Персона
2005, март-апрель

Принцесса

Текст Вероника Завадская
Как говорит английская поговорка, «шея вертит головой». Всем мужчинам, уверенным в себе, пожелаем: играйте, как Бэкхем. Правила игры прилагаются


Перед плазменным телевизором с подключенной к нему «плейстейшн» расположились мальчики. Двухлетний Ромео с восторгом следит за тем, как Бруклин-«американец» (названный в честь района Нью-Йорка, где был зачат) уверенно ведет свой «ферарри» к победе.

— Гонщиком будет, — усмехается Дэвид. С четырех лет его первенец получает на дни рождения уменьшенные, но весьма шустрые модели автомобилей.

Пока сыновья заняты делом, родители принимают солнечные ванны в кокпите. Виктория редко пользуется услугами няни, а если в плотном расписании тренировок выдается полдня для каботажного плавания вдоль берегов Испании, Дэвид сам садится за штурвал, и с яхты изгоняется даже шкипер. Футболист, обогнавший по доходам английскую королеву, мог бы купить судно помасштабнее, чем пятнадцатиметровая Princess, но выбрал «семейный» вариант, позволяющий оставаться наедине с женой и детьми, без помощников. Эта лодка предназначена только для них четверых и названа «Бруклин-Ромео» в честь обоих детей. Правда, в марте на свет появится третий, и на этом Бэкхемы останавливаться не намерены.

— Понадобится третья каюта, куплю Princess побольше, — сулит Дэвид.


Именно Princess. В этой лодке его устраивает все: высокая, даже по меркам «гонщика» Бруклина, скорость, легкость в управлении (по желанию «капитана Дэвида» пульт управления оснастили системой спутникового наведения и еще кое-какими опциональными игрушками), индивидуальное, под клиента, решение внутреннего пространства и интерьера. Из миллиона, потраченного Бэкхемами на яхту, лишь половину составила базовая стоимость, остальные пятьсот тысяч пошли на обстановку, а здесь право голоса обычно принадлежит Виктории. Салон оборудовали не только плазменным телевизором, но и коктейль-баром; кожаная обивка диванов и кресел цвета густых сливок; в ванной при мастер-каюте усилено освещение и добавлены полочки, чтобы вместить гели и лаки для волос, увлажняющие кремы и профессиональные маникюрные наборы для обоих супругов.

— Дэвид очень следит за своей внешностью.

В Испании «реальные» мачо начали было «прикалываться», но Виктория давно отучила Дэвида смущаться и сама откровенно повествует о том, как крутой спортсмен с ее помощью ухаживает за ногтями, и как обряд взаимного умащения питательными кремами стал частью ритуала в спальне или в мастер-каюте.

— Каждый мужчина должен открыть в себе женщину. Дэвид сделал это благодаря мне.


Вот почему Виктория не слишком-то опасается соперниц. Когда летом 2003 года сначала красотка-фотомодель, а затем и личная помощница Дэвида предъявили кое-какие права на него, Виктория заявила, во-первых:

— Я не позволю какой-то ... разрушить мой брак!

А затем, во-вторых (по поводу второй пассии):

— Вот видите, их у него много, а я одна.

Она — единственная. Виктория — главная победа в жизни Дэвида, и только она делает Бэкхема Бэкхемом. Открывает в нем женщину. Рожает ему детей. По-королевски тратит его деньги. Создает имидж, благодаря которому Дэвид возглавил список модных мужчин планеты, оттеснив даже Армани, чьи пиджаки и джинсы столь охотно примеряет. Неустанно придумывает все новые черточки этого образа, в котором изысканные наряды, подпиленные ноготки и шелковистая кожа сочетаются с воинственным «ирокезом» и размашистыми татуировками — после очередной провинности Бэкхем зарубил себе (правда, не на носу, под горлом) крылатый крест, дескать, «до могилы». Ни одна женщина не даст ему столько, сколько Виктория, единственная и неповторимая. Ни одна женщина не получит от него столько. В числе искупительных даров к ее ногам помимо яхты Дэвид сложил Bentley на Рождество и роскошный летний отпуск вдвоем, последствия которого явятся миру в марте. И яхта названа не только в честь детей, но и в честь самой Виктории.


— Потому что я — принцесса, — напоминает «Модная Перчинка».

«Принцессой» Викки звали еще в школе. На то, помимо внешности и «прикида», была и вовсе неопровержимая причина: мистер Адамс, ни в чем жене не отказывавший, переманил к ней на службу садовника из Букингемского дворца, тем самым и свой особняк превратив в некое подобие королевской резиденции. Викки осталась верна роялистским традициям: усадьбу, приобретенную вместе с мужем, также нарекла Букингемом, а вознамерившись крестить детей, специально для этого мероприятия выстроила в имении церковь и пригласила на церемонию епископа Корка, а в крестные — Элтона Джона. Собрались и бывшие Spice Girls, несмотря на сложные отношения — кто-с-кем-не-разговаривает, — и хором спели ребятам Happy Birthday... т.е., что там полагается петь на крестинах. Отец научил Викки нелегкому ремеслу принцессы.

— Всегда получать свое и прочно держать второе место, — раскрывает секрет Виктория.

И поясняет:

— Не лезть на первое. И не отступать на третье или там на десятое. Пусть мужчина растет — я расту в его сердце.


Викки выдерживает точный баланс, чтобы ни в коем случае не затмить Дэвида, но и не исчезать вовсе, не превращаться в домохозяйку. Она тоже появляется время от времени на глянцевых обложках. Издала сольный альбом. Дэвид усиленно рекламирует жену, а злопыхатели посмеиваются: пусть продает его в нагрузку к билетам на матч чемпионов!

— А ну их, зато я у него талантливая, — напоминает Викки.

Перед глазами тревожный пример старших Бэкхемов: после серебряной свадьбы отец Дэвида оставил-таки жену, которую, дескать, «стало невозможно любить». К свекрови Викки относится без сентиментальности: сама виновата, в конце концов. Но уж Викки постарается, чтобы ее было невозможно не любить. Чтобы Дэвид не переставал удивляться ей и себе. Она изумила Дэвида при первой же встрече. Явилась знакомиться в раздевалку команды вся расфуфыренная, явно не из мира футбольных фанаток (действительно, подруга с трудом уговорила посмотреть, как двадцать с лишним дураков пинают мячик). И заявила сходу:

— Тебе идет бегать. У тебя идеальная попка!


Тема идеальной попки продолжается и поныне. Недавно Викки поведала в интервью воскресной газете, что Дэвид на счастье любит поддевать ее трусики. Болельщики волнуются: не помешает ли женское белье мощному пасу через все поле, не стесняет ли в движении?

— Ну что вы! У него такая изящная попка.

Она продолжала изумлять его и после помолвки, преподнеся жениху усыпанный бриллиантами... флакон для духов. И, раскрываясь перед Дэвидом все новыми сторонами, открывала Бэкхему нового Дэвида: красивого, элегантного, умеющего держать себя в обществе, знающего толк в хороших вещах. Дэвида, который нравится самому себе. Не машину для битья по мячу, не аппарат для зарабатывания денег, не рекламный объект — человека, в котором все прекрасно, от попки до ногтей и татуировок.

Когда пресса посмеивалась, называя «звездный брак» очередной рекламной уловкой, Викки спорить не стала, а взяла и продала права на съемки их с Дэвидом медового месяца: да-да, все напоказ, все для рекламы. А потом — родила двоих детей и ждет третьего. Такой вот «ненастоящий», «голливудский» брак. Королевское воспитание научило бесстрашно выставлять свою жизнь на публику, но не ломать ее — ни для кого. Ультразвук уже предсказал пол будущего малыша — снова мальчик.


Однако на этом Виктория и Дэвид не остановятся. Рано или поздно на «Принцессе» появится новая принцесса.

— Чтобы Дэвид до конца открыл в себе женщину, — говорит Виктория.

— Единственную и неповторимую! — счастливым голосом подхватывает он.

Новости о яхтах, катерах, путешествиях и стиле жизни
Присоединяйтесь:
Все номера журнала в вашем смартфоне: