941x140-burevestnik
Новые проекты
2004, ноябрь-декабрь

Джон Банненберг (1929–2002)

Текст Никита Малышев
Его вклад в развитие индустрии больших яхт переоценить невозможно, точно так же, как невозможно равнодушно смотреть на яхты, которые появились на свет благодаря его фантазии. Начиная новую рубрику, посвященную дизайнерам, мы решили рассказать про человека, который, без скромности, весь современный яхтенный дизайн и создал.

Яхт-дизайнеры существовали и до Банненберга, правда, английское слово designer тогда имело только одно значение: конструктор. В паре с морскими архитекторами, которые рассчитывали гидродинамические качества корпуса, дизайнеры-конструкторы создавали почти одинаковые яхты с классическим профилем и консервативным интерьером. Яхты выглядели как уменьшенные копии пассажирских пароходов, внутри чуть более роскошные, чем каюты первого класса. Планировка была стандартной и, откровенно говоря, тесноватой, отделка полированными деревянными панелями считалась модной, потолки почти всегда красили в белый цвет, и вся индивидуализация сводилась к выбору материалов и мелкой деталировке. До появления Банненберга понятие индивидуальный проект было во многом виртуальным.

23-летний австралиец Банненберг приехал в Лондон в 1952 году. Молодой пианист, только что закончивший Сиднейскую консерваторию, он хотел продолжить свое образование в Англии и мечтал стать профессиональным музыкантом. По вечерам Джон играл в джазовых клубах и барах, а днем подрабатывал художником-оформителем в театре. Через два года оформитель в Банненберге перевесил, и он открыл небольшую студию по дизайну интерьеров вместе со своей супругой Бо. А еще через несколько лет один из клиентов показал ему наброски своей будущей яхты, которые Банненберг, безжалостный к любым проявлениям дурновкусия, разнес в пух и прах. Если ты такой, черт возьми, умный, то сделай лучше, – поймал его на слове клиент. И Банненберг сделал. На следующем бот-шоу в Лондоне в 1963 году та 25-метровая парусная лодка привлекла немало любопытных взглядов.

После этого к Банненбергу понемногу потянулись новые судостроительные заказчики, в том числе верфь Cunard, для которой дизайнер оформил часть интерьеров суперлайнера Queen Elizabeth 2. Но мировая известность из серии проснулся и обнаружил себя знаменитым к Банненбергу пришла в 1972 году. Со стапелей верфи Lurssen тогда сошла Carinthia VI – 70-метровая яхта немецкого торгового магната Гельмута Хортена. Лодка буквально взорвала изнутри спокойное болото моторных яхт своим космическим видом. Сегодня она признана почти что Джокондой яхтенного дизайна, а тогда у публики, кроме неконтролируемых охов и ахов, эпитетов обнаруживалось немного. После такой серьезной заявки к Банненбергу потянулись creme de la creme яхтенной клиентуры, и восьмидесятые прошли под окончательно победившим лозунгом: Мы говорим \"яхтенный дизайн\" и подразумеваем \"Банненберг\". Это было больше, чем успех. Но Джон тоже был больше, чем художник, хотя он и провел немало уик-эндов за чертежной доской в своей студии на Бернсэлл-стрит в Лондоне. Кроме несомненного вкуса, он обладал прямо-таки ядерной харизмой, помноженной на неутомимый энтузиазм.

Помимо переворота в головах потребителей Джон боролся со стереотипами в работе строителей яхт. Привыкшие строить так, как строили их отцы и деды, работники старых европейских верфей изо всех сил сопротивлялись авангардным идеям этого безумного англичанина. Джон сломал с ними немало копий, а иногда ему приходилось даже отказываться от работы с верфью (так было с итальянской CRN Ancona). Правда, после того как проект завершался, нелегкие на подъем немецкие и голландские кораблестроители сами были счастливы, глядя на результат. И сегодня строители яхт гораздо более восприимчивы к дизайнерским идеям – во многом благодаря активности Джона. Но в те годы все было иначе, и отчасти для того, чтобы не тратить силы на ненужную борьбу, Банненберг начал работать с молодой австралийской верфью Oceanfast, где на любое нестандартное предложение дизайнера отвечали чуть ли не по-пионерски: Всегда готов!. В результате сотрудничество с Oceanfast растянулось на два десятилетия, и за это время было построено более 30 лодок, а стараниями Банненберга малоизвестную ранее верфь стали серьезно воспринимать в яхтенной индустрии.

Хотя Джон всегда имел твердое мнение относительно эстетики вещей, в своей студии он создал настоящую творческую атмосферу, никак не подавляя других дизайнеров своим эго. Бок о бок с ним карьеру начинали настоящие звезды сегодняшнего дизайна, такие как Теренс Диздейл, Дон Старки, Тим Хейвуд и Эндрю Уинч. В их работах до сих пор прослеживается влияние гуру: достаточно посмотреть на недавнюю Carinthia VII Тима Хейвуда или тот же Pelorus.

На самом деле, влияние Банненберга можно найти практически в любой современной большой яхте. Именно Джон приучил всех заказчиков рассматривать яхты не как инженерное решение, а как арт-объект. Первым идею о том, что на большой яхте все должно быть придумано индивидуально для заказчика – от интерьеров и экстерьеров до столового серебра и узоров на полотенцах, – тоже начал продвигать именно он. Так что все самое главное, чего достиг Банненберг за свою жизнь, можно подытожить одним словом, точнее, хватит даже половины: во многом благодаря Джону в слове мегаяхта появилась приставка мега.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Рекомендуем прочитать
Новые проекты Аmnesia как образ жизни
У этой 164-футовой мечты есть словесное определение - мегаяхта. Его приняли на вооружение лидеры мирового рейтинга по производству больших яхт - итальянские верфи. Кристина О, 99-метровая яхта Онасиса, по их определению уже гигаяхта - не из-за роскоши или энерговооруженности, кстати, практически такой же, как на Аmnesia, а только из-за размера. Откуда у итальянцев страсть не к латыни, а к греческим приставкам?
Новые проекты Джон Банненберг (1929–2002)
Его вклад в развитие индустрии больших яхт переоценить невозможно, точно так же, как невозможно равнодушно смотреть на яхты, которые появились на свет благодаря его фантазии. Начиная новую рубрику, посвященную дизайнерам, мы решили рассказать про человека, который, без скромности, весь современный яхтенный дизайн и создал.
Текст Никита Малышев
Новые проекты Первая ласточка
Ежегодно международное жюри, в которое входят журналисты 11 ведущих яхтенных журналов Европы (Seilas – Норвегия, Baatnytt – Швеция, Baadnyt – Дания, Die Yacht – Германия, Waterkampioen – Голландия, Bateaux – Франция, Yachting World – Англия, Yacht Revue – Австрия, Yate – Испания, Fare Vela – Италия, Yacht – Греция), после всестороннего изучения и испытаний называют лучшие парусные яхты года. На международном боат-шоу в Дюссельдорфе в январе нынешнего года была объявлена лучшая яхта 2003 года. Ею стала 50-футовая крейсерско-гоночная яхта Shipman 50. Она же удостоилась главного приза в номинации Самая новаторская разработка. И эти призы, безусловно, заслужены.
Текст <br/>Андрей Жаворонков
220x369-rightside-inside-burevestnik