Верфи
2005, сентябрь-октябрь

Однажды в Америке

Текст Вероника Завадская
Верфь Bertram — одна из известнейших в США. Потому что американцы любят рыбалку. А еще американцы любят комфорт — сразу же после рыбалки. Яхты Bertram — лучшие в этом смысле, потому что совмещают в себе как рыболовные качества, так и европейское понимание комфорта и роскоши.

Bertram назвали американской легендой еще на стадии прототипа. В 1960 г. на престижных и опасных гонках в Гольфстриме деревянная модель, построенная Рэем Хантом (Ray Hunt) по заказу яхтенного брокера Ричарда Бертрама (Richard Bertram), пришла первой. В тот день многие участники сошли с дистанции, не выдержав шквального ветра и четырехметровых волн. Помимо быстроходности и устойчивости испытание подтвердило еще одно качество, важное для рыболовецкого судна: даже в непогоду кокпит давал рыбакам прибежище от брызг. Выстроилась очередь заказчиков, и с 1961 г. верфь под Майами приступила к серийному производству 25-футовых и 31-футовых яхт. За ними последовали и другие.

Американские инженеры основное внимание обращали на fishability, то бишь, профпригодность рыболовного судна. До совершенства отработали аэро- и гидродинамику, скруглили борта, чтобы еще надежнее укрыть кокпит от брызг. Новаторский по тем временам глубокий V-образный киль с самого начала оценили за ходкость и снижение качки. По мере того как спортивный стиль перестает ассоциироваться с аскетизмом, в интерьере появляются цельнодеревянные панели, все более комфортным становится внутреннее пространство. Bertram вышел в лидеры на рынке американских pleasure boats. Но все же это не была luxury yacht в полном смысле слова. Яхта — не стандартный продукт инженерной мысли, а ручной ремесленный труд, рисунок, возникающий на бумаге, промелькнувший в воображении идеал. В кораблестроение приходится вкладывать не только деньги, но и душу. Безликое акционерное общество или чуждый синдикат в качестве владельца столь же противопоказаны яхтенному делу, как и конвейерное производство.

Увы, Bertram слишком часто переходил из рук в руки. Через несколько лет после первого громкого успеха Richard Bertram из яхтенного брокера сделался просто брокером, акционировал и продал свое детище. Последующие владельцы вовсе не имели отношения к бегущим по волнам. Верфь поддерживала традиции, выпускала и более крупные модели, совершенствовала материалы и формы судна, и все-таки Bertram не хватало какой-то малости. Спортивная, быстроходная, гарантированно надежная и отнюдь недешевая лодка так и не превращалась в заветную luxury boat.

Жители Нового Света обращали свои взоры к Старому. Итальяская dolce vita ближе всего соответствовала новому идеалу спортивного и вместе с тем нарядного судна, предназначенного не только для рыбной ловли, но и для круиза, чтобы свет посмотреть и себя показать. На берегах Атлантического океана появляются первые итальянки. Чаще всего это Ferretti. На ряде американских верфей началось производство яхт по лицензии компаний, входящих в Ferretti Group.

В 1998 г. концерн Ferretti совершил еще более агрессивный прорыв на американский рынок, попросту приобретя легендарный Bertram. Почвенники — если в океане есть почвенники — горестно оплакивали такое падение американского стандарта. Опасались, что Ferretti прикроет конкурента или переведет верфь на производство яхт средиземноморского профиля. Что же будет с американской традицией спортивного судостроения, кто выйдет на ежегодный чемпионат по ловле марлиня?! Прощай, Старик и море!

Горе-пророки не учли характер Norberto Ferretti. Сделать спортивную лодку стильной, сочетать практические преимущества атлантического рыболовецкого судна с европейской роскошью — непростая задача. Это вызов, а Norberto Ferretti из тех джентльменов, что любят погорячее.

Сотрудничество американских инженеров с Лабораторией Ferretti оказалось на редкость плодотворным. Были подобраны материалы, идеально соответствующие океанским условиям и высокой волне, — в сочетании с уже выработанной конструкцией судна эти материалы позволяют заметно увеличить скорость и выносливость корабля, улучшить качество жизни на борту. Ряд новых технологий запатентован и применяется исключительно Bertram. Даже другие компании Ferretti Group не претендуют на этот эксклюзив.

Наибольший интерес представляют технологии, повышающие надежность и скорость. На верфи Bertram мы видели, как ткется фиберглассовое покрытие. Оно похоже на ткань, сложное плетение разнонаправленных волокон. Такое строение в отличие от структуры с однонаправленными жилами обеспечивает большую гибкость и сопротивляемость растяжкам и ударам. Подводный корпус выкладывается вручную, чтобы избежать малейших дефектов, он натягивается на легендарный V-образный киль, словно цельная стекловолокнистая кожа. В местах, часто подвергающихся ударам волны, накладываются дополнительные слои. К числу ноу-хау Bertram принадлежат и стрингеры, собранные из герметически изолированных элементов.

Что такое вакуумная закачка мы пока говорить не имеем права. Скоро секретность с этого патента будет снята, и, может быть, в следующем номере журнала получится рассказать, почему при всей свой прочности детали лодки оказались неправдоподобно легкими. А пока — два слова о менее таинственном, но едва ли не более чудесном ноу-хау по имени интерьер.

Мы не знаем, как Ferretti это удалось. Внешний облик судна сохранен полностью, и Bertram очень современно смотрится в духе ретро. Американские шестидесятые. Но на палубе, а в особенности под главной палубой, царит сочная, живая, не признающая ограничений Италия. Феерия Ферретти во Флориде — так выглядит нынче американская мечта. И эта мечта вполне может стать нашей. Нам, как известно, внятно все. И сумрачный германский гений, и острый галльский смысл. То бишь, острая сметка янки и беззаконная фантазия Средиземноморья.

"
Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
220x369-rightside-inside-cc