Фавориты
2006, март-апрель

Лучшее — друг хорошего

Текст Александр Гриндберг
Даже волшебнику легче сделать мальчика из деревяшки, чем из медведя, как в сказке Евгения Шварца, и лодку, наверное, легче сделать с нуля, чем better the best — улучшить лучшее. Однако создатели Bertram 360 все же решились совершить покушение на святое — американскую легенду Bertram 31. С результатами марш-броска можно ознакомиться здесь.

По-русски так, пожалуй, и не завернешь. Выйдет шапкозакидательское всех переплюнуть, унылое лучшее — враг хорошего или вечнозеленое борьба хорошего с лучшим. А здесь не классовая борьба и не борьба внутри класса (класса оpen), а из самого лучшего — что-то совсем невероятное. И ведь получается.

Породить новую модель внутри известнейшего бренда — нелегкое дело. Останешься в русле традиций — какая слава дизайнеру? Отклонишься от них — обидятся старые приверженцы. А в случае с Bertram золотая середина между крайностями консерватизма и опрометчивого новаторства и вовсе сходится в точку. В ту самую точку, где сейчас находится новинка Bertram 360. Потому что традиция здесь, как наши читатели уже знают, не орнаментальная, не за количество лет уважаемая, а реально наработанный статус океанического рыболовного судна. Высокая грудь (Deep-V — эротично называют американцы этот корпус с углом килеватости 18°) и необычайно широкие ребра не только несут свою эстетику и экспрессию, но и обеспечивают быстрый выход на глиссирование в сочетании с безупречной устойчивостью. И никакие изыски не окупят отказ от простых практических преимуществ, заложенных в Bertram.

Поначалу о сохранении традиций беспокоились американцы. Но, приняв на ура большие Bertram\'ы, о которых мы писали в предыдущих номерах, они столь же обрадовались и этой новинке. Причем модель 360 Open — наиболее ответственная: она идет на смену легендарному Bertram 31, который в глазах истинно верующих и есть воплощение духа Bertram.

В Штатах Bertram вообще нечто вроде национального достояния и олимпийского вида спорта, результаты рыболовецких состязаний широко публикуются, владельцы (в отличие от европейских, склонных к приватности) размещают в Сети свои фотографии и биографии, объединяются в клубы. Но внутри клубов владельцев Bertram есть особо привилегированная ложа Bertram 31. Здесь дружат семьями и заключают династические браки, выработаны масонское рукопожатие и обряд приема новых членов. И даже Норберто Ферретти, приобретя верфь Bertram, не удержался от соблазна вступить в это братство, хотя и собирался своими руками изменить Bertram, придав ему итальянский вкус и европейский лоск.

И вот он — Bertram 360, который, улучшив лучшее, навсегда заменит 31-й, сохранит его непревзойденные мореходные качества, добавив к ним итальянский стиль жизни. Теперь впору беспокоиться европейцам, потому что на мировой премьере, состоявшейся в Генуе, рядом с привычными небольшими лодками для необременительных пикников и прогулок по Средиземноморью встал одного с ними размера, ничуть не уступающий в комфорте и роскоши, но — океанский Bertram, способный без проблем переварить самый плохой прогноз погоды и предназначенный (при желании) для настоящей мужской работы (если, конечно, считать работой захватывающую охоту за большой рыбой). Самое интересное, что 360-й умудрился угодить в наиболее жесткие конкурентные условия, поскольку лодки 10–14 метров — самая популярная и распространенная прогулочная модель в Европе. Однако Bertram может не только предложить европейскому клиенту все то, что тот привык ценить в своих лодках, но и поманить духом состязания и романтикой настоящей большой воды (американцы, живущие между двух океанов, считают Средиземноморье, хотя и не всегда заслуженно, не более чем теплой лужицей).

Некоторое изменение профиля, скругление линий, начавшееся еще в первых моделях этой линейки, заметнее у Bertram 360. Оно вызвано практическими соображениями: лодки такого размера в большей степени страдают от бортовой качки, и при крутом изгибе корпуса спереди лодка порой чересчур задирает нос. Слегка расширив ребра и отрегулировав высоту носа, разработчики этой модели окончательно решили проблему.

Ловля марлиня — изначально элитарный спорт, вроде гольфа, и утилитарное предназначение Bertram отнюдь не предполагало спартанских условий на борту. Безупречный комфорт для джентльменской охоты наверху, столь же безупречный комфорт для джентльменского отдыха в салоне и в каютах. Весь интерьер Bertram, отделка и классическая деревянная мебель (она настолько хороша, проста и вместе с тем элегантна, что впору отписывать внукам в числе главным семейных ценностей — и не развалится, и из моды не выйдет) традиционно выдерживаются в единой цветовой гамме. На этот раз в дизайн-бюро Zuссon International добавили к амираканской консервативной добротности капельку чисто итальянской блаженной легкости, светлые тона вишни и эксклюзивные ткани от Martin Lowe.

Нижняя палуба — вот где простор для фантазии. Цепочка длинных узких иллюминаторов дает естественное освещение, не нарушая единую линию борта. Планировка достаточно стандартна для оpen: большая каюта на носу с кроватью king-size

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
220x369-rightside-inside-ferretti