Атрибут
2005, март-апрель

Бес крыши

Текст Сергей Асланян
Владелец кабриолета рискует быть непонятым. В обширном списке излишеств кабриолет — один из первых. Зато само слово звучит настолько убедительно и рекламно красиво, что можно уже ничего не уточнять. Достаточно самого слова — кабриолет. Образ четырехколесной роскоши, блистательного дизайна и неразумной цены все с удовольствием дорисуют в своем воображении самостоятельно. А заодно добавят и к вашему портрету несколько неочевидных штрихов, сильно приукрасив действительность.

Зато впредь в разговорах о вас будут упоминать не особняк в приличном месте, не часы Jaeger-LeCoultre Gyrotourbillon I, а именно кабриолет. Немногие разбирающиеся в автомобилях добавят еще одну подробность — красивое название автомобиля, причем сделают это без зависти, совершенно искренне, как бы давая понять, что и они поступили бы так же, попутно примеряя на себя возможные последствия такой покупки. И хотя любой кабриолет разит впечатлительную аудиторию наповал, марка автомобиля все равно имеет очень большое значение. И не потому, что один дешевый, а другой дорогой, а потому, что на одном уместно, а на другом неуместно появляться на людях.

На должность самого главного кабриолета претендуют сразу два бывших родственника: Rolls-Royce и Bentley. До развода автомобили этих фирм были одинаковыми во всем, кроме эмблемы и сферы применения. Rolls-Royce был исключительно официозен, как фрак, и не допускал хозяина за руль. В комплекте к любому Rolls-Royce полагалось покупать еще и водителя в ливрее. Неосмотрительная попытка сесть за руль самостоятельно приводила только к одному: владельца принимали за слугу и старались дать на чай. Зато Bentley всегда предназначался самому хозяину. Именно он сидел за рулем и если вдруг ошибался местом и садился справа сзади, этим неосмотрительным жестом ронял свой статус до уровня охранника, который в Bentley, как правило, ездит именно здесь. В общем, ошибаться дверью в этих машинах недопустимо.

Но в отличие от Bentley Rolls-Royce себе кабриолетов уже очень давно не позволял. И вот вдруг объявил, что его концептуальный кабриолет 100ЕХ, сделанный к 100-летнему юбилею фирмы, пойдет в серию. Представители фирмы, которые теперь в основном немцы, так и не познавшие уровня приобретенного имени и не воспринявшие ни его духа, ни традиций, демонстрируя тевтонскую несгибаемость мысли, этим своим намерением спутали карты всему респектабельному человечеству. Четырехместный кабриолет Rolls-Royce — это приблизительно такое же недоразумение, как внедорожник марки Ferrari. Ведь если Rolls-Royce никогда не допускал хозяина за руль, то в кабриолете ему просто будет некуда деться. Сидеть сзади глупо, неуютно, а на большой скорости еще и невыносимо. А сесть спереди — означает, что человеку, заплатившему несколько миллионов, предлагают прикинуться охранником или шофером. Тогда, приглашая его в офис фирмы для обсуждения комплектации, надо не забыть позвать закройщика, который попутно снимет мерку для ливреи или бронежилета.

Хотя менее красивым от этой тактической ошибки маркетологов Rolls-Royce 100ЕХ/RR02 не становится. Как и на концепте, на серийном автомобиле постараются оставить самый яркий дизайнерский элемент — капот и рамку лобового стекла из полированного алюминия, а заодно и заявленный двигатель V16 объемом 9 литров.

Зато показанный в начале года фирмой Bentley кабриолет Arnage Drophead может оправдать заявку на титул если уж не самого главного, то самого достойного и, что приятно, уместного кабриолета. Тем более, что под маркой Bentley они выпускались с 1955 года и были очень почитаемы. И хотя этой старинной британской фирмой руководят опять-таки немцы, они оказались более внятными, чем те, которые купили себе Rolls-Royce. Немцам из Bentley хватило такта и исторической осведомленности, чтобы создать красивейшую машину, не порушив традиций и лишь добавив лоска и самим автомобилям, и их будущим владельцам. Плохо лишь то, что все немцы в чем-то одинаковы. И если с недавних пор у них на исторической родине стало модным путать названия типов кузовов и называть простые четырехдверные седаны не имеющим к этому никакого отношения словом купе, то и за морем, уже на английской территории, они стесняться не стали. Поэтому кабриолет Arnage Drophead они тоже назвали Coupe. Но стать первым кабриолетом ему помешает отнюдь не путаница с названием, а мотор с турбонаддувом мощностью 336 л.с. С инженерной точки зрения он безупречен, но V8 сейчас не в моде. Чтобы быть первым, надо ради моды и, может быть, вопреки здравому смыслу иметь 12 цилиндров. Хотя для самой фирмы это вторично. Ей важней оправдать заявленную максимальную скорость в 270 км/ч. Не много найдется отчаянных, рискнувших проверить этот максимум самостоятельно, особенно без крыши, после чего подтвердить данные или опровергнуть. Но сама по себе цифра выглядит достойно. Зато бесспорных кабриолетов все равно предостаточно. Явный фаворит всех времен и, что особенно важно, народов — Ferrari. Итальянцы делают как раз те машины, каждая из которых великолепна сама по себе. Ну, а если она еще и кабриолет, то ваши личные котировки стремительно пойдут вверх, так как появление на людях за рулем Ferrari демонстрирует безупречный вкус, спортивность и умение неназойливо, но очень сильно заявить о себе. Итальянцы об этом тоже догадываются и стараются, чтобы каждый отдельный автомобиль их марки дополнял образ хозяина, желательно попутно его приукрашая. А поскольку в основном к Ferrari прониклись американцы, то и автомобили выпускаются в первую очередь с учетом их вкусов и особенностей. Хотя у американцев вкусов поменьше, а особенностей побольше, чем у других. Самый броский ход, сделанный только что специально для Америки, так и называется — Ferrari Superamerica. Инженерная особенность машины в том, куда и как у нее убирается крыша, кстати сказать, полностью стеклянная. За 10 секунд она укладывается обратной стороной вверх, прямо на багажник. Но все же в любом Ferrari самое главное — мотор. У Superamerica — это V12 мощностью 540 л.с. И объем у него достойный — 5,75 литра. Мест, как и полагается кабриолету, всего два: для себя и для нее. Максимальная скорость — 320 км/ч. В нее верится без проверки. Аналогично уместный автомобиль в этом ряду машин для удовольствия и вентиляции легких, карманов и головы — Lamborghni Murcielago, который, на всякий случай, называют словом Roadster. Но если Ferrari может позволить себе компромиссную роскошь слыть в том числе и просто автомобилем, то Lamborghni — это всегда спортивный автомобиль, достаточно бескомпромиссный. У него и двигатель в базе, и привод полный, и эргономика болида. И родстером, т.е. кабриолетом, он стал так же бескомпромиссно: с него просто сняли крышу, ничего толком не предложив взамен. Скромная черная тряпочка не в счет — на Lamborghni Murcielago Roadster она смотрится, как детская панамка на голове спецназовца. Поэтому, уж если Murcielago — кабриолет, так значит, ездить на нем придется всегда без крыши. Зато зрелище — великолепное. Так красиво выглядеть умеет только итальянский автомобиль. Но оказаться при этом медленней конкурента Ferrari для него было бы недопустимо. Поэтому Lamborghni Murcielago Roadster имеет точно такую же максимальную скорость в 320 км/ч. Хотя мотор в данном случае получше: V12 объемом 6,2 литра и мощностью 580 л.с. А как быть, если хочется прослыть оригиналом даже среди владельцев кабриолетов? Тогда нужен эксклюзив. Автомобиль из ограниченной серии, причем от фирмы, которая выпускает только суперавтомобили. Для этой цели вполне подойдет голландский Spyker C12 Spyder. Вот уж действительно редчайший автомобиль! Он построен изначально для того, чтобы удивлять: и техническими возможностями, и стилистикой, и количеством предполагаемых к выпуску экземпляров. На премьерном показе пилот Spyker Тим Коронел и исполнительный директор компании Виктор Мюллер также представили публике специальные платиновые часы Chronoswiss Spyker Double12 Pilot Watch для владельцев Spyker — всего таких часов будет выпущено 48 штук. Суперкар C12 Spyder — первый Spyker, который оснастят сверхмощным шестилитровым двигателем W12 Audi, дающим 500 л.с. Автомобиль развивает максимальную скорость в 325 км/ч. До ста с места родстер разгоняется менее чем за четыре секунды. Ух! А самый неуместный кабриолет, явный курьез — это, конечно же, дизайнерский порыв богатых немцев, излишне решительно отрезавших крышу и без того не самому достойному, но зато нарочито дорогому автомобилю Maybach 57. В их исполнении он называется Maybach Genaddi Design Group. Зачем в порыве саркастического вандализма понадобилось резать крышу, которая сама по себе стоит неразумных денег, дизайнер проекта Марк Джериш уточнять не стал, зато в оправдание высказался в том смысле, что любой люкс-бренд просто обязан иметь в гаме кабриолет, и у Maybach в этом явное упущение. Утешает лишь то обстоятельство, что минимальный тент машине все-таки оставили, заботливо спрятав в багажник, а заодно как-то договорились с фирмой о сохранении заводской гарантии. Но какова сфера применения этого изделия, остается неясно. В офис на этом уже не поедешь, а по набережной — явный моветон. Maybach быть кабриолетом так же неприлично, как и Rolls-Royce. Зато вне зависимости от сути все кабриолеты и примкнувшие к ним купе имеют одну общую черту — будучи явлением нелогичным, созданным по принципу я хочу, стоят они так же нелогично. Хотя, если вас интересует цена, то покупка вам не по карману.

"
Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
220x369-rightside-inside-watch