Лица
2008, январь-февраль

Странная страсть Феррагамо

Текст Ольга Селезнева
История Сальваторе Феррагамо — «короля сапожников» и «сапожника королей» — многократно пересказана модными журналами. На самом деле эта история, начавшаяся в 1898 году и похожая на рождественскую сказку, не о том, как мальчик из итальянского захолустья, одиннадцатый ребенок в бедной семье, покорил Голливуд. Она о том, что может сделать человек ради осуществления своей мечты


Великий модельер Сальваторе Феррагамо не имел к яхтингу ни малейшего отношения. Исходя из фактов его биографии можно предположить, что ему было просто не до того. Восьмилетним мальчиком он уже мог соорудить недурную пару туфель, в 11 был отправлен учиться в Неаполь, в 14 создал собственную мастерскую, где на него трудились взрослые мастера, а еще пару лет спустя эмигрировал вслед за старшими братьями в Америку. Там уже случилось то, что всем известно, — успех, работа с крупнейшими киностудиями, статус культового дизайнера и личного обувщика кинозвезд. Он мечтал сделать туфли предметом культа и добился этого. Маэстро давно умер, еще в 1960 году, и сегодня компанией Salvatore Ferragamo управляют представители трех поколений семьи. Это настоящий итальянский клан — около 60 человек, однако ключевых фигур не так много. Среди них сыновья великого мастера — Ферруччио, Массимо и Леонардо.

Так при чем тут яхты? Они появились в семье Феррагамо не так давно, и весьма необычным образом. Надо заметить, что страсти к яхтингу подвержены многие владельцы итальянских модных домов. Однако семья Феррагамо пошла дальше всех — она не ограничилась покупкой яхты или даже коллекции яхт, а просто купила целую верфь — знаменитую финскую Nautor, которая строит яхты Swan, именуемые в парусном мире не иначе как морскими «роллс-ройсами». Инициатором такого необычного уклона в семейном бизнесе стал Леонардо Феррагамо. Его мы и решили расспросить. О яхтах, и не только.


— Семья для итальянцев — это все. Только в вашей стране могут возникать такие династии, где много поколений продолжают дело, начатое предками. Каково это — ощущать себя принадлежащим такому клану?

— Прежде всего это означает огромную ответственность. Нужно уметь уважать традиции, но при этом без страха смотреть в будущее.

— Ваш отец основал «империю». Сегодня ею управляют сразу несколько членов семьи. В такой ситуации борьба за лидерство почти неизбежна. Не возникает вопрос «Кто здесь главный?»

— Нет, конечно. У всех нас, у моих братьев и сестер, абсолютно разные роли и каждый отвечает за свою часть дела. Хотя все важные решения принимаем всегда вместе. В этом и состоит сила моей семьи.

— Вас не смущала некая предопределенность жизни? Вот представьте… Живет молодой человек и понимает, что в один прекрасный день ему придется взять в руки семейное дело. Вас такая перспектива не пугала? Или, будь выбор, предпочли бы заняться чем-то другим?

— Понятия не имею, что бы я делал в других обстоятельствах. Я люблю мою компанию. Я люблю мой бизнес. Это моя жизнь и моя страсть.


— Говорят, вы увлеклись яхтингом еще в детстве. Кто и как «привел» вас в море? О вашем отце нигде не говорилось, что он был яхтсменом…

— Это все начал Ферруччио. И я тинейджером стал ходить с ним в море. Другой брат Массимо тоже хороший яхтсмен. Это прекрасно — делить с ними одну и ту же страсть к морю. Ну и соревноваться, конечно.

— Если взять в расчет ваш гоночный опыт, можно ли сказать, что к «каникулам», ленивому отдыху на яхте вы равнодушны?

— Я люблю азарт регаты, но это не значит, что я не люблю расслабляться в отпуске с семьей и друзьями. На моей лодке эти два аспекта легко объединяются.

— Для людей, увлекающихся парусом, моторные яхты иногда просто не существуют. Хотя многие профессиональные яхтсмены (как например, шкипер команды Alinghi — дефендера Кубка Америки, Брэд Баттерворт) любят и то и другое. Как с этим у вас?

— Это просто другой способ получать удовольствие от моря. Если у вас мощная моторная яхта, то вас радует, как быстро на ней можно добраться в пункт назначения. С парусной лодкой вы получаете удовольствие от процесса.


***

Парусные яхты Swan давно считаются лучшими из лучших. Кажется, что они были всегда. На самом деле финская верфь Nautor была основана не так уж давно — чуть более 40 лет тому назад, в 1966 году. Первой построенной лодкой стал 10-метровый парусник Swan 36. Его идея (как и всех последующих яхт) состояла в том, чтобы объединить преимущества комфортабельного круизера с возможностями гоночной лодки. А ядром концепции стало качество. С большой буквы. Это поняли все, и достаточно быстро. За последующие 12 лет было представлено еще 15 новых моделей. Среди них ставший легендой Swan 55. На момент выпуска в 1970 году это была самая крупная парусная яхта с пластиковым корпусом. Собственно, легендарной можно назвать почти любую модель верфи — большинство яхт, построенных еще в 60-годы, до сих пор успешно бороздят акватории мира. Так национальная гордость Финляндии стала глобальной ценностью.

Леонардо Феррагамо также не устоял перед искушением. Его первым приобретением на финской верфи стал Swan 51 — произошло это в 1988 году. Оказалось, что это — любовь навсегда. Лодки менялись, но приверженность верфи оставалась неизменной. Между тем, несмотря на легендарный статус, финансовые дела верфи шли все хуже и хуже. Верфь выживала исключительно на благотворительности патриотично настроенных местных яхтовладельцев. Феррагамо все это ужасно расстраивало: к тому моменту он уже настолько сросся с компанией, что постоянно предлагал всевозможные модели оздоровления. Но тщетно. В 1998 году он вконец разочаровался в «финской модели управления» и поступил так, как подобает настоящему мужчине, яхтсмену и миллионеру. Он просто купил верфь. Все, кто можно, настойчиво отговаривали его от этого. Советы были абсолютно разумны: не мешай хобби и бизнес. Но именно это он и сделал.

— Решение приобрести верфь было спонтанным или тщательно обдуманным?

— Давайте скажем так: я все неплохо обдумал, но все равно это было движение сердца.

— Если учесть, что яхтостроение — дело недешевое, не было опасений «утопить» основной бизнес?

— Мне нравится видеть, когда мое увлечение приносит результаты. Когда вы гоняетесь под парусом, вам просто нравится этот процесс. Но это не отменяет желания победить. С верфью все то же самое.


***

Первым открытием нового владельца и обладателя степени MBA Колумбийского университета стал тот факт, что на верфи почти не было специализации. Одни и те же люди строили суперъяхты и скромные 48-футовики, хотя методы и технологии, применяемые на больших и маленьких яхтах, были абсолютно разными. Еще хуже, по словам Феррагамо, было то, что верфь стала «самодостаточной». Еще будучи сторонним советчиком, Феррагамо постоянно пытался объяснить, что технологии, дизайн, да и само понятие элегантности яхты — вещи переменчивые. «Я всегда давал хорошие советы, — сухо комментирует Леонардо, — но они меня никогда не слушали». В роли владельца Феррагамо еще пришлось доказывать упрямым финнам, что он не финансовый спекулянт. И все равно для начала ему всем «коллективом» устроили нечто вроде устного экзамена. Первым делом Феррагамо поделил все на две части: одна группа рабочих стала заниматься лодками до 70 футов (при этом доля стандартных операций была увеличена), другая — только большими яхтами, где приходится воплощать массу индивидуальных пожеланий клиента. «Это как шить костюм на заказ», — оперирует привычными понятиями Феррагамо.

— Nautor — старая верфь с собственными традициями, а тут приходите вы, иностранец, и вдруг решаете все поставить с ног на голову…

— Основной целью было сохранить философию и традиции, которые сделали Swan легендой. Конечно, многое пришлось поменять, модернизировать с технической и организационной точек зрения. Надо было скомбинировать две разные культуры: финскую педантичность и итальянскую креативность. Возможно, это и стало причиной успеха.


— Вы принимаете участие в дизайнерской работе или концентрируетесь только на управлении?

— У верфи один из лучших дизайнеров мира — Герман Фрерс и лучшие мастера для реализации его идей. Хотя мне нравится участвовать в разработке новых проектов, и я часто подкидываю идеи.

— Кто вы для подчиненных — друг или суровый босс, наводящий ужас своим появлением?

— Надеюсь, что я… дружелюбный коллега. Общение — лучшая стратегия.

— Специальные регаты для яхт Swan — ваша идея или они появились раньше?

— В этом году мы празднуем 15-летие регаты Swan Cup. Так что событие не такое уж и новое, хотя за последние годы оно подросло по числу участников и уровню «гламура». Когда я купил Nautor, то предложил новые регаты: Swan European Regatta — для наших европейских покупателей и Swan American Regatta — для американских. Сейчас планируем организовать еще что-нибудь для тех, кто предпочитает немного другой стиль яхтинга — не гонки, а расслабленное, но интересное круизное плавание.

***

В первый же год «правления Феррагамо» верфь, вместо того чтобы потерять миллионы, заработала 440 тысяч долларов. Следующий год ознаменовался выпуском суперъяхты Swan 112. Еще четыре года спустя продажи поднялись втрое, а прибыль Nautor составила уже 4,5 миллиона. Сегодня это больше чем верфь. Это престижнейшее сообщество владельцев яхт Swan, где постоянно что-то происходит. От Rolex Swan Cup на Сардинии до ежегодной ноябрьской «трансатлантики». У самого Леонардо сейчас Swan CS42, Swan 601 и на подходе еще новый 90-футовик. Разумеется, он тоже гоняется. Похоже, все это он придумал для себя лично.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
2019-0910-Wheels-300600Article