Бренд
2005, май-июнь

Primatist people: особые лодки для особых людей

Текст Михаил Визель
Бруно Аббате — человек, хорошо известный не только в Италии, но с недавних пор и в России. Гонщик, моряк, производитель самых быстроходных и невероятных лодок в мире стал в последнее время частым гостем в нашем отечестве. С ним встретился и побеседовал наш корреспондент Михаил Визель.

— Добро пожаловать в Москву, порт пяти морей, как говорили в прежние времена.

— Любопытная деталь, я этого не знал.

— Мой первый вопрос отчасти наивный: что делает ваши лодки такими быстрыми и такими мощными?

— История, традиция моей верфи. Мой отец Гвидо был одним из самых выдающихся пионеров в истории итальянских моторных лодок. И уж точно — самым выдающимся после Второй мировой войны. Мой отец выиграл первую золотую медаль Федерации моторных лодок Италии (Federazione Italiana Motonautica), это было в 1946 году. И что уже в 1950 году его лодки развивали скорость 250 км/ч. Они выигрывали в то время по всему миру, поставили мировой рекорд скорости.

— В своей категории?

— Да, конечно. Так вот, в те времена мы ставили моторы Alfa Romeo, потом моторы Ferrari. Отец во время войны был в авиации и приобрел там знания механики, ну а потом приспособил эти моторы для лодок и так добился невероятных результатов. Вот почему мы строим такие невероятные лодки. Поначалу отец строил стопроцентно спортивные лодки, лодки для гонок. Потом он стал получать заказы на прогулочные лодки, лодки для туризма. Еще при нем доля лодок для туризма достигла 70%. Теперь же мы вообще не строим больше лодки для гонок. Разве что иногда, по специальным заказам. Например, когда в 1996 году Maserati захотела завоевать мировой рекорд скорости на воде, мы решили, что нам интересно участвовать в этом приключении, и построили для Maserati такую лодку, которая тут же завоевала мировой рекорд. И снова вернулись к нормальному производству. Впрочем, ведь наше нормальное производство — это всегда особые лодки. Ведь мы не делаем лодки большими сериями. Нам не интересны вещи, которые не отвечают моему стилю, моему характеру. Гораздо веселее все время что-то придумывать, изобретать. Так что мы делаем только особые лодки.

— А как появилась Primatist tunnel system?

— Ну, за нее я тоже должен благодарить отца. Это он первым внедрил такие изогнутые поверхности. Теперь они называются Arneson, Levi, но в основе лежит идея моего отца. А дальше было вот что. В 1986 я сумел наконец удовлетворить мою страсть к гонкам. Нет, конечно, я побеждал на соревнованиях с 73-го года, но мог участвовать только в одной гонке в год, потому что отец не давал мне много денег на гонки и говорил: Хочешь соревноваться — работай по ночам. Я так и поступал. Но в 1986 году мне представилась замечательная возможность выступить в офф-шор классе 1 (в то время он был на самом высшем уровне, во всем блеске), с великолепным спонсором, Витторио Ганча. Он сразу же в меня поверил и сказал: Не волнуйся ни о чем, строй лодку, гоняй, делай свое дело. И правда, в первый же год я занял второе место на итальянском континентальном кубке, а годом позже выиграл все. Просто фантастика. Это был счастливейший период моей жизни. Там я на практике использовал трансмиссию, изобретенную моим отцом. И гонял целыми неделями, по всему миру, а как же иначе? И одновременно получил возможность оптимизировать этот тип трансмиссии. Так что Primatist tunnel system появился в 1986 году на моей гоночной лодке. Таким образом, я доказал ее преимущества и ее надежность. Ведь она позволяла мне побеждать и справлялась с самой плохой погодой в условиях настоящего, не игрушечного офф-шора, двести миль в открытом море, да еще и погода могла меняться три–четыре раза за время одной гонки. В таких условиях надежность надо ставить на первое место. Вот и получилось, что Primatist tunnel system — самая надежная в мире трансмиссия для катеров.

— В 1977 году верфь Аббате пережила революцию: корпуса катеров стали делать не из красного дерева, как делали их десятилетиями, а только из стеклопластика. Как это произошло?

— Первую лодку из стеклопластика мы построили еще в 1972 году. Но мы ведь никогда не делали одну лодку похожей на другую, а все линии корпусов из стеклопластика отливаются в одной форме. Отец был очень особенным человеком. Он любил дерево, он никак не мог с этим смириться и на практике так и не принял стеклопластик.

— А можно ли ждать в мире катеров столь же масштабной революции в ближайшем будущем?

— В будущем — безусловно

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
220x369-rightside-inside-cobalt