Моторные яхты
2014, Сентябрь-октябрь

За стеклом

Текст Дмитрий Киселев Фото Feadship
Como — первая за 16 лет целиком алюминиевая полуводоизмещающая яхта raised pilothouse от Feadship — новая игрушка Нэвилла Croaky Крайтона, одного из самых незаурядных персонажей яхтенного мира


Eсли за строительство яхты берется успешный предприниматель, яхтсмен и автогонщик в одном лице — можно ожидать чего-то захватывающего. Владелец Сomo — новозеландец Нэвилл Крайтон. Крепкий седовласый человек с потрясающей энергетикой и ослепительной улыбкой доктора Ливси из советского мультфильма «Остров Сокровищ» — в яхтенном мире известен прежде всего как владелец и шкипер макси-яхт Alfa Romeo I, II и III. Каждая из них имела передовую для своего времени конструкцию — Крайтон всегда был помешан на оптимизации всего и вся, будь то торговля автомобилями, автомобильные гонки или яхтинг.

Крайтон рос на молочной ферме, но однажды его семья переехала поближе к морю, и юный Невилл увлекся яхтингом. Окончив школу, он стал подрабатывать в автомобильном бизнесе и обзавелся новым хобби — автогонками. Не сразу, но его карьера торговца автомобилями пошла в гору, и Крайтону в конце концов удалось заработать достаточно денег, чтобы сделать то, о чем он давно мечтал, — совершить тихоокеанский круиз на собственной яхте. На 16-метровом паруснике Philip Rhodes Крайтон прошел по маршруту Фиджи — Таити — Папуа – Новая Гвинея — Новая Каледония. Позже он перебрался на Гаваи, где выстроил успешную сеть дилерских центров автомобилей премиум-класса. Помимо торговли машинами Крайтон покупал и строил яхты, на которых участвовал в регатах.


Однажды во время игры в регби Крайтон получил серьезную травму горла и ему были вынуждены сделать трахеостомию — вставить дыхательную трубку. По-видимому, из-за нее у него развился рак горла, который обнаружили в 1977 году (Крайтон говорит, что за всю жизнь не выкурил ни одной сигареты). Врачи давали ему не больше трех месяцев. Но Крайтон выжил — ценой трех десятков операций и утраты голосовых связок. По его словам, последнее было самой главной проблемой: немой автодилер не может заключать сделки.

Нэвилл прочитал о группе медиков из Индианаполиса, которые разработали особое устройство, позволяющее говорить без использования голосовых связок. У них не было денег, чтобы проверить его эффективность, и Крайтон согласился стать первым подопытным. Он смог снова начать говорить, используя специальный горловой клапан. С тех пор к нему приклеилось прозвище Croaky, Хриплый. Но хриплый голос — только полбеды. Из-за клапана Крайтон рискует мгновенно захлебнуться, оказавшись в воде. Тем не менее яхты остаются его главной страстью, и он не намерен прекращать участвовать в регатах и бить рекорды океанских переходов.


Обычно при строительстве яхты заказчики в целом следуют концепции выбранной верфи. В отличие от них Крайтон явился в компанию Feadship, чтобы построить именно такую яхту, какую представлял себе сам, и она вышла совершенно непохожей на то, что обычно сходит со стапелей De Vries и Van Lent. Обтекаемая алюминиевая «торпеда» с корпусом полуводоизмещающего типа и компоновкой raised pilothouse cпроектирована по заказу Крайтона Эдом Дюбуа. Его и новозеландского яхтсмена связывает долгое сотрудничество — за два десятилетия студия Dubois Naval Architects разработала по его заказу девять яхт.

Приподнятая рулевая рубка обеспечивает самый лучший обзор, оптимизирует перемещения экипажа в обход гостевых зон, наконец, в ней меньше ощущается качка — в силу того, что она расположена почти в середине корпуса. Благодаря малой высоте яхт такого типа на них нет нужды делать выдвижные террасы или сложнотрансформируемую корму для того, чтобы обеспечить гостям контакт с водной средой — море и так близко. Формой надводной части корпуса Como напоминает лобстер-бот: тот же высокий и широкий нос, рассчитанный на то, чтобы эффективно отводить брызги, и плавно ниспадающая к корме линия надводного борта, благодаря которой ничто не заслоняет вид через боковые окна салона на главной палубе.


На Como очень много стекла, ее надстройка в профиль кажется почти целиком прозрачной, и яхта уже получила неофициальное прозвище «стеклянный Feadship». Дизайнеры даже врезали шестиметровые окна в фальшборт — ровно напротив окон мастер-каюты в носовой части. Благодаря этому из каюты можно любоваться морскими пейзажами хоть стоя, хоть сидя, хоть лежа. К этому конструктивному элементу возникло много вопросов у классификационных сообществ. Но бортовые стекла (как и остальные стекла на яхте) успешно выдержали проверку на прочность, в ходе которой на стекло с высоты 8 м дважды роняли 6-килограммовую болванку. Большими окнами снабжены и четыре каюты на нижней палубе, что совсем нехарактерно для яхт такого размера и не приветствуется стандартами безопасности. Однако Feadship, вот уже несколько лет подряд серьезно исследующей применение стекла в качестве несущего элемента конструкции на cуперъяхтах, удалось убедить сюрвейеров в надежности окон Como.


Дизайнеры Redman Whiteley Dixon создали для Como современный лаконичный интерьер в монохромной гамме, постаравшись максимально размыть границы между интерьером и внешней средой. Этому способствуют не только огромные окна, но и, к примеру, бар, расположенный частично в салоне, а частично — на открытой кормовой террасе, визуально и функционально он объединяет эти два пространства, когда двери салона полностью открыты. Внутри много необычных решений. Например, диванная зона в салоне смонтирована на вращающемся основании и может поворачиваться на 360 градусов в любую сторону — к телевизору, боковым окнам или корме. Очень эффектно выглядит лестница, ведущая в рулевую рубку и на нижнюю палубу: каскад полированных ступенек из белого мрамора Thassos на каркасе из нержавеющей стали. В отделке интерьера, помимо мрамора, использованы шершавый дуб, лакированная древесина макасара, натуральные ткани. Многое в дизайне Como привнесено из мира парусников: повышенная функциональность, оптимальное использование пространства, в том числе при прокладке коммуникаций. Крайтон выбрал самые мощные двигатели, какие можно было разместить в машинном отделении Como. Ими стали Caterpillar C32 мощностью 1417 кВт каждый. С этими дизелями яхта способна развивать скорость 19 узлов. Достигать этого показателя ей помогает пара конструктивных элементов в подводной части, напоминающих фиксированные интерцепторы. Они начинают работать на скоростях от 10 узлов, не давая корме слишком сильно зарываться в воду и создавать дополнительное сопротивление движению. Быстрая, технологичная и броская Como напоминает одновременно и гоночные яхты Alfa Romeo, и спортивные машины, которые коллекционирует Нэвилл Крайтон. Нечасто можно встретить яхту, которая так точно передает индивидуальность своего владельца и его принцип жить на полную катушку, вне зависимости от того, где находишься — в море, на дороге или гоночной трассе. Сам же ее создатель уже увлечен новой идеей — вернуться к яхтенным гонкам, но теперь на мультикорпусной лодке. Будем ждать с нетерпением.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
220x369-rightside-inside-cc