Персона
2007, сентябрь-октябрь

Моряк из клана Копполы

Текст Михей Павлов
Единственный из мощного киноклана Фрэнсиса Копполы — его дяди по линии отца — он еще в ранней молодости пустился в самостоятельное плавание, превратившись из Николаса Кима Копполы в Николаса Кейджа. Его псевдоним любят обыгрывать журналисты: по-английски cage — клетка. Учитывая, что Николас к сорока годам так и не стал респектабельным, оставшись шальным мальчишкой, более неподходящего имени ему не найти. Но и без прикрытия славной фамилии он добился того, о чем мечтал: стал обладателем «Оскара». И «Вестона» — собственной 80-футовой яхты


Николас мог бы спокойно наслаждаться членством в клане знаменитого дядюшки. Ведь и на племяннике гения природа могла бы отдохнуть. Однако неутомимое мироздание рассыпает таланты на голливудских холмах весьма щедро. Под фамилией Коппола собраны многообразные таланты: дед Ника Кармин — композитор и музыкант, его сыновья Фрэнсис — всемирно известный режиссер, а Август, отец Кейджа, — литературовед и педагог. Родные и двоюродные братья и сестры Николаса — режиссеры, ди-джеи и актеры. Однако юного Ника привлекала жизнь моряка.

Он был настолько увлечен всем, что связано с морем, что постоянно метался между актерскими амбициями и желанием приобрести какое-то морское занятие. Он всерьез хотел поступить в торговый флот или стать рыбаком. Моряки на парусных судах казались ему владыками океана, однако сам он стал обладателем большой моторной яхты. И причудливым образом морские мечты актера осуществились в его ролях. Впрочем, до звездного статуса в его карьере было все, как у всех, — Николас не зря поменял фамилию. Глядя на долговязого юношу с печальными и насмешливыми глазами, режиссеры телесериалов меньше всего могли подумать, что этот чудак из «клана Копполы». Парень с неброской внешностью, дурацкой фамилией и более чем скромными актерскими дарованиями часами просиживал под дверями студий и радовался любым предложениям о работе. Фрэнсис Форд Коппола последним узнал, что его племянник взял псевдоним и задумал стать лицедеем. Выяснилось это, когда режиссер обнаружил среди фотографий актеров, отобранных для его нового фильма «Бойцовская рыбка», снимок Ника. Кейдж добился того, чего хотел: работу у Копполы он получил на общих основаниях. К сожалению, дядя не оценил принципиальности Кейджа. «Фрэнсис сделал 42 дубля сцены с моим участием, — вспоминал потом Николас, — он 42 раза заставил меня повторять один и тот же отрывок! А потом позвонил моему отцу и сказал, что актера из меня не выйдет». 


Но даже с такой аттестацией Ник шел к цели: после нескольких провальных фильмов он оказался на съемочной площадке фильма «Власть луны». Получить роль в романтической мелодраме Нику помогла певица Шер, которая, увидев запись проб актера, настояла на том, чтобы продюсеры остановились на его кандидатуре. И когда во время репетиций Николас начал швыряться стульями, пытаясь войти в роль, поп-дива поняла, что не ошиблась. В другой раз, во время съемок в фильме «Поцелуй вампира», где Ник играл сошедшего с ума писателя, он съел настоящего таракана, отказавшись от бутафорского. Все, кто находился в тот момент на съемочной площадке, остолбенели от ужаса, а Николас, дожевав насекомое, улыбнулся: «Я хотел, чтобы все было без дураков. Как еще можно заставить зрителя поверить в то, что у героя поехала крыша?». 


Николаса обвиняли в уличных драках: так он вживался в образ гангстера для роли в «Клубе «Коттон»». А чтобы сыграть контуженного в «Птахе», Кейдж решился на лечение зубов без анестезии. Его актерский метод одновременно и прост, и сложен: полное вживание в персонаж, буквально телесное знакомство с новой ролью. Естественно, очень скоро Кейдж прослыл голливудским «психом» — в творческих профессиях, как известно, гениальность смешивается с безумием. Это и привлекло ведущих режиссеров к Николасу, которые увидели в актере естественность и широту натуры — а это позволяло воплотить в картине жизнь самых замысловатых героев. Сам Ник с удовольствием брался за разные роли, ему было одинаково интересно играть в боевиках, мелодрамах и комедиях. Довольно много «проходных» картин осталось за спиной Кейджа, прежде чем роль в фильме «Покидая Лас-Вегас» принесла ему «Оскара». К такой высокой награде Ник отнесся почти бесстрастно: поместив статуэтку в свой домашний кинозал вместе с афишами и прочими киношными причиндалами, он стал упорно добиваться повышения гонораров. И в самом деле маленький золотой идол стал творить чудеса: гонорары Кейджа за короткое время многократно возросли, триумфально вознося новую голливудскую звезду в клуб под названием «Двадцать миллионов за фильм». Столь огромные суммы нужны были Николасу для воплощения своих детских желаний: собрать все издания любимых комиксов и купить свою собственную большую лодку. 


Яхта была названа Weston в честь сына, вместе с которым актер режиссирует и выпускает собственные комиксы. Этой покупке предшествовало кино: именно с мощным и быстроходным катером связана одна из самых запоминающихся ролей Кейджа в фильме гонконгского режиссера Ву «Без лица», принесшая актеру большой успех. Здесь было все: и драма, и боевик, и фантастика, и триллер, — Джон Ву известен как мастер таких миксов. Николас Кейдж и его напарник по картине Джон Траволта исполняли головоломную задачу, ведь каждый из них играет и злодея Кастора Троя, и «правильного» агента ФБР Шона Арчера. Фильм снимался в лучших традициях знаменитого режиссера: минимум спецэффектов (только сцена операции), максимум игры самих актеров (даже трюки выполнялись почти без участия каскадеров). К примеру, по сценарию во время побега из тюрьмы Шон Арчер прыгает с 60-метровой высоты в холодные воды океана. Кейдж панически боится высоты, однако Джону Ву удалось убедить актера сделать этот трюк самому, мотивируя это тем, что, мол, если актер боится, то пусть это будет написано на лице у его персонажа. Так и вышло — у Кейджа, когда он прыгает, на лице отображено отчаяние, страх и ужас, в которых не приходится сомневаться.


Финальную сцену с погоней на мощных катерах было решено поставить в реальном порту Лос-Анжелеса — в Сан-Педро. Естественно, съемки фильма в одном из самых загруженных портов мира представляли собой непростую задачу. Однако и она была с блеском решена благодаря отличной связи съемочной группы с администрацией порта, а также с береговой охраной, портовой полицией, пожарным департаментом, лодочными компаниями и капитанами. Самой большой трудностью было составить график передвижения судов в порту таким образом, чтобы они не мешали съемкам, а также договориться со всеми большими кораблями, буксирами и баржами, чтобы те не вставали на якорь там, где они могли бы попасть в объективы камер. Скорость танкеров такова, что до полной остановки они по инерции проплывали от полмили до мили. И вся голливудская флотилия должна была находиться на безопасном расстоянии от этих «тормозных путей». Такое уважение, какое царило между кораблями во время съемок, редко встретишь в городских пробках, — по словам капитана Уатерса, тесно сотрудничавшего со съемочной группой, «был установлен новый стандарт во взаимоотношениях между судами». Очевидно, съемки в фильме и настоящий детский восторг от морских гонок стали последними каплями, переполнившими чашу желаний, — у актера появился его собственная яхта.


Восьмидесятифутовый Weston пришвартован в собственной гавани возле поместья Кейджа в ожидании, когда у его хозяина найдется время на морскую прогулку в перерывах между съемками. Профессиональная команда и капитан всегда держат наготове рыболовные снасти — Ник любит не только скорость. Как и большинство мировых знаменитостей, владеющих яхтами, Кейдж относится к «Вестону» как к чуть ли не единственному надежному месту, где можно укрыться от внимания и суеты. Печально, но именно здесь он окончательно рассорился со своей второй женой, дочерью короля рок-н-ролла Лизой Марией Пресли, — с борта этого корабля она швырнула в океан обручальное кольцо стоимостью в 65 тысяч долларов. Николас старался восстановить отношения и даже послал водолазов на поиски символа любви, но, увы…

Этот корабль Кейдж предоставил своему другу Джонни Деппу в качестве плавучей базы на съемках «Пиратов Карибского моря» в Доминиканской Республике. И девять месяцев, проведенных на борту яхты Кейджа, закончились для Деппа тем, что он купил собственную. А Николас надеется, что страсть к океану, которую он не смог вполне осуществить в своей жизни, передастся его сыновьям.

Он часто повторяет, что чувствует себя комфортнее на лодке, чем на земле, где ему пришлось прокладывать свой путь потом и кровью.

А вот в океане он никому и ничего не должен доказывать. Океану все равно, из какого он клана и какие у него призы. Главное, что моряк.

Новости о яхтах, катерах, путешествиях и стиле жизни
Присоединяйтесь:
Все номера журнала в вашем смартфоне: