Фавориты
2005, ноябрь-декабрь

Мастер оптических иллюзий

Текст Вероника Завадская
Тилли Антонелли — новый волшебник изумрудного города. Не принуждая зрителей надевать зеленые очки, мастер водной феерии творит изумруды из капель влаги. Казалось бы, спецэффекты исчерпались динамической и артистической презентацией Pershing 56 в июле, и на долю старшего брата ничего не осталось.

Но кто ожидал подобного представления в Каннах? Вместо экрана — двадцатиметровая водяная стена, по которой слайдами скользят отражения, тени новой лодки, лишь под самый конец блестящая и переливающая завеса раздвигается, и Pershing 90 является во плоти. Как всегда, новая окрыленная модель не выходит прозаически на рынок, а врывается в жизнь, сметая привычные представления о составе материи и ограничениях трехмерного мира.

Какой еще дизайнер, кроме Zuccon, может позволить себе не только стеклянный журнальный столик в салоне, но и наложение деревянного и стеклянного овалов столешниц в кокпите, стеклянные ступени лестницы, уводящей из салона наверх, на самую высокую палубу этого монстра, где каждый поднимающийся на сей Эверест может почувствовать единение с солнцем?

В кокпите — игра контрастов: белая кожа дивана и черный потолок, отражающийся в стеклянной поверхности стола. Хрупкий стеклянный полумесяц и плотно соседствующий овал дуба. В салоне игра усложняется: скрытые светильники превращают черный потолок в звездное небо, металлические рамки стульев отполированы так, что кажутся тоже стеклянными, металлические поручни трапа бликуют, как и его стеклянные ступени. Невероятных размеров жидкокристаллические экраны. Лобовое стекло с чуть ли не 360 градусами обзора. Мерцающая приборная доска. Сложной конфигурации вазы. Прозрачные и светящиеся контуры создают иллюзию полного растворения в окружающей стихии, как будто попадаешь во дворец Нептуна, как будто здесь небо отражается в море.

Для обстановки предпочтительно выбирается белая кожа, светлое дерево — там, где все-таки дерево, а не стекло. Изобилие света и минимализм металла в салоне искусно сочетаются с теплыми тонами — рыжий диван, темно-коричневый наборный пол, золотистый ковер спрятан в него и кажется тонким, но разутые ноги ощущают упругую мягкость. Душа расслабляется, тело сразу же начинает отдыхать.

Тема свободы и света продолжается наверху. Без помех общаться с морем и солнцем можно не только в кокпите, но непосредственно на крыше, которая по размерам и комфорту близка к флайбриджу. Полукруглый диван, огромный лежак утоплен в палубу, борта защищают от брызг, никаких лишних предметов. Обычно в каждой гостиной на судне предусматривается холодильник, микроволновая печь или барбекю, что-нибудь для самообслуживания. Но Peshing — поистине аристократическая лодка, и здесь никто не беспокоится по поводу того, откуда возьмется угощение. Принесут из спрятанной в трюм великолепно экипированной кухни, раздвинут столик, все расставят и уйдут, не побеспокоив гостей.

Самое тихое место — нос. Днем здесь удобно принимать солнечные ванны на огромном матрасе

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
220x369-rightside-inside-bentley