Часы
2010, сентябрь-октябрь

Хранители времени

Текст Александр Щуренков
Переступив рубеж в четверть тысячелетия, Vacheron Constantin могут с гордостью заявить, что знают о часах и времени все и даже больше


Чем старше становится мануфактура, тем сложнее ей живется: каждую следующую модель оценивают все придирчивее, ожидания преданных клиентов и коллекционеров растут, и… менеджмент вдруг начинает «осторожничать». Уж лучше перестраховаться, считают они, подождать тут и посмотреть, как закончится там, чем пустить все свои накопленные пару сотен лет благородного возраста курам на смех. Часовая история уже знает примеры, когда неуемное желание понравиться нуворишам лишало компанию ее истинного лица и в итоге, чуть ли не разоряло некогда передовую марку. Но это все не про Vacheron Constantin. C 1755 года здесь швейцарскую осторожность, помноженную на точность и последовательность, разбавляли в идеальных пропорциях стремлением к инновациям и захватывающим дух изобретениям. Эту волшебную формулу сохранили и до сих пор, бережно относясь не только к моделям, сделанным по последнему слову современных технологий и только сошедшим со столов часовщиков, но и к антикварным образцам, которые выкупают на аукционах, восстанавливают и снова продают.

Еще с XVII века женевские часовщики, ювелиры и специалисты по изготовлению эмалей стремились занимать верхние этажи зданий (так они могли дольше работать, пока не зайдет солнце) и выбирали отдельные кабинеты — за это их прозвали «кабинотье» (cabinotiers).


Такой комнаткой для работы обзавелся 255 лет назад и 24-летний Жан-Марк Вашрон, основавший свою крохотную часовую компанию. Через пару поколений владельцев, постепенно разрастаясь за счет заказов для китайского рынка, а также индивидуальных — для вельмож и аристократов, марка переедет в знаменитую сторожевую башню Tour de l'Ile на берегу реки Роны, сохранившуюся от оборонительных сооружений XIII века и позднее переоборудованную, как сейчас бы сказали, «под офисы». На первом этаже принимали посетителей, желающих разместить свои заказы, наверху — вытачивали детали и собирали механизмы. Когда же и башни стало мало, все мастера и управляющие мануфактурой перебрались в буквально соседнее, специально построенное здание — на том же женевском острове у озера, с адресом quai des Moulins. Это случилось в 1875-м, а в 1906-м на нижнем этаже открыли бутик с постоянной выставкой часовых шедевров прошлых лет, произведенных маркой, а также для удобного заказа клиентами новых моделей. Сейчас у всего бесценного человеческого ресурса Vacheron Constantin три основные дислокации.

В историческом здании на острове бутик сохранили (правда, еще летом он был на реконструкции), верхние же этажи отдали отделу специальных заказов и «высокого часового и ювелирного искусства» (Atelier Cabinotiers Special Order и Les Metiers d'Art), а также для хранения и продажи исторических часов марки, купленных на престижных аукционах типа Antiquorum, а также постпродажного сервиса (часовщики берутся привести в порядок любую модель, произведенную с момента основания мануфактуры). В 2004 году штаб-квартира марки и все основное сборочное производство было переведено на только что отстроенную мануфактуру в пригороде Женевы (План-лез-Уат). Детали же для механических часов, а также работу по «украшению», финальной эстетической доводке механизмов производят на мануфактуре в Валле-де-Жу.


Собственно, высокое часовое искусство в индивидуальных заказах, а также серийном производстве — это то, что больше всего интересует Vacheron Constantin. За каждой единицей стоит какая-нибудь хитрая технология, позволившая, к примеру, полвека назад сделать механизм толщиной со спичку, а потом даже заставить его звучать, резво отбивая часы и минуты. Или же воплотить в металле сверхсложные часы, объединив в одном корпусе хронограф, индикаторы фаз Луны, дня и ночи, даты, минутный репетир — и выпустить их специально для короля Египта Фуада (1929), а потом еще и более сложные — для Фарука (1934). К своему 250-летию в 2005 Vacheron Constantin и вовсе выпустили двухсторонние часы с пятнадцатью усложнениями и ностальгическим именем Tour de l'Ile в количестве всего семи экземпляров, стоимостью около полутора миллионов долларов каждые. Конструкторы работали над ними без устали четыре года, всего на разработку было потрачено 10 тысяч часов ручной работы, а разошлись они буквально в секунду — тут же осев в частных собраниях главных коллекционеров Vacheron Constantin.

Под «высоким» именем Métiers d'Art марка периодически производит исключительные серии, построенные на уникальных ремесленных техниках и объединенных не менее удивительной идеей. Так, в трибьюте великим путешественникам Марко Поло и Христофору Колумбу появились парные часы, циферблат которых кропотливо выполнен из эмали в технике grand feu — при постоянных температурах в 700–900 градусов. Индикация времени происходит нестандартно — на отдельно вращающихся дисках. Следующая серия, состоящая из двух коллекций (всего 300 часов), вобрала в себя огромную исследовательскую и ручную работу — изображение в малых скульптурных формах на циферблате часов коллекции масок. Они были найдены в Индонезии на острове Ломбок, в мексиканском штате Гуэрреро, обнаружены в Западном Габоне, у народностей квеле, майа, в низовье реки Раму в Новой Гвинее… За этой коллекцией последовала другая, вдохновленная японской техникой лакировки маки-э и снабженная все тем же тончайшим часовым калибром. Играли в Vacheron Constantin и c бриллиантами: на легендарные часы Kallista (1979) было потрачено шесть тысяч часов ручной работы и 118 камней общей массой в 130 карат. Но и следующий рекорд не заставил себя долго ждать — на часы Kallania ушло 186 ограненных алмазов в 170 карат.


Но не стоит считать, что заказы арабских шейхов и эксцентричных миллионеров — все, чем готовы ограничиться на этой старейшей часовой мануфактуре. Президент Vacheron Constantin Хуан-Карлос Торрес думает и о «рядовых» покупателях: даже приобретая серийные часы, можно рассчитывать на персонализацию. Во-первых, отдел персональных заказов разрабатывает не только единичные часы «с нуля», но и охотно дорабатывает по требованиям заказчика уже существующие модели. Поменять цвет на циферблате, стрелках или индикаторах не составляет никакой проблемы и занимает от месяца до полугода, при наличии крупного бюджета можно даже добавить еще одно или несколько усложнений — часы же будут готовы не раньше года или двух лет в зависимости от сложности. Правда, и в том, и другом случае будет созван особый совет, призванный решить, могут ли получившиеся часы носить гордое имя Vacheron Constantin и отражают ли они дух марки. Во-вторых, с 2008 года марка может похвастаться своими «ностальгическими» часами номер два — Quai de l'Ile. Над дизайном их циферблата, размещенного на прозрачном и тонком сапфировом кристалле, трудился разработчик швейцарских банкнот, паспортов и по совместительству современный художник — Роджер Пфанд. Это часы по-настоящему многолики: всего возможно 400 сочетаний состоящего из семи отдельных элементов корпуса, стрелок, индикаторов, нанесенных на циферблат, и даже цвета покрытия механизма.

Оставаясь верными себе — честной и высокоточной механике, удивляющей своим разнообразием и тонкостью отделки, Vacheron Constantin всегда думают о прошлом, своем наследии, планируя будущие часовые подвиги. Новые коллекции появляются редко, но заставляют всех часовых профессионалов и любителей долго разносить по миру их заветное имя, записываться в очередь на минутный репетир или хронограф в вечной платине и яростно бороться за аукционные часы, цена которых давно перевалила за миллион евро.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
Frauscher-858-1017-1414-2019-06