Регата
22 Августа

Регаты Карибского моря

Текст Ольга Селезнева
Если вы не боитесь тяжелой физической работы, палящего солнца и рисковых соперников, явно собирающихся переехать вашу яхту пополам на очередном буе, — вам сюда. Несмотря на статус любительской регаты, Antigua Sailing Week входит в число главных парусных событий года, и выиграть здесь совсем не просто. Мы попробовали хотя бы поучаствовать


Во-первых, мы давно хотели попасть на Карибы. А во-вторых, в нашей компании появилась пара людей, которым вальяжный круизный яхтинг почему-то не казался интересным — душа требовала азарта серьезной гонки, притом что один из них видел парусную яхту второй раз в жизни, а другой радостно ожидал первого знакомства с этим средством передвижения. Еще пара участников «прожекта» в море не впервые, но правил парусных гонок в глаза не видели. Тем не менее нас взяло за живое: в самом деле, за 40 лет существования Antigua Sailing Week в гонке ни разу не участвовала 100%-ная российская команда. Год назад пятеро соотечественников вписались в интернациональную команду яхты Northern Child (Swan 51), а взявшая первое место в классе на Antigua Sailing Week — 2005 яхта Murkа (Swan 48), хоть и принадлежит россиянину, но гоняется со смешанным англо-русским экипажем профессионалов. Несмотря на благие помыслы во славу родины, исключением мы тоже не стали — патриотическую картину нарушил наш друг и гражданин Великобритании Алекс Кохрэйн, принявший бразды шкипера.


Те, кто представляет себе Карибы как пальмы и белый песок, на самом деле рисуют в воображении Мальдивы. Нет, и песок, и пальмы на Антигуа, конечно, имеются, но гораздо шире здесь представлены овраги, бурьян и непроходимые колючие заросли. Встать позже 6 утра — значит потерять день, ибо с 11 и до самой ночи жить почти нельзя: жара плюс сумасшедшая влажность. Единственная возможность хоть как-то выжить — сидеть в тенечке, потягивая Rum Punch. Только медленно и осторожно, контролируя состояние, — три-четыре бокала этой амброзии валят с ног лошадь. Несколько SPA-отелей, больше похожих на резервации за глухим забором, поддерживают репутацию Антигуа как фешенебельного курорта, однако сухопутному туристу делать здесь почти нечего — скучно. Зато для яхтсменов это рай земной: кристально чистая вода, потрясающей красоты бухты, отсутствие опасной морской живности и, конечно же, ветер. Как известно, ветра всегда либо слишком мало, либо слишком много, а если достаточно, — он дует не в ту сторону. На Антигуа его столько, сколько надо для отличной гонки, — 15–20 узлов. «Включается» он, как по расписанию, ровно в 9.00 утра и «выключается» около 16.00, как раз когда финишируют последние яхты.


Сбор участников (в этом году в регате приняли участие 204 яхты) и старт — в English Harbour. Старинные доки (Nelson’s Dockyard) и форт (сейчас там бар Admiral’s Inn) построены еще при адмирале Нельсоне. Дух времени сохранился вполне: по побережью раскиданы останки пушек и проржавевшие старинные якоря. Там нас дожидается наша Letitia — Beneteau Oceanis 423. Хотелось, конечно, лодку побольше, но бронированием мы озаботились только в январе, что по меркам регаты уже «шапочный разбор», большой удачей считается найти хоть что-нибудь в радиусе 100 миль от старта. Прилетать лучше за несколько дней — будет время потренироваться. За пару «разминочных дней» мы успеваем серьезно обгореть, так что совет: крем с фактором 60 и серферская майка с ультрафиолетовой защитой — единственное средство не превратиться в вареного рака.

Вокруг царит какой-то небывалый ажиотаж: три недели, в которые укладываются Antigua Classic Yacht Regatta и Antigua Sailing Week, — единственное время в году, когда тихий остров живет столь насыщенной жизнью. Знаменитые регатные вечеринки, часто спонсируемые известными брендами, — чистое безумие. Музыканты работают вживую по пять-шесть часов, качество исполнения фантастическое. Причем это местные люди, а вовсе не привезенные звезды.


На Антигуа есть только один вид музыки — рэгги, но играют ее так, что европейские DJ’s могут отправляться в монастырь. Каждый человек с микрофоном — качественная реинкарнация Боба Марли, чье имя здесь — икона. Количество выпитого не поддается подсчету, при этом агрессии — ноль, в том числе и потому, что связываться с местными полицейскими себе дороже. Больше половины местных стражей порядка — женщины под два метра с комплекцией Майка Тайсона. Впрочем, их основная цель — вовсе не гости, а продавцы… ммм… разнообразных веществ, которые вам ласково пытаются всунуть на темной улице под лозунгом Make your sail faster! Разговорились со шкипером — немцем: «На регате не впервые, был лет пять тому назад… — А чего не каждый год? — Да никакая печень не выдержит!». Как, несмотря на все алкогольные подвиги, эти люди умудряются наутро показывать такие спортивные результаты, остается загадкой.


Первая гонка — переход из English Harbour до знаменитого пляжа Dickenson Bay. Русское шапкозакидательство лучше оставить на берегу. Мы едва не отдали богу душу на лебедках, но пришли тринадцатыми в нашей стартовой группе из восемнадцати яхт. Нас немного волновала судьба оставленного тендера, а точнее, вопрос, как мы будем добираться до берега, где ожидалось феерическое party, притом что вечерние туалеты заготовлены, а никакого пирса на месте не предполагалось. После гонки встаем на якорь в бухте. Между яхт снуют моторные лодки — от маленьких модных катеров до пропахших чешуей рыболовецких посудин. Это и есть доставка на берег. Высмотрев, что поприличнее, машем руками. Катер подвозит нас к пляжу, почти уткнувшись в песок. А дальше — прыгать в воду. Это такой местный тест для «перворазников»: если на вечеринке в Dickenson Bay вы видите человека с обувью в руках — значит, он здесь впервые. Бывалые оставляют все на яхтах. Трехкилометровый пляж с нежнейшим белым песком — самое место забыть о ботинках.

Обратный путь на следующий день дался тяжелее: много лавировки, пару раз шли «бабочкой», что в жару и при слабом ветре невыносимо. Смилостившись, кто-то там наверху послал нам дождь, но немного перестарался. Тропический шквал длится недолго — минут пять, но чтобы вымокнуть до трусов достаточно пары секунд. Это даже не дождь, а водопад. С ним мы и финишировали на 15-й позиции.


Участвовать в третьей гонке лично у меня уже не было сил. Самое тяжелое — не усталость, а солнце, от которого не спрятаться. Накрывающий кокпит бимини-тент, естественно, снят — он безбожно тормозит. Кстати, еще до первого старта мы провели небольшой апгрейд нашей яхты, пытаясь добавить ей скорости. Чтобы облегчить нос, сняли штатный тяжелый якорь (заменив его на легкий запасной на веревке) и вместе с полусотней метров цепи отволокли в салон, где засунули под стол, обложив диванными подушками. Предварительно его пришлось тщательнейшим образом отмыть — вся палуба и мы сами были вымазаны какой-то зеленой глиной. Смыслом операции было поместить что-нибудь тяжелое в районе киля. Чтобы уменьшить сопротивление, сняли еще lazy jack — чехол, в который укладывается грот на гике. Сложный петляющий маршрут третьего этапа был проложен вдоль побережья; тут самое главное — все время следить, чтобы, упаси бог, не пройти какой-нибудь буй не тем бортом. Ошибка может стоить 20% надбавки ко времени. Вариантов, что не заметят, никаких. У судей — целый флот, и на каждом повороте кто-нибудь дежурит.

Четвертая гонка ознаменовалась нервной встречей с соотечественниками. Мы на правом галсе были уже в двух корпусах от буя, как в нашу тесную компанию из трех, идущих ноздря в ноздрю лодок, вломилась российская яхта Murka. Сказано за эти секунды было неожиданно много. Резюме: право дороги у нас и мы не свернем. Murka, совершив блестящий маневр, уехала от нас буквально в каких-то сантиметрах! Позже мы еще основательно надорвали геную — после финиша пришлось озаботиться ремонтом.


На пятую гонку собирались как в последний бой. Мы красиво маневрировали у линии и оказались в довольно выгодной позиции на старте, но буквально через несколько секунд все преимущество было потеряно: мастера, зашивавшие накануне наш парус, плохо привязали шкот, и вот мы уже стоим, беспомощно хлопая генуей. С воплями привязываем все обратно и, стиснув зубы, бросаемся нагонять.

В итоге финишируем не хуже обычного. Впрочем, при расчете финальных цифр нам неожиданно повезло. Кто-то не финишировал (на регате было все: от порванных парусов до сломанной мачты), а пара яхт нашей группы просто не вышла на старт, видимо, «устали» накануне. В результате: 13-е место из 18 в группе и 47-е из 61 в круизном дивизионе «В». Пожалуй, есть чем гордиться, учитывая квалификацию соперников. Хотите улучшить? Antigua Sailing Week ждет вас.


***

Антигуа и Барбуда — государство в Вест-Индии, расположенное на островах Антигуа, Барбуда и Редонда из группы Малых Антильских островов. Острова открыты Христофором Колумбом, а впоследствии они долго были английской колонией. Первая гонка на Антигуа состоялась еще на заре 60-х — сначала как междусобойчик местных шкиперов по случаю окончания сезона. В 1967 году гонка получила официальный статус и имя Antigua Race Week. С точки зрения сегодняшнего дня это была регата классических яхт — других тогда еще не было. С годами к ним прибавлялось все больше современных спортивных лодок, и в 1988 году регату пришлось разделить на два отдельных события: Antigua Classic Yacht Regatta и собственно Antigua Sailing Week. Сегодня ASW — финальный этап соревнований Caribbean Big Boat Series, поэтому выиграть эту регату особенно почетно, причем как для профессионалов, так и для любителей, разделенных соответственно на два класса. В терминологии регаты класс «А» — это Serious Racers, класс «B» — Casual Cruisers, что понятно без перевода. В классе «А» — яхты для гонок с профессиональной командой, которая добывает владельцу почетный трофей. В классе «B»— две подгруппы: Performance Cruisers — в основном частные круизные лодки, владельцы которых основательно апгрейдят их к гонкам (максимально облегчают, ставят кевларовые паруса и т.д.). Кроме того, для Performance Cruisers разрешены спинакеры. Bareboat — местные чартерные яхты, которые можно взять в аренду. Это вариант кота в мешке — арендовавшая такую лодку команда чаще всего видит ее впервые. Поэтому участники, не имеющие своих яхт, ревностно отслеживают результаты прошлых гонок, пытаясь высчитать наилучший вариант. Лодки-победители бронируются на следующий год немедленно по окончании регаты. В группе Bareboat больше всего «чайников», поэтому спинакеры, требующие от команды профессионализма, им не положены — cтоит недешево, а порвать в клочья можно запросто. Antigua Sailing Week — гонка с гандикапом. Каждая яхта после обмеров получает гоночный балл, который используется при расчете истинного результата. Так что финишировать первым — не значит победить.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Frauscher-858-1017-1414-2019-06