киль. А так нас просто кувыркнуло в течение четырех секунд. Один человек вылетел за борт, но он был пристегнут страховкой и не пострадал, хотя, пока крутился вместе с яхтой под водой, застежку из нержавейки, которой он был защелкнут, вытянуло и смяло как пластилиновую. Самое замечательное, что во время оверкиля яхта практически не набрала воды. Дело в том, что когда я проектировал «Сибирь», то сделал вход в рубку не из кокпита, как обычно, а сверху, как на подводной лодке. Поэтому в перевернутом состоянии яхта все равно что водолазный колокол. Это нас и спасло. Двигатель остался работать, благодаря чему мы сохранили управление лодкой и смогли дойти до острова Кодьяк. Там американцы заварили нам мачты, до сих пор под ними ходим. Пришлось, правда, кинуть клич о помощи, нужны были деньги на ремонт, ханты-мансийский губернатор Александр Филиппенко быстрее всех отреагировал, и нам перечислили необходимую сумму. Вообще, на всех этапах кругосветки нам помогали регионы, через которые мы прошли. И все, с кем мы общались, искренне поддерживали и стремились помочь. Это главная сила русского народа. Американцы, кстати, когда увидели нашу систему подъема киля (в любом положении он надежно стопорится и, даже если яхта перевернется, не проваливается в корпус), то очень удивились и даже предлагали выкупить у нас эту систему.


После таких приключений наверняка нужен был отдых?

Год перебирали яхту (после трех океанов проржавела даже нержавейка), а в 2003-2005 гг. совершили новое плавание, пройдя расстояние еще большее, чем за предыдущую кругосветку. Ходили и по Средиземке, и по Европе, и на Новую Землю нас штормом снесло, с Новой Земли дошли до Таганрога, прошли все регионы России с Севера на Юг по внутренним водным путям, потом зазимовали в Таганроге. Дальше ушли в Грецию на регату «Одиссейл-2004», были на Олимпиаде в Афинах, потом дошли до Черногории. В 2005 г., обойдя вокруг Европы, приняли участие в международной регате The Tallships Race 2005, которая нам очень запомнилась. Это был настоящий праздник, больше сотни самых больших в мире парусных судов пришли в Ватерфорд, Ирландия. Оттуда стартовали в направлении французского Шербура, и с учетом гандикапа «Сибирь» заняла первое место в своем классе. Потом прошли в Питер, из Питера через Беломоро-Балтийский канал, Баренцево и Карское моря вернулись домой. По дороге встретили ураган 45 м/с, к счастью, успели заскочить в Харасавей на Ямале, но и там чуть не погибли. Мы были пришвартованы за баржей, лежавшей на берегу. Пошел нагонный ветер, вода поднялась на 1,5 м, и баржу вместе с нами потащило в море. Если бы нас сбросило в русло, остались бы одни щепки. На наше счастье, баржа напоролась на передвижную дизель-электростанцию (которая стояла рядом и не всплыла), пробила днище и легла на грунт, тем самым спасла нам жизнь. И таких случаев у нас за 20 навигаций было немало. Во время похода по Каспию в Туркменистане нас день продержали под дулами автоматов в порту Туркменбаши (Красноводск), а в Махачкале в шторм мы наскочили на косу и 40 минут с нее снимались, еле выбрались. В 2011 г. хотели из Сочи дойти до Владивостока через Красное море и Индийский океан, я даже консультировался с Федором Конюховым по поводу сомалийских пиратов (он накануне прошел эти места), но в МИДе мне сказали «даже не суйся туда», как раз начиналась «арабская весна». Не получилось на Юге, ушли на Север. В 2015 г. мы с Николаем Литау, Алексеем Марченко и омскими ребятами собрались пятью яхтами на Диксоне в честь 100-летия самого северного населенного пункта России и устроили самую северную в мире регату. Почти все жители Диксона вышли посмотреть на регату в честь юбилея поселка. И «Сибирь» ее выиграла.


Сейчас вы готовите новую грандиозную экспедицию, на этот раз антарктическую...

В 2020 г. мир будет отмечать 200-летие открытия Антарктиды российскими мореплавателями Ф. Беллинсгаузеном и М. Лазаревым. Мы решили посвятить открытию континента новую кругосветную экспедицию продолжительностью около 500 дней. За время путешествия хотим полностью обойти и Арктику, и Антарктику, таким образом, посетим все наши арктические регионы и сделаем сразу две кругосветки. Ведем переговоры, чтобы представители регионов вошли в состав экипажа. Хотим подключить всех, через кого пройдет маршрут экстремальной экспедиции: Тюменскую, Омскую, Новосибирскую области, Ханты-Мансийский, Ямало-ненецкий округа, Красноярский край, Якутию (Тикси), Чукотку (Певек). Во всех портах захода, во всех яхт-клубах планируем организовывать мероприятия с участием прессы, будем рассказывать о России – великой морской державе, открытии Антарктиды, наших походах.

В эту экспедицию вы пойдете уже на другой яхте?

Да, у нас будет гораздо более внушительное парусное судно под названием «Сила Сибири». Это алюминиевый бермудский кэч 2012 г. постройки, проект известного конструктора Рона Холланда. Ее приобрел Валерий Кокорин [девелопер, один из самых богатых людей Омска – Прим. ред.] специально, чтобы мы могли участвовать в экспедиции в честь 200-летия открытия Антарктиды. Длина судна 32,4 м, водоизмещение — 108 т, на борту можно разместить до 14 человек. Это отличная мореходная яхта, но она создавалась для Средиземноморья, катать гостей. У нас другая задача, поэтому нам надо будет ее утеплить, поставить дополнительное отопительное оборудование и увеличить топливные баки, энерговооруженность, экономичность.


Когда и по какому маршруту отправитесь?

В этом году планируем перегнать «Силу Сибири» на Балтику, до Калининграда-Питера и доработать за зиму. Весной следующего года яхта обойдет вокруг Скандинавии, дойдет до Обской губы и до Салехарда. А вот зайти дальше вглубь материка она не сможет из-за мостов и линий электропередач, под которыми ее 30-метровая мачта не пройдет. Поэтому до Салехарда из регионов мы пойдем на «Сибири», и там уже пересядем на большую яхту. Мы планируем из Омска выйти в июле 2019 г. Во время экспедиции пройдем Землю Санникова (остров Беннетта), Гренландию, Шпицберген, пролив Дрейка, обогнем мыс Горн и посетим множество других уникальных мест. Планируем пройти через точку, с которой Лазарев и Беллинсгаузен 200 лет назад впервые увидели шестой континент Земли. Домой вернемся в августе-сентябре 2020 г.

Уже знаете, кого возьмете с собой в экспедицию?

Минимальный состав экипажа – четыре человека. Кандидатов уже подобрали, они прошли обкатку на яхте и знают ее от и до. Помимо этого мы можем взять на борт еще десятерых, возможно, на коммерческой основе. Планируем небольшие переходы между портами захода по 5-7 дней, чтобы посетить как можно больше мест, и на любом этапе экспедиции желающие смогут к ней присоединиться на любое время. Сейчас нам важно привлечь в проект больше участников и спонсоров. Мы предлагаем широкие возможности партнерского участия в проекте, это и личное участие в экспедиции, и реклама на яхте, и другие возможности.


Как сейчас развивается яхтинг в Сибири?

40% СФО – это вечная мерзлота. Буерный спорт здесь процветает. А в отношении паруса у нас самый короткий сезон по стране, да и то – комары, мошка и так далее. Но тем не менее в Омске, например, сейчас пять яхт-клубов на двух акваториях. Наша омская школа всегда была одной из сильнейших. Но она и старейшая, в этом году омскому парусному спорту исполнилось 107 лет. Олимпийский чемпион Александр Музыченко родом из Омска. В одном только нашем яхт-клубе сейчас сотня ребятишек занимается парусным спортом. Ходить под парусом в регионе есть где, не хватает именно развитой инфраструктуры. Есть прекрасное озеро Ик почти 12 км в диаметре. Открытая акватория, отличные ветра. Но это 200 км от Омска и, что называется, «без удобств». Отличные акватории есть в Новосибирске, Красноярске, Иркутске.

Что должно произойти, чтобы яхтинг в России развивался динамичнее?

Количество марин на том же Черном море должно быть таким, чтобы через каждые 30-50 миль, в пределах однодневного перехода, был порт. Тогда будет конкуренция, нормальные цены и флот начнет расти. Нужно, конечно же, упрощать режим входа/выхода, который со времен Союза почти не облегчен.

Где лучше себя чувствуете – в море или на суше?

Должен признаться, я больше люблю реки, а не моря, потому что там нет такой волны. Шторма, ураганы, циклоны, лед – я все это прошел и могу сказать, что море завораживает, удивляет, без него никак нельзя, но все же это не среда обитания человека. И когда я ухожу в океан, то мне хочется быстрее его пересечь, чтобы снова выйти на сушу, встретить людей. Я очень люблю наш край, нашу природу, осеннюю золотую листву. Но жить без моря все равно не могу.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
220x369-rightside-inside-cc