Атрибут
2009, январь-февраль

Океан соблазна или соблазн океана

Текст Александр Киричук
«Отнимите жемчуг — останутся слезы…»
Марина Цветаева, 9 октября 1918 г.

Человеку глупо соревноваться с природой — победитель известен. Естественную красоту и гармонию наш глаз замечает автоматически. Трудно оторвать взгляд от моря, ведь это самая прекрасная часть нашей планеты. Но все же настоящую красоту океан прячет в своих глубинах.

Первое украшение людям предоставлено природой в готовом виде — жемчуг уникален тем, что не требует обработки. В те далекие времена человек ничего не знал о законах отражения и преломления света, его дифракции и интерференции. Но любовь с первого взгляда не нуждается в премудрости. Достаточно положить жемчужину на ладонь, подставить ее под солнечные лучи, и… магическое сияние перламутровой поверхности приковывает взгляд. Японцы утверждают, что по-настоящему оценить красоту жемчуга можно только в лучах утреннего солнца. Колдовское очарование жемчуга чуть было не привело к полному истреблению его запасов, создаваемых океаном на протяжении миллионов лет. Применялись совершенно варварские способы добычи — в местах обитания раковин-жемчужниц ныряльщики доставали со дна моря все подряд в надежде найти ценную жемчужину. Десять тысяч (!) раковин давали такой шанс. Таким образом, многие традиционные регионы добычи жемчуга оказались беспощадно опустошенными. Ярким примером является судьба жемчужных плантаций Америки. После открытия континента европейцы выгребли из экваториальной зоны невероятное количество качественного жемчуга. Рекордные поставки мексиканского жемчуга (в основном из устриц P. Mazaltanica) были зарегистрированы в 1744 году. Однако в результате хищнических методов добычи сейчас об американском жемчуге приходится говорить в прошедшем времени. Лишь тоненькая струйка мелкого жемчуга из Венесуэлы напоминает сегодня о былом.


Еще не так давно в руки ювелиров попадали лишь крохи морского жемчуга, и по этой причине рынок ювелирных изделий пал жертвой фальсификаторов. Решение проблемы лежало на поверхности — следовало научиться работать с раковинами-жемчужницами в условиях ферм, но на поверку это оказалось не просто. Жемчужницы капризны и требовательны к постоянству температуры воды, ее чистоте и наличию в ней необходимой пищи. Кроме этого их атакует целая армия естественных врагов и эпидемий.

Опыт культивирования жемчуга был известен еще в древнем Китае, но он относился лишь к речному жемчугу, который мог претендовать только на самую низшую нишу по ценности и качеству. В России, где речной жемчуг всегда был в избытке, до XVIII века его называли бисер. А вот крупный — морской — был привозным и назывался жемчуг. По цене он был доступен только верхушке общества. В нашу эпоху мало что изменилось. Дешевым речным жемчугом рынок завален, в то время как спрос на качественный морской жемчуг растет, и он по-прежнему остается большой редкостью, несмотря на усилия владельцев жемчужных ферм. Более того, в последние годы наблюдается тенденция к снижению объемов производства культивированного жемчуга по причине загрязнения морей и океанов. Следует отметить, что моллюсков великое множество, но те виды, что производят жемчуг, можно пересчитать по пальцам. Некоторые из них производят жемчуг внешне непривлекательный, поэтому мы рассмотрим лишь те виды, что создают сырье для ювелиров.


В Персидском заливе ловцы жемчуга испокон веков охотились за устрицами вида P. Radiata. По соседству, в Красном море, ловят схожую устрицу, но в основном из-за перламутра, так как жемчуг в ней обнаруживают крайне редко. А вот в Манарском заливе, который разделяет Индостан и Цейлон, эта же устрица приносит прекрасный по качеству бледно-розовый жемчуг, обладающий особым сиянием и блеском. Его здесь добывают уже больше двух тысяч лет. Но природный баланс давно нарушен, да и уровень загрязнения этих вод запредельный. Похожая ситуация сложилась во всех бывших регионах по добыче природного морского жемчуга. Приходится согласиться с печальным фактом: жемчуг естественного происхождения для мира практически потерян.

Пальма первенства по созданию ферм в морской воде для выращивания жемчужин принадлежит японцам. Первые удачные эксперименты были зарегистрированы еще в начале ХIХ века, но для реального успеха не хватало знаний о биологии моллюсков. Начало исследований в этой области следует отсчитывать с 1761 года, когда вышла работа Карла Линнея, выдвинувшего гипотезу, что внедренное тело вынудит раковину окружать его перламутровым слоем.

Патриархом выращенного человеком жемчуга признан Кокити Микимото. Его первая жемчужная ферма была основана в 1888 году, а уже 27 января 1896 года он получил патент на технологию культивирования полусферического морского жемчуга. Еще 12 лет упорного труда понадобилось ему для получения первого сферического жемчуга. Ценой жизни 85 000 оперированных им моллюсков вида P. Martensi и P. Radiata, из которых Микимото извлек всего пять жемчужин, в 1908 году ему был выдан патент и на этот метод. Если бы не трудолюбие японцев, в послевоенные годы совершенствовавших технологию культивации жемчуга, то популяции моллюсков, генерирующих перламутр, были бы истреблены.


Японскую технологию подхватили в других странах. Наиболее крупный культивированный жемчуг получают в Австралии от самых крупных моллюсков (сереброгубых) вида P. Maxima. Австралийский жемчуг имеет приятную цветовую гамму: белый, серебристо-белый, кремовый, желтый и золотистый. Этот жемчуг всем хорош, но его поверхность создает слишком матовый блеск. Эти же устрицы используются на фермах Филиппин, где они создают не такой крупный, но достаточно качественный жемчуг золотистых, кремовых и нежно-розовых оттенков. Правда, продается он не в Маниле, а в Токио. Из Японии и Австралии на мировой рынок поступают девять из десяти морских жемчужин. Свежая новинка — искристый голубой жемчуг (пока только полусферический), который в Новой Зеландии научились получать от ракушек Paua. Однако на вершине пирамиды — черный жемчуг. Черный жемчуг признан «королевской драгоценностью». На самом деле цветовая гамма жемчужин, получаемых от черногубых моллюсков P. Margeritifera, меняется от серебристого и золотого до сине-зеленого и розовато-фиолетового. Цвет черного жемчуга точно описать невозможно, он меняет оттенки при малейшем изменении освещения. Черный жемчуг, созданный естественным путем, настолько редок, что говорить о нем всерьез не приходится. Даже в коллекции страстной собирательницы жемчуга — королевы Великобритании Елизаветы I, насчитывающей три тысячи уникальных жемчужин, черных было мизерное количество.

Во Французской Полинезии, где в благодатных природных условиях морских лагун с коралловым дном черногубые раковины достигают рекордных размеров (30 см длиной и весом около 4 кг), их долгое время тоннами безжалостно выгребали с целью использования перламутровых створок, из которых во Франции изготавливали пуговицы. Первым, кто сообразил, что японскую технологию культивирования жемчуга можно перенести на местных моллюсков, был руководитель департамента рыбных ресурсов Таити Жан Мария Домард. С привлечением японских специалистов он внедрил инородные тела пяти тысячам черногубых моллюсков и уже три года спустя добыл первую тысячу культивированных жемчужин. Однако коммерческого применения им он найти не сумел. Более удачливым был его последователь Жан Клод Брие. Понимая, что рынок к появлению нового товара следует подготовить, он в 1975 году пригласил в дело опытного дилера из Нью-Йорка. Спустя несколько лет с привлечением все тех же японских специалистов ими была выращена первая партия черного жемчуга, успешно представленная на американском рынке. Все же это были довольно робкие попытки. Главным результатом их деятельности стало спасение практически уничтоженных людьми черногубых моллюсков.


С наибольшим успехом воспользовался японской технологией в коммерческих целях выходец с Таити Роберт Ван. Сегодня именно он считается «отцом черного жемчуга». Да и сам черный жемчуг известен под названием «таитянский». Правда, на архипелаге Островов Общества жемчуг не добывают вообще, поскольку они не имеют нужных лагун — их происхождение вулканическое. Фермы Роберта Вана расположены ближе к экватору, на островах Туамоту. Зато в столице Французской Полинезии Папэете, на пересечении туристических маршрутов, действует его главный торговый центр, известный как «Музей Черного Жемчуга». Филиалами этого центра являются так называемые жемчужные фермы на островах Бора-Бора, Муреа, Рангироа и в других курортных зонах Таити, где самих жемчужниц нет, но зато со знанием дела устроен перламутровый рай. Зрелище впечатляющее.

Параллельно экспериментам, проводимым во Французской Полинезии, аналогичная работа с 1975 года велась на фермах островов Кука, Кирибати и Фиджи. Два последних региона не преуспели, а вот фермы островов Манихики и Тонгарева производят 3% от объема черного жемчуга. По качеству он даже превосходит таитянский.

Знаниями о жемчуге вообще и о черном жемчуге в частности автор статьи обогатился в поисках материала для ювелирных коллекций суперъяхт, создаваемых его компанией в Новой Зеландии. Проект суперъяхты следует воспринимать в широком смысле, поскольку каждая такая яхта должна иметь неповторимый стиль и представляет собой самодостаточный объект, нуждающийся в наполнении не только инженерными, но и художественными ценностями. А вот по части создания ювелирных украшений, уместных на борту яхты, вопрос остается непроработанным. Само собой, что и владельцы мегаяхт, и их гости обладают достаточными возможностями для приобретения нужных им украшений. Но вот что из этого арсенала окажется уместным на борту яхты? С одной стороны — положение обязывает обозначить торжественность единения с природой. С другой — нельзя нарушить этот баланс фальшивой нотой. В этом плане культивированный жемчуг  идеален. Он не бездушный неорганический элемент таблицы Менделеева. Англичане утверждают, что бриллианты блестят сами по себе, а жемчуг делится сиянием с хозяевами.


Как происходит формирование перламутра, наука выяснила недавно. Исследования показали, что работа раковины-жемчужницы подобна работе пчелиного роя. Вначале из органического материала конхиолин образуется тонкий слой мельчайших ячеек (подобно сотам в улье). После этого ячейки заполняются неорганическими минеральными кристалликами арагонита (как соты медом). Таким образом жемчужница формирует очередной тончайший слой, который пленкой окружает внутри себя инородное тело. Слоев образуется множество, и, чем плотнее прилегают они друг к другу, тем ярче блеск поверхности. В ультрафиолетовых лучах арагонит флюоресцирует розовым, что дает экспертам возможность отличать жемчуг от его имитаций.

Не секрет, что процесс культивации жемчуга обеспечивается операцией внедрения нуклеуса (шарик из перламутра) в мантию моллюска. Сами нуклеусы особой ценности не представляют — стоимость жемчуга заключена в перламутровой оболочке, создаваемой жемчужницей. Так вот, по закону, введенному в 1994 году, на островах Кука готовым товаром признается жемчуг с толщиной слоя покрытия не менее 1,2 миллиметра. На Таити планка ниже — 0,8 миллиметра. Японский жемчуг имеет толщину наружного слоя всего 0,5 миллиметра. На практике такие различия отражаются на качестве жемчуга и влияют на срок его выращивания. Японцам удается вырастить жемчуг за год. На Таити процесс занимает полтора года, а на островах Кука — два. Дальнейшее ведение процесса уже нецелесообразно, поскольку жемчужины потеряют симметрию.

На этом примере можно понять, как складывается себестоимость культивированного жемчуга. Выращивание жемчуга — тяжелый труд. Вначале собирают в море икру и в инкубаторах выращивают из нее раковины. Лучшие из них поступают в руки хирургов на операцию по имплантации нуклеуса. Такое вмешательство переживает лишь каждая вторая устрица. Далее раковины гирляндами подвязывают в лагуне на нужной глубине. Теперь их обязательно надо раз в три месяца достать и очистить от обрастания. Тем не менее до сбора урожая доживают только четыре пятых из них. Сбор урожая подобен лотерее, крупным выигрышем в которой считается наличие пяти процентов жемчуга правильной круглой формы, однако обычная норма — всего лишь один процент. Наравне с круглой ценится каплевидная форма. Часть жемчужин образуются спиралевидными, что тоже считается неплохо. Большая же часть имеет произвольную форму — барокко. Отдельно выделяют жемчуг кеши — это сгусток чистого перламутра, что образуется моллюском после отторжения внедренного ядра. Мелкий кеши встречается часто, а вот крупный редок и ценится высоко.


Весь урожай передается в руки эксперта, который сортирует жемчужины по качеству на четыре категории: А, B, C и D. Исключение составляет таитянский жемчуг, все его категории обозначены буквами А. Одно А присваивается жемчугу самого низшего качества, что соответствует общепринятой категории D. Соответственно, наивысшее качество маркируется АААА. К слову, те, кто собрался побывать во Французской Полинезии и на месте прикупить черного жемчуга, должны помнить, что требование к наличию толщины наружного слоя не менее 0,8 миллиметра распространяется там только на экспортную продукцию. То есть на местных прилавках может быть представлен товар качеством ниже.

Стоимость жемчужин возрастает с каждым миллиметром их диаметра. Жемчуг диаметром 11,5 миллиметра и выше считается ценным. Начиная с 14 миллиметров в диаметре жемчуг попадает в категорию редкого. И совсем малочисленная группа жемчужин диаметром от 15 миллиметров и выше признается уникальной. Однако наивысшую стоимость имеют комплекты жемчужин, подобранные по размерам, форме, цветам и одной категории качества. Набор крупного и грамотно отсортированного жемчуга для ожерелья может стоить целое состояние.

Для любительниц яхтинга важно то, что украшения из жемчуга уместны и на великосветском коктейле на борту, и на пляжной вечеринке. Более того, в жемчужном украшении можно плавать — жемчуг любит воду. Скоро в Москве состоится презентация ювелирной коллекции шхуны «Империя», и это хороший повод продолжить мой рассказ.

На прощанье желаю вам увидеть во сне жемчуг, что предвещает жизнь, полную радости и удовольствий.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!