Моторные яхты
2005, июль-август

Планета Pershing

Текст Вероника Завадская
Тысячелетия человек мечтал нестись по глади морской быстрее дельфина, быстрее атакующей акулы, но такая стремительность казалась атрибутом богов. На скорости за сорок пять узлов что-то меняется в составе крови. Чувствуешь себя если не богом, то пришельцем с иной планеты — «планеты» Pershing


Несколькими характерными деталями команда Тили Антонелли придает своему творению грозный облик невиданного чудовища: агрессивно устремленный вперед нос, хищный глаз-иллюминатор, фирменный знак — ребристые «жабры». «Першинг 76» бросает вызов будущему владельцу — укроти дракона!

Это сугубо мужская лодка, лодка победителя. Даже «изъяны» некоторых технических решений для владельца — предмет гордости. Пульт управления, например. Да, он сложно устроен, до иных кнопок нелегко дотянуться, в назначении других с полоборота не разберешься. А вы бы хотели, чтобы этой лодкой могли управлять жена или гости?

Новаторское решение, применявшееся вслед за «семьдесят шестым» и на других моделях, — единая главная палуба. Камбуз перенесен вниз, к помещениям для экипажа. На безупречно мужской лодке хозяевам не придется ни только готовить, даже замечать кухню. Все сделается само собой и будет подано по трапу в огромный салон-столовую. Эта центральная часть палубы отгорожена стеклянными переборками от кокпита и пульта управления. Задняя переборка раздвигается, в хард-топе открывается люк, и ничто не отделяет пассажиров от неба и моря. Стеклянная стена впереди, повинуясь кнопкам на пульте управления, меняет прозрачность.


Она превращается в обзорное окно, сквозь которое пассажиры могут наблюдать за рулевым и видеть все то, что рулевой видит сквозь выпуклое ветровое стекло; а ближе к вечеру стена становится молочно-белой и на нее опускается плазменный экран. В эту пору дня пассажиры собираются в передней части салона, возле телевизора и бара. Яркий свет не отвлекает рулевого, а рулевой не мешает пассажирам даже во время швартовки: рубка имеет собственный выход на палубу, не через салон и кокпит.

Мощная технологичность «лодки будущего» не сводится к лошадиным силам и системе навигации, хотя только о моторах и приборах можно было бы говорить и говорить, пока Pershing пересекает Атлантический океан (ведь на меньшее мы не согласны). Нестандартность, сверхсовременность решений обнаруживаются во всем: в сочетании хромированной стали и стекла, в необычной форме столиков, раскладывающихся треугольниках и полуэллипсах. Кажется, мебель здесь постоянно меняет конфигурацию, дышит и движется вместе с лодкой. Обилие блестящих поверхностей добавляет воздуху (то же решение и в каютах — вделанные в переборки большие зеркала) и вместе с тем внушает уверенность: даже на предельной скорости ни столик, ни ваза на нем не задребезжат. По этому поводу владелец может не тревожиться.


Единственное, что может удручить клиента, — отсутствие простора для собственной дизайнерской фантазии. Нет, конечно, по желанию любой элемент интерьера можно заменить, но упрощать обстановку трехмиллионного судна вряд ли кому-то вздумается, а большей роскоши можно достичь разве что на манер «Тысячи и одной ночи», затребовав ручки с брильянтами и золотые унитазы (такое, увы, случается). Но в рамках хорошего вкуса едва ли удастся превзойти сочетание темных и светлых пород дерева, среди которых доминирует традиционный тик и редко использующаяся в отделке яхт австрийская груша; выдумать контраст, более впечатляющий и вместе с тем гармоничный, нежели минималистские металлические светильники и оранжевые покрывала в спальне; не говоря уж о крокодиловой коже диванов, — фирменное сочетание дорогостоящей экзотики и практичности. И опять же игра оттенков: рябоватому рисунку крокодильей «шкуры» отвечает узор деревянного пола. Такие вот инопланетные затеи.

В расстановке мебели на нижней палубе ощущается та же уверенная рука. Огромная кровать в мастер-каюте, занимающей немалую (свыше пяти метров) ширину корабля, дерзко поставлена по диагонали и господствует над всем помещением. Это положение оставляет место для углового дивана со складным столиком и совершенно свободный проход к ложу с обеих сторон. Для хозяйки предусмотрен длинный туалетный столик, для хозяина — солидный рабочий стол. В гардеробном шкафу можно было бы разместить парочку пассажиров. О размерах и комфортности ванной говорить принципиально не станем — вполне вероятно, что тут скрывается дополнительный пункт управления.


Расположенная на носу более узкая VIP-каюта близко повторяет решение мастер-каюты, но без углового дивана и с несколько меньшей гардеробной. Принципиальное для Pershing решение — и эти каюты, и обе гостевые или детские имеют не только отдельные санузлы, но и самостоятельные выходы на верхнюю палубу, чтобы никто никому не мешал. В меньшую из двух гостевых кают помещается одна кровать с тумбочкой или двухэтажная угловая койка. Лишнее подтверждение устойчивости судна: можно уложить ребенка спать наверх, и на полном ходу он не упадет, если, конечно, в его жилах течет кровь пришельца с «планеты» Pershing. А если нет — пусть падает. Pershing — не для всех. Эту лодку не с чем сравнить. Есть такие же быстроходные, большие, дорогие, комфортные. Но эта — просто другая.

76-й имеет ярко выраженный мужской характер: та же напористость и здоровая агрессивность во внешнем дизайне, та же стремительность в движении и как у любого мужчины — особая харизма.

Новости о яхтах, катерах, путешествиях и стиле жизни
Присоединяйтесь:
Все номера журнала в вашем смартфоне:
austin-parker-54-fly-22-03-2019