Атрибут
2010, май-июнь

Камнепад

Текст Александр Щуренков
Пережив кризисный год, ювелирные марки осторожно начинают вкладываться в ослепительный блеск драгоценных камней

Пока большая часть Европы пытается экономить, а представители аристократии и бизнеса с многомиллионным оборотом решили жить скромнее и не напоказ, крупные ювелирные дома пытаются делать украшения для азиатского рынка, где продавать люксовую продукцию еще пока удается. Мелкие бриллиантовые паве дополнились камнями под заказ более крупного размера, часть колье и колец получили графичный и четкий рисунок, другие, наоборот, сплошь усеяны цветными камнями и выглядят то как цветы, то как марципановые пирожные. Для повседневных украшений по-прежнему используют все виды золота, а также перламутр, жемчуг и недорогие, но эффектные самоцветы (от аметиста и топаза до опала). Представляют на суд закупщиков и прессы все созданное за год там же — в Женеве, Базеле и на камерных презентациях от Нью-Йорка и Парижа до Гонконга.

Одним из главных событий салона BaselWorld 2010 стала коллекция Crazy Flower, принадлежащая вовсе не ювелирному бренду. «Сумасшедшие цветы» расцвели в запасниках Breguet — одной из старейших и уважаемых часовых мануфактур, ведущей свою историю с 1775 года. Линия драгоценностей этого бренда призвана поддерживать стремления нефтедобытчиков и всех прочих к главному — украсить свою любимую по-настоящему красивыми и сложными, как часы Breguet, украшениями.

Главный «цветок» в действительности — все те же часы, снабженные минутным репетиром. Их овальный корпус увеличен за счет «лепестков» — достаточно крупных и автономно укрепленных багетных бриллиантов в три ряда. За счет такого крепления каждый драгоценный камень меняет свое положение при малейшем движении руки — зрелище, надо отметить, впечатляющее. За каждую такую флористическую единицу, несущую бриллиантов на сорок каратов, попросят около 750 тысяч евро. Помимо часов, существует и скромная ювелирная коллекция той же тематики: кольцо-цветок, серьги, подвеска.

Для тех, кому такие бриллиантовые россыпи кажутся чересчур расточительными, продолжили выпускать скромную, но крайне интересную линию Petit Trianon, вдохновленную знаменитой «петлей» Breguet (подобный мотив использован в женских часах «Королева Неаполя», а также исторических ювелирных украшениях). Стандартный набор — серьги, кольца, браслеты — выполнены из желтого, белого и розового золота, несут на себе несколько крупных камней, а также щедрую россыпь мелких.

Не забыли включить цветы в свою коллекцию и Piaget, развивающие в этот раз свою линию Limelight в музыкальном ключе. Новая коллекция Limelight Jazz Party отсылает к игриво звучащему пианино, а также неуемной вокалистке, украсившей себя полураскрывшейся розой. Эти самые розы стали ключевым мотивом для серег, а также колец — их усыпали бриллиантами и сапфирами различных оттенков синего для создания особенного объемного эффекта. Часть коллекции — минималистского черно-белого цвета, состоящая полностью из белого золота и бриллиантов. Колье очевидно напоминают клавиши фортепиано, которые порой игриво вывернуты в своеобразный цветок.

По-иному поступили итальянские ювелиры из Santagostino, развивающие флористические, а также морские карибские и фрукторианские мотивы в своих единичных украшениях с 1969 года. Все украшения этой марки затейливо собираются из множества мелких деталей. Это могут быть разнообразные цветы, выполненные из цитрина, турмалина, аметиста, сапфира или рубина, или же ягоды клубники, ракушки, мухоморы, выполненные из коралла или эмали. Само же изделие витиевато выкроено из 18-каратного золота.

В морскую пучину в этом году подались Van Cleef&Arpels, пересмотревшие свои представления о повседневных украшениях. Коллекция Perlee целиком выполнена без самоцветов и из розового или белого золота, с некоторыми вкраплениями бриллиантов. Обыгрывая тему жемчуга, ювелирных дел мастера отказались от этого камня органического происхождения, целиком заменив его «вздувшимся» металлом, собранным в свое-образные нитки бус. Такая техника была изобретена еще в 1920-х годах, а некоторые украшения повторяют архивные образцы 1970-х.

Два крупнейших ювелирных дома буквально осыпают мировых знаменитостей драгоценностями к Каннскому кинофестивалю и церемонии вручения «Оскара». Первый — Chopard — изготавливает и вручаемую победителям «Пальмовую ветвь» из золота на горном хрустале. Второй — de Grisogono, основатель которого, Фаваз Груози, устраивает еще и свой, закрытый прием во время церемонии вручения «Оскара». Марка Chopard с размахом празднует 150-летие со дня своего основания и в честь этого выпустила ограниченную 150 экземплярами коллекцию, состоящую из изображений животных. Эти ироничные и чрезвычайно милые украшения существуют в единственном экземпляре, возникли в результате многочасового ручного труда и относятся к категории haute joaillerie. Но и de Grisogono могут похвастаться игрой в категории «высокого ювелирного искусства». В коллекции 2010 года примером такого соперничества стал увесистый браслет с «плавающими» дельфинами. Удивительно, но даже на самой хрупкой руке он сморится не оковами, а изящным украшением. Помимо «тяжелой артиллерии», у марки припасены изделия на каждый день. Характерные для бренда «вздутые» формы колец и браслетов по-прежнему украшены камнями высокой цены — бриллиантами, изумрудами, сапфирами. Часть из них выполнена в технике trompe l’oeil («обманка») с трансформируемыми элементами, что позволяет в зависимости от настроения менять внешний вид украшения: к примеру, от усыпанного камнями кольца к скромной золотой «шишке».

Ювелирные изделия Bochic дизайна Мириам Сала и Давида Аарона Жозе периодически появляются на красной дорожке — и часто догоняют своих именитых и крупных собратьев. Эти украшения, нарочито выполненные в манере ар-деко, украшают шеи и запястья Анжелины Джоли, Рианны, Мэнди Мур, а также ряда итальянских кинодив и жен американских сенаторов. Bochic неспроста любят за серьги, ожерелья и браслеты — обладая крупными формами, четким, но затейливым узором, они хорошо будут смотреться как в объективе кинокамер, так и на страницах светских журналов. В качестве материалов — проверенная классика: золото с бриллиантами оттеняются жадеитом, ониксом, перламутром, турмалинами.

Поддерживает тенденцию крупных украшений с четким графичным рисунком бренд со швейцарско-итальянскими корнями Di Modolo. В этом году перстень-башенка из белого золота с черным ониксом, бриллиантами и эмалью претендует на звание бестселлера — и подойдет как на каждый день, так и для похода в театр.

Кстати говоря, тенденция выпускать универсальные украшения становится все увереннее. Несомненно, хорошо обладать весомой подборкой сложнейших ювелирных единиц, место которым — уж если не на красной ковровой дорожке, так в паре с роскошным вечернем платьем. С другой стороны, время диктует свои условия. И в ближайшую пятилетку показная роскошь будет восприниматься как отсутствие вкуса и хороших манер.

Богатство и разнообразие женских ювелирных украшений компенсируется скупой мужской классикой. По-прежнему много запонок из всех видов золота, украшенных как черными и белыми бриллиантами, так и полудрагоценным авантюрином (его за темно-баклажановый цвет и золотые вкрапления сильно полюбили российские бизнесмены). Офисная коллекция представлена зажимами для галстуков. Их носят на манер 60-х прошлого столетия — напоказ. Правда, в этом случае драгоценные камни не приветствуются, а на первый план выходит сложный дизайн или всевозможные виды отделки (от гравировки до гильоше). Помимо зажима, вернулись булавки для галстука — такими аксессуарами, как правило, из желтого золота, закалывают узел в районе ворота рубашки. Печатки и перстни, не в пример прошлому году, предлагают аккуратнее: формы стали еще скромнее (никаких «вздутий»), отсутствуют многокаратные паве — и никакой показной роскоши.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
220x369-rightside-inside-mastercraft