941x140-burevestnik
Лица
2018, Январь-февраль
  • В Питере плыть_photo_1
  • В Питере плыть_photo_2
  • В Питере плыть_photo_3
  • В Питере плыть_photo_4
  • В Питере плыть_photo_5
  • В Питере плыть_photo_6
  • В Питере плыть_photo_7
  • В Питере плыть_photo_8
  • В Питере плыть_photo_9
  • В Питере плыть_photo_10

В Питере плыть

Текст Дмитрий Киселев
В продолжение серии интервью с видными деятелями российского парусного спорта Yachting побеседовал с командором яхт-клуба Санкт-Петербурга, известным яхтсменом и меценатом Владимиром Любомировым

Владимир, давайте начнем с итогов 2017 года. Они, насколько могу судить, весьма неплохи для российского паруса? 

Анализируя 2017 год с точки зрения парусного спорта, надо отметить, что российский парус действительно выглядел весьма неплохо. Наши спортсмены выиграли Rolex Middle Sea Race, мы снова стали чемпионами мира в RC44, стали чемпионами мира в классе Melges 32, лидируем в классах Melges 20 и «Драконах». Наши команды практически во всех классах попали на подиум, в том числе в TP52 и Swan 50 – больших профессиональных классах. Российские яхтсмены не только повзрослели, но и стали сильнее. Смогли пробиться в десятки во многих классах яхт, что дает нам не только надежду, но и уверенность в том, что в ближайшие годы мы увидим достаточно много сильных экипажей. Почему это происходит? Да очень просто – больше людей стало заниматься парусом. Причем не только в Москве и Петербурге, но и в регионах. Благодаря работе яхт-клубов и организаторов количество участников регат растет с каждым годом. То же самое происходит и в детском спорте – если года четыре назад мы собирали от силы сотню детей, даже меньше, то сейчас приходится ограничивать поток, потому что легко можно собрать три сотни, четыре… В нашей Академии парусного спорта сейчас занимается 590 детей. Это делает ее самой крупной парусной школой в Европе по числу занимающихся. В этом смысле и в массовости, и в результативности мы существенно поднялись. 

Гоночный календарь с каждым годом тоже становится насыщеннее…

Нужно отметить успех Национальной парусной лиги – в 2017 году прошло восемь этапов, в которых приняли участие более 40 экипажей. К нам приехали новые большие гонки, прежде всего это World Match Racing Tour, который принимал Петербург. Уровень организации парусных мероприятий в России в целом существенно вырос. Сейчас у нас есть не меньше трех-четырех организаторов, устраивающих соревнования, не уступающие мировым стандартам. Конечно, труднее всего проводить детские соревнования и регаты в олимпийских классах – массовость, много людей, сложная логистика, иногда города не справляются. Нужно отметить Тольятти, Таганрог, Владивосток, Петербург. В Москве крупных соревнований проводится не так много, в силу отсутствия подходящих условий, хотя московские спортсмены и школы очень сильны. Конечно, нельзя не рассказать по результатам сезона о новом формате Nord Stream Race. Эта большая офшорная регата, наверное, первая по протяженности в Балтийском море, в этом году прошла в совершенно другом формате. Команды-участники представляли пять стран: Россию, Финляндию, Данию, Швецию и Германию – основные балтийские страны. Команды отбирались по результатам гонок в Национальных лигах. Таким образом, отбор шел целый год. Выиграли шведы. Россию представлял клуб «Повелитель паруса» из Екатеринбурга. Ребята старались и неплохо прошли, выиграли последний этап и в общем зачете стали четвертыми. Это нормально, но надеюсь, что в следующем году россияне будут выглядеть лучше.

В чем причина такого качественного скачка российского паруса? 

Я бы сказал, что количество перерастает в качество. Как я уже говорил, намного больше людей стало заниматься парусным спортом. Сотни тысяч человек постоянно принимают участие в гонках различного уровня. В Национальной лиге от Санкт-Петербурга под управлением опытной Анны Басалкиной, участвуют ребята 17–20 лет, что приятно. Это ученики нашей Академии, которые гоняются в олимпийских классах. Мы их привлекаем на такие гонки, создавая преемственность. Дети видят развитие от «Оптимиста» до TP52, могут общаться с теми, кто уже в другом классе, и это создает мотивацию. Количество регат в России заметно выросло. Участвовать можно при любом бюджете, на любой лодке, на любом уровне. Очень показателен в этом смысле опыт Москвы. Возьмем, например, класс эМ-Ка. В одном только Пирогово в сезон каждую неделю проходит по несколько небольших регат. Хочется сказать о таких энтузиастах, как Екатерина Скудина, Александр Ежков, Владимир Силкин. Благодаря им в парус приходит огромное количество новых людей. Если говорить о международных достижениях, то на сегодня уже больше десятка команд, которые можно назвать профессиональными, стабильно борются за призовые места. Это сильные команды, их знают и уважают. Нужно было время, чтобы научиться. С 2005–2006 годов, когда появились RUS7 из Таганрога, когда появилась «Синергия», наши спортсмены повзрослели и набрались опыта от лучших яхтсменов мира. Они знают, как надо работать, они изменили свой подход, совершенно поменялись их навыки. Многие наши спортсмены переходят из команды в команду. На них есть хороший спрос. Не будем забывать и о материальной стороне – сейчас в России довольно много денег вкладывается в парусный спорт. Команды могут иметь бюджеты и платить зарплаты своим спортсменам, все это дает результат. Нам, конечно, есть куда расти. По количеству команд, участвующих в топовых регатах, мы пока существенно уступаем немцам, англичанам, испанцам. 

Возможно ли сейчас в России появление парусной команды, способной принять участие в гонках уровня Volvo Ocean Race или Кубка Америки? 

Регаты сейчас выросли до такого уровня, что требуют очень высокой технологической подготовки и очень высокого уровня экипажа. Иначе конкурировать невозможно. Если говорить о том же Кубке Америки, несмотря на то что следующая лодка будет однокорпусником, мы не сможем собрать конкурентоспособную команду за три года. У нас просто нет достаточного количества спортсменов, способных за такой короткий срок достигнуть нужного уровня, чтобы пройти в финал. Кроме того, это колоссальные бюджеты. Даже «Газпром» вряд ли позволит себе сосредоточить такой бюджет в парусном спорте. 

Если не секрет, откуда происходит интерес «Газпрома» к парусу? 

«Газпром» – социально ответственная компания, ориентированная на поддержку различного рода программ. Когда «Газпром» переселился в Петербург, увидел из своих окон яхты и воду, то не мог не обратить на это внимания. Все мы знаем, какую выгодную для рекламы картинку создает парусный спорт. Уверен: многие люди, если попросить их закрыть глаза и представить свое счастье, нафантазируют картинку с морем и яхтой. Наше сотрудничество с «Газпромом» началось с поддержки компанией класса «Оптимист» и Nord Stream Race. В Европе эта программа показывает, что «Газпром» – это не только газовый гигант, но еще и компания, поддерживающая парусный спорт. Впоследствии появилась команда Bronenosec Sailing Team, которая участвует в нескольких классах, выполняя задачу этакого гуманитарного посла России, и нам удалось попасть на страницы мировых журналов. Это создало российскому парусному спорту определенный имидж, что без поддержки «Газпрома» было бы вряд ли возможно. 

В следующем году в Санкт-Петербурге должно начаться строительство крупного яхтенного центра, которое финансируется «Газпромом»…

Да, сейчас завершаются проектные работы, которые ведут российские и британские архитекторы. На месте яхтенного порта «Геркулес» появится крупнейший в мире центр парусного спорта. Хотим сделать так, чтобы и в плане устройства гавани, и с точки зрения обслуживания это был один из топовых клубов. На его базе можно будет проводить соревнования хоть с тысячью участников – как на озере Гарда или на Мальте. На территории центра будут отель, учебные классы, башня для наблюдения за регатами. Здание проектируется в радикально-современном стиле. Также «Газпром» к 2021–22 гг. построит яхт-клуб в Стрельне.

В мире еще есть примеры подобных центров? 

Наиболее близки к нашему проекту Национальная академия парусного спорта Великобритании в Веймуте, Национальный центр парусного спорта Италии на озере Гарда. Эти два объекта для нас образцы технологического подхода к спортивной части. Если говорить о яхтенной культуре в широком смысле, то это Порто-Черво, яхт-клуб Costa Smeralda на Сардинии, недавно построенная марина Scarlino, Пуэрто-Порталс на Майорке и, конечно, яхт-клуб Монако. От всех стараемся взять самое лучшее. Яхт-клуб должен стать не просто местом стоянки яхт и проведения соревнований – его необходимо сделать частью городской среды. К тебе должны ходить люди, не имеющие отношения к парусному спорту, как это происходит в маринах по всему миру – вдоль яхт гуляют люди. 

Что вы скажете о динамике развития яхтенной инфраструктуры в целом и в частности в Санкт-Петербурге? Ощущается ли сейчас нехватка яхт-клубов? 

На сегодняшний день из 17-ти яхт-клубов, которые существовали в Петербурге на 1991-й год, остались в живых два. Появились два новых. То есть было 17, стало 4. Два сейчас в процессе реконструкции. Первый – это уже упоминавшийся нами «Геркулес». Второй – бывший Морской, который сейчас находится под управлением «Буревестника» – клуб образцово-показательный, хотя и не очень удачно, на мой взгляд, расположенный. У нас было две парусных школы, в этом году появилась еще одна, достаточно амбициозная. Есть несколько маленьких школ, таким образом, по всему городу расположены точки, куда дети могут прийти заниматься спортом. Я думаю, что к 2025 году в Петербурге будет порядка восьми клубов европейского уровня. Если говорить о России, прекрасный клуб есть во Владивостоке. Есть Таганрог, есть Сочи, Тольятти и несколько клубов в Москве. Есть еще активные регионы, но без солидной материальной базы. Там люди пытаются что-то делать при поддержке губернаторов. Тренд есть. И благодаря усилиям ВФПС, Попечительского совета и некоторых лидеров в нашей среде все возможно. 

Какие перспективы есть у Крыма? 

Конечно, Крым – это прекрасное место. На полуострове есть люди, которые хотят зайти в парусный спорт. Но мы не можем проводить там никаких соревнований. Даже российских, которые являются отборочными для международных. Это немедленно приводит к угрозе дисквалификации наших спортсменов. Украинская федерация серьезно следит за этим. Хоть мы и вне политики, но нынешняя ситуация нас тоже задевает. У Академии парусного спорта в Артеке есть база. 

Какое место в парусной жизни Северной столицы сейчас занимает яхт-клуб Санкт-Петербурга?

Из 80 регат, которые прошли в этом году, 2/3 провел именно яхт-клуб Санкт-Петербурга. Помимо традиционных соревнований, мы проводили уже упоминавшийся WMRT, квалификацию Европейской Лиги чемпионов и один из этапов Национальной парусной лиги. Был поставлен своего рода рекорд: на питерском этапе Лиги удалось провести 54 гонки за три дня. У нас есть крейсерский спорт – то, чего нет больше нигде в России, кроме Дальнего Востока. То есть люди, которые ходят через океан, гоняются в настоящих офшорных регатах, есть в основном только во Владивостоке и Петербурге. Подходящих яхт на всю страну около сотни, и в основном они старые. Их капитанам по 60–70 лет. Они похожи на англичан, которым ничего не стоит ходить за тридевять земель на яхтах, которые, на наш взгляд, совсем развалюхи. В этом году мы будем отмечать 50-летие класса Л-6, это около 30 классических крейсерских яхт в отличном состоянии. Данный класс знают в мире, и Россия может этим гордиться. Помимо крейсерских яхт, мы поддерживаем и виндсерфинг, и кайтсерфинг, и олимпийские швертботы, и детский спорт, и юношеские переходные классы, классические яхты, большие шхуны. 

Насколько мне известно, вы также являетесь членом яхт-клуба Монако. Между вашими клубами есть связи? 

За последние пять лет мы с ними провели несколько совместных мероприятий. Вообще наш клуб имеет соглашение с более чем 10 клубами Европы.

Эти соглашения дают клиентам какие-то дополнительные привилегии в других клубах? 

Да, конечно. Они могут пользоваться инфраструктурой клуба, могут посетить ресторан. К сожалению, у нашего клуба для светского времяпрепровождения инфраструктуры пока нет, он больше по спортивной части. Но все это есть в плане развития. 

Ваш клуб много делает для сохранения морского наследия...

Мы восстановили учебную шхуну «Надежда», которой недавно исполнилось 105 лет. Кроме нее у нас есть две реплики исторических судов – «Лукулл» и «Леди Л». Одна из этих шхун похожа на те, на которых пираты Сен-Мало грабили купцов в Ла-Манше. Она современная внутри, но снаружи воссоздано оригинальное парусное вооружение. Все три судна работают в программе классического сейл-тренинга «Надежда морей». Туда отбираются студенты наших университетов, их готовят ходить на судне, и в этом году они приняли участие в регате Tall Ship Race. «Надежда» попала в десятку, а «Лукулл» в своем классе был первым. У нас есть особая морская конфессия в клубе – ребята, которые занимаются на капитанских гичках. Они сами строят эту гичку, сами обслуживают, сами ходят, это серьезное морское испытание. И романтика – костры, барды, путешествия, острова. Туда приходят люди разные – от олигарха до человека, у которого и куртки специальной морской нет. Но все находят общий язык, одним рубанком работают. Еще мы строим реплику 54-пушечного линейного корабля «Полтава», спущенного на воду в 1712 году Петром I. Это был первый корабль такого размера, построенный в России, по чертежам, сделанным Петром. Он станет музеем и также будет участвовать в sail тренинге. Пушки будут стрелять. Станет новой достопримечательностью Петербурга и гордостью России. Корабль строится в клубе, и к нам каждый день приезжают туристы посмотреть. 

Как вы сами попали в парусный спорт?

В 1991 году начали вставать на виндсерфинг, потом активно гонялись, где-то в 2000 году восстановили одну старенькую лодочку, на ней стали ходить, потом был класс «Дракон». За ним последовал Swan 60, на нем мы в первый год сумели выиграть две регаты Rolex за две недели подряд – Swan Cup и Maxi Cup. После этого был RC 44, где мы стали чемпионами мира, в Match Race лидировали. В этом году я на RC 44 не ходил, но наша команда участвовала, причем экипаж был полностью российский, под руководством Кирилла Фролова. Последние годы активно гоняюсь в TP52, на нем мы сохранили пятое место в серии, что лично для меня – хороший результат. В этом сезоне у нашей Bronenosec Sailing Team были подиумы в RC44 и в TP52, а также бронза ЧМ в RC44. В этом же году освоили класс Swan 50 и на первой регате, на Кубке Наций пришли вторыми.

Для вас яхта – это в первую очередь соревнование?

Нет, просто ходить тоже удается, но не всегда – времени мало. Пятнадцать лет назад мне очень нравилась Корсика, потом Балеары, Карибы. Для этого яхтинг и существует – все время двигаешься, не привыкаешь к одному месту. 

Каковы планы клуба на 2018? 

Мы уже очень много делаем, и если нам удастся делать то же самое, мы бы просто сделали это еще лучше. Хочется расти уже не столько в количестве, сколько в качестве. Основной целью клуба в следующем году вижу привлечение новых взрослых. Хочется, чтобы тренд соответствовал московскому.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Рекомендуем прочитать
Лица Будем обгонять Европу
В продолжение серии интервью с российскими яхтсменами Yachting побеседовал с Юрием Морозовым, членом Попечительского совета Всероссийской федерации парусного спорта, рулевым команды RussoTrans и ПИРогово, основателем одноименной логистической компании, который рассказал о своем видении актуальных проблем парусного спорта в России и поделился собственным опытом освоения паруса.
Текст Дмитрий Киселев
Лица Море – моя детская площадка
Минувшим летом Санкт-Петербург посетил известный яхтсмен Алекс Томсон, серебряный призер кругосветки Vendee Globe 2017. Мы походили вместе с англичанином на его боевой яхте IMOCA 60 Hugo Boss по Финскому заливу и расспросили о его знаменитых трюках и том, каково провести три месяца одному в открытом океане, будучи отделенным от бушующей стихии лишь тонкой прослойкой карбона в 2,6 мм
Текст Дмитрий Киселев
Лица Однажды мы перевернем мир!
В минувшем году турецкая верфь Numarine передала заказчику первый корпус из новейшей линейки экспедиционных яхт XP. Во время презентации глава Numarine Омер Малаз дал эксклюзивное интервью журналу Yachting
Текст Галина Козачина
220x369-rightside-inside-ferretti