История
2010, март-апрель

Австралийский бумеранг

Текст Александр Киричук
«Я бы сказал читателю, где находится Новая Зеландия, но он может подумать, что я рисуюсь»... Марк Твен, 1897 г.

Потеря Кубка Америки в 1983 году ввергла Нью-Йоркский яхт-клуб в шоковое состояние. Виновника поражения нашли сразу: само собой, им оказался «стрелочник» — в данном случае шкипер защитников Кубка Деннис Коннер. Вопреки легендарной угрозе, голова Денниса Коннера не оказалась на месте Кубка Америки в зале трофеев — его просто выдворили из яхт-клуба. Самолюбие лучшего рулевого США было уязвлено. Как известно, от чего заболел — тем и лечись, и Деннис Коннер вспомнил, что его родной яхт-клуб находится в Сан-Диего. Туда он и отправился организовывать реванш.

Поражение США в 1983 году совпало с выходом спортивного телевещания на международный уровень. Финальную битву за Кубок Америки, ставшую мировой сенсацией, наблюдали миллионы зрителей. Телевещание вели 50 программ на 26 стран мира. Интерес к следующему матчу, который должен был состояться в 1987 году в Австралии (впервые за пределами США), был крайне высок. Вдохновленные беспримерной победой австралийцев, в атаку очередной раз ринулись команды, не сумевшие добиться успеха в 1983 году: англичане (Королевский яхт-клуб на Темзе), итальянцы (яхт-клубы Генуи и Сардинии), французы (яхт-клубы Марселя и Ла-Рошели) и канадцы (яхт-клуб Галифакса). Первым подал заявку командор итальянского яхт-клуба Costa Smeralda Ага-Хан. Ему и выпала честь организовать проведение отборочных соревнований в формате Louis Vuitton Cup. С этой задачей итальянский синдикат справился замечательно — Louis Vuitton Cup, стартовавший в конце 1986 года в Перте, стал во всех отношениях образцовым. В ряды претендентов на Кубок Америки добавились шесть (!) синдикатов от разных яхт-клубов США (Нью-Йорк, Чикаго, Ньюпорт, Сан-Франциско, Йель и Сан-Диего). В целом поступило 22 заявки. Правда, реальными были только 12 — остальные яхт-клубы лишь продемонстрировали намерения на будущее.

Неожиданно для всех в самый последний момент поступила еще одна заявка — от имени Королевского яхт-клуба Новой Зеландии (RNZYS). Больше всех были изумлены этим фактом сами члены этого яхт-клуба. Ведь 31 марта 1984 года (в последний день подачи заявок на участие) их командор Роб Грин официально объявил, что Королевский яхт-клуб участвовать в Кубке Америки не намерен. Спустя два дня удалось выяснить, что от имени ведущего яхт-клуба Новой Зеландии подал заявку и оплатил стартовый взнос (16 тысяч долларов) никому не известный в Новой Зеландии бельгийский подданный, владелец зарегистрированной в Гонконге компании по торговле ценными металлами Марсель Фэчлер. Этого незнакомца (после выяснения его личности и спешной проверки, не обладает ли он темным прошлым) немедленно пригласили в Окленд и попросили дать объяснения.

Уже через одиннадцать часов после приглашения одетый в консервативный деловой костюм Марсель Фэчлер, говорящий по-английски с ярко выраженным акцентом, ошарашил новозеландских джентльменов заявлением: «Не ищите в моем поступке личной выгоды. Я не намерен вести бизнес в Новой Зеландии, и реклама мне тут не нужна. Вместе с тем, я пришел к выводу, что в America's Cup, который впервые пройдет в Австралии, Новая Зеландия обязана участвовать. Считайте меня катализатором процесса, и не более. Заявку я подал, а дальше решайте сами. В дополнение к стартовому взносу я еще готов профинансировать подготовительный этап по созданию команды, после чего считаю свою миссию выполненной». Надо заметить, что Фэчлер безбожно врал: у него под ногами горела земля, и надо было срочно перемещать свой бизнес из Австралии, откуда вскоре его все-таки выдворили. Однако ловкий трюк с заявкой бельгийцу не помог, и в Новую Зеландию он так и не попал.

Вот таким невообразимым образом была приобщена к участию в Кубке Америки Новая Зеландия — самая малочисленная страна (менее четырех миллионов жителей) из всех, когда-либо претендовавших на эту выдающуюся яхтенную награду. Это был исторический момент — в дальнейшем ни один матч на Кубок Америки не обходился без участия членов Королевского яхт-клуба из «страны парусов». В Новой Зеландии действительно существовало все необходимое для организации синдиката: деньги, яхтсмены и талантливые конструкторы. К чести последних, обычно конкурирующие между собой ведущие яхтенные дизайнеры, члены Королевского яхт-клуба Новой Зеландии Лари Дэвидсон, Рон Холланд и Брюс Фарр, сумели найти общий язык и совместно создали концепцию яхты, получившей впоследствии название «пластик-фантастик».

B тот момент времени правила класса запрещали применять для создания корпуса кубковых яхт такие экзотические материалы, как углеволокно и кевлар, но допускали обычное стекловолокно. К тому же в правилах 12-метрового класса действовало условие, что «корпус яхты не может быть легче алюминиевого». «Киви» приняли смелое решение строить свою яхту для Кубка Америки из обычного стекловолокна.

Основной причиной для этого было намерение создать сразу два абсолютно идентичных корпуса, чего нельзя было бы добиться, строя алюминиевый корпус, который, как известно, приходится сваривать из заготовок. Не вдаваясь в технические детали, согласимся, что на тот момент, когда во всем мире насчитывалось около сотни действующих 12-метровиков и все они (кроме устаревших деревянных) были из алюминия, решение новозеландских дизайнеров было достаточно рискованным. Как бы там ни было, а две лодки синдиката Новой Зеландии с лаконичными названиями KZ-3 и KZ-5 вскоре появились в акватории австралийского города Перта, и их экипажи приступили к тренировкам.

K то бы знал о существовании «столицы западной Австралии», если бы не Кубок Америки 1987 года? Остап Бендер, рисуя замечательное будущее Васюков в качестве новой шахматной столицы мира, разумеется, дурачил членов «клуба четырех коней». А вот для заброшенного на край земли Перта и его яхт-клуба завоевание Кубка Америки позволило реализовать этот невероятный сценарий стопроцентно. Столица мира, Нью-Йорк, превратилась в «бывшее место пребывания Кубка Америки», а Перт, хотя бы на четыре года, но все же стал яхтенной столицей мира! Сюда устремились лучшие яхтсмены и их болельщики, представители лучших яхт-клубов мира, телевидение и пресса со всех сторон света. Ну ладно, пусть от Перта до Мельбурна и Сиднея дальше, чем до индонезийской Джакарты, но все-таки Перт — столица крупного региона, и живут там полтора миллиона жителей. А вот кто слышал до этого о порте Фримантл с его семью тысячами обитателей? Расположен он на побережье Индийского океана в 19 километрах западней Перта вниз по течению реки Свон. Именно в прилежащей акватории была размечена будущая дистанция матча на Кубок Америки — первого не только в Южном полушарии, но и вообще где-либо за пределами США.

Вообразите, какое оживление царило в местном обществе во время подготовки к Кубку Америки 1987 года. Послушаем Гранта Симмера, навигатора экипажа, добывшего для Австралии заветную Старую Кружку: «Когда мы вернулись в Перт, Королевский яхт-клуб, сказав нам «большое спасибо», принял на хранение Кубок Америки и занялся организацией следующего матча. При этом они сфокусировались на приемах и вечеринках, обращаясь к тем же спонсорам, что и мы — синдикат, который должен был построить новую яхту и защищать Кубок Америки. Решительно было что-то не так в яхт-клубе Перта. А потом, после проигрыша Кубка, они же еще и обвинили нас, что мы недостаточно быстро ходили по дистанции». Все же неправильно было бы утверждать, что никто в Австралии не готовился к защите Кубка Америки — таких желающих в яхт-клубе Перта оказалось немало. Помимо синдиката Алана Бонда, завоевавшего Кубок, было основано еще четыре. В 1986 году яхт-клуб Перта провел серию отборочных соревнований, где на старт вышли сразу десять новых яхт, построенных общими усилиями пяти синдикатов. Прежде всего это был синдикат Алана Бонда, быстро построивший новую яхту Australia III и начавший тренировки уже в 1985 году. Вслед за ней появилась еще Australia IV: хотя Бонд и объявил, что это его последний матч на Кубок Америки, он не жалел сил и средств на достойную подготовку. При этом, став национальным героем пятого континента, Бонд ревностно охранял свои права на защиту завоеванного им Кубка Америки. К примеру, он категорически отказал своим одноклубникам в праве привлекать к разработкам своего дизайнера Бена Лексена и держал его наработки в строгом секрете. Впрочем, возможно, это было и к лучшему — остальным соискателям права на защиту Кубка пришлось искать другие возможности и применять новые подходы.

Tак, вскоре неподалеку от лагеря Бонда, окруженного строго охраняемым периметром, появилась не менее секретная база его главных конкурентов — синдиката Taskforce’87. Эта команда создала одну за другой три замечательные яхты, выкрашенные в золотой цвет и названные Kookaburra (местная птица-пересмешник). В них была заложена принципиально иная философия: яхты создавались в полном соответствии с требованиями шкипера команды — Яна Мюррея, обладавшего собственным видением, радикально отличным от критериев Бена Лексена.


Опустим описание драматической борьбы в отборочных матчах Королевского яхт-клуба Перта — для нас важно, что в финал вышли Australia IV и Kookaburra III. Чистая победа Kookaburra III со счетом 5:0 не оставила сомнений в том, кому следует защищать Кубок Америки. Что касается претендентов на Кубок (потративших в сумме более 200 миллионов долларов на подготовку), то всем им предстояло в течение четырех месяцев сражаться между собой в длительной серии за Кубок Louis Vuitton. И только победитель этого изнурительного марафона получал право сразиться с австралийцами за обладание Кубком Америки. Hапомню, что для яхт 12-метрового класса, которые с 1956 года использовались в матчах America's Cup (в 1987 году в последний раз), проводилось немало различных регат. За год до America's Cup в Австралии — теперь уже во всемирно известном Фримантле — прошел Чемпионат мира в 12-метровом классе, в котором приняло участие девять синдикатов, как со стороны претендентов, так и со стороны защитников Кубка Америки. Будущие участники баталии 1987 года не могли упустить такой шанс для «прикидки». Кроме последней проверки сил, в этой регате можно было еще и приобрести дополнительный опыт. Правила Кубка Америки на тот момент категорически требовали участия в национальных экипажах только граждан родной страны, а вот в остальных регатах разрешалось комплектовать интернациональные команды. К примеру, новозеландцы, вообще не имеющие гоночного опыта на 12-метровиках, пригласили в экипаж KZ-5 двух американцев — ветеранов экипажа Денниса Коннера.

Так благодаря Чемпионату мира 1986 года к началу первого тура Кубка Louis Vuitton в Перте потенциальные лидеры были уже обозначены. Как и ожидалось, список возглавили два ведущих синдиката от Королевского яхт-клуба Перта и команда Нью-Йоркского яхт-клуба. Неожиданностью стал прорыв в число лидеров дебютантов из Новой Зеландии — экипаж KZ-5 под командой 24-летнего Криса Диксона. Парусный мир был озадачен: «Кто этот паренек Диксон? Что это за яхта у него такая? И вообще, черт побери, где эта Новая Зеландия?». За несколько недель до начала Кубка Louis Vuitton из Новой Зеландии была доставлена новая яхта KZ-7, теперь более известная под названием Kiwi Magic. Корпус был отформован той же верфью McMullen&Wings на той же матрице, что и для предыдущих KZ, но с усовершенствованным расположением палубного оборудования. (К слову, регаты 12-метровиков продолжаются по сей день. Так, в сентябре 2009 года в США прошел очередной Чемпионат мира, где в общем зачете победила все та же Kiwi Magic — она до сих пор остается сильнейшей яхтой класса. Вот уже три владельца разных национальностей сменилось за этот период, но никто из них не решился сменить название яхты.)

Любопытно, что на Кубке Louis Vuitton наблюдалась «кровная вражда» между французскими синдикатами: на яхте French Kiss (из Ла-Рошели) шкипером был Марк Пажо, а Challenge France (из Марселя) управлял его брат Ив Пажо. Азарт борьбы привел к столкновению французских яхт на дистанции. А вот итальянские команды уживались между собой мирно и даже менялись членами экипажа. Благодаря щедрым спонсорам итальянцы не имели финансовых проблем, а команда из Генуи к тому же щеголяла, одетая с головы до ног от Gucci. Добродушные новозеландцы, в отличие от большинства команд, секрета из своих яхт не делали, скромно жили на казарменном положении и вообще вели себя, как и положено новичкам — скромно. Но еще ни один Кубок Америки не обходится без скандалов — так случилось и на этот раз.

Hарушил мирную атмосферу Деннис Коннер. Униженный поражением, полученным от «проклятых кенгуру» в 1983 году, изгнанный из самого престижного яхт-клуба США, оплеванный американской прессой, лучший шкипер США, в то время известный под прозвищем Большой Деннис, жаждал мести и реванша. Его синдикат не участвовал в Чемпионате мира — Коннера интересовал только Кубок Америки. И его следовало добыть любой ценой. Умышленно ограничив бюджет своего будущего синдиката Stars&Stripes (Звезды и Полосы — так называют американцы свой флаг) «скромной» суммой 3,5 миллиона долларов, Коннеру удалось подбить ничем не примечательный яхт-клуб Сан-Диего подать шестую по счету заявку от США. Для сравнения, щедро формируемый из необлагаемых налогами благотворительных фондов бюджет синдиката Нью-Йоркского яхт-клуба составлял 16 миллионов долларов. Затем Коннер сумел привлечь на свою сторону могущественные силы, заинтересованные в поддержании национального престижа — Военно-морской флот США и другие «компетентные органы», интересующиеся вопросом: «Как это австралийцам удалось превзойти американскую технику?».


Короче говоря, итоговый бюджет подготовки синдиката Денниса Коннера составил 16,5 миллионов долларов. В отличие от остальных претендентов на Кубок Америки, Коннер не стал создавать свою тренировочную базу во Фримантле, а уединился на Гавайях, где погодные условия были сопоставимы с западноавстралийским побережьем — много ветра и крупная волна. Там Большой Деннис в обстановке полной секретности (с помощью NASA и Boeing) создавал и опробовал одну за другой свои новые яхты. Его расчет был построен на существовании в районе будущей дистанции Кубка Америки «Доктора Фримантла» — регулярно возникающего во второй половине дня прохладного и довольно свежего ветра. Дизайн его будущей яхты учитывал этот фактор. Иначе говоря, по расчетам Коннера, будущая яхта Stars&Stripes при усилении ветра должна получать по сравнению с обычными 12-метровиками преимущество в 0,02 узла. Казалось бы, ничтожная величина, но этого достаточно, чтобы выиграть. Три первые яхты были Коннером забракованы. И только четвертую, законченную в самый последний момент, он признал приемлемой.

Учитывая многочисленность претендентов (13 яхт из шести стран), было решено вначале провести три тура отборочных матчей, где «все сражаются со всеми». Четыре победителя этого марафона соревнуются в полуфинале, а финальная битва определит единственного претендента на Кубок Америки. Многое в тот раз было необычным: впервые собралось такое множество претендентов, впервые были установлены телекамеры на яхтах, впервые появился 12-метровик с пластмассовым корпусом. А для меня, как автора этих строк, важно, что впервые выступал Королевский яхт-клуб Новой Зеландии, в котором я имею честь состоять. С этого момента рассказывать проще — среди одноклубников много непосредственных участников событий.

B Новой Зеландии вышеописанная авантюра бельгийца разогрела публику и возбудила общественный интерес к событиям вокруг Кубка Америки. Довольно быстро возник животрепещущий вопрос: «Австралийцы смогли выиграть Кубок, а мы чем хуже?». Нюансы местной политики таковы, что «быть хуже австралийцев» хоть в чем-то никак не соответствует национальному духу «киви». Короче, на старые дрожжи соперничества с соседями пролилась свежая струя спортивного патриотизма. Оба инициатора развития событий мне хорошо известны: это Рон Холланд, знаменитый теперь во всем мире дизайнер мегаяхт, и яхтенный журналист Алан Сефтон. Нашелся и спонсор — местный банкир, 37-летний Михаил Фэй, который нажил огромное состояние благодаря участию в приватизации госпредприятий и очень нуждался в укреплении доброго имени.

Деннис Коннер появился во Фримантле в августе 1986 года и начал соревнования с того, что попытался кардинально решить проблему опасных конкурентов. Уже 16 сентября Коннер подал претензию касательно правомерности участия в регате пластмассовой новозеландской яхты. Официальный ответ, в котором говорилось о наличии у KZ-7 сертификата Ллойда и других документов, подтверждающих соответствие яхты требованиям 12-метрового класса, Коннер проигнорировал. Так началась скандальная история, которую назвали «гласс-гейт». Первый тур Кубка Louis Vuitton стартовал во Фримантле 5 октября 1986 года. Уже после первых матчей стало ясно, что безусловным лидером является команда Новой Зеландии — она шла вперед без единого поражения. Деннис Коннер продолжал свои интриги. Выступая на пресс-конференции, он нанес новозеландцам тяжелое оскорбление: «Последние 78 яхт 12-метрового класса были построены из алюминия, — заявил Большой Деннис, — и зачем было строить яхту из стекловолокна, если они не собирались обмануть всех остальных?». В зале повисла тишина, которую нарушил помощник Коннера: «Напрасно ты так, Деннис». «Хорошо, я беру свои слова назад»,— спохватился шкипер Stars&Stripes. «Боюсь, что это невозможно» — прозвучало вслед.

Mожет, кому-то такие слова были бы безразличны, но новозеландцы были уязвлены до предела и с тех пор не называли Коннера иначе, как Большой Плохой Деннис и Деннис-Ябеда. Официальное заявление регистра Ллойда, опубликованное 11 октября, где однозначно утверждалось полное соответствие KZ-7 правилам класса и Международной Федерации Парусного Спорта, Коннер пропустил мимо ушей. К тому времени новозеландцы уже имели девять побед и ни единого поражения, в то время как сам Коннер проиграл команде Нью-Йоркского яхт-клуба, получившей перед этим поражение от KZ-7.


17 октября в рамках первого тура Кубка Louis Vuitton состоялся первый матч между Stars&Stripes и KZ-7. Бескомпромиссная борьба шла с переменным успехом — 43-секундный отрыв на финише ознаменовал победу американского синдиката. Кто-нибудь другой на месте Коннера успокоился бы на этом, но только не Большой Плохой Деннис. В этот же день по его инициативе состоялось общее собрание синдикатов Кубка Louis Vuitton. На повестке дня был один вопрос: исключение синдиката Новой Зеландии за использование стекловолокна для создания Kiwi Magic. Мнения разделились. Яхт-клуб Сан-Франциско вообще игнорировал это собрание. Судьбу новозеландцев решали всего пять синдикатов из США, по два из Италии и Франции, англичане и канадцы. Голосование было тайным, большинство — восемь синдикатов из двенадцати — проголосовали против дискриминационного решения.

B полуфинале Кубка Louis Vuitton Деннису Коннеру довелось сражаться с Нью-Йоркским яхт-клубом, а новозеландцы выясняли отношения с French Kiss. В итоге право выхода в финал получили синдикаты яхт-клубов Сан-Диего и Новой Зеландии, одинаково легко расправившиеся с соперниками с сухим счетом 4:0. Оглядываясь назад, можно смело утверждать, что именно в финальной битве за Кубок Louis Vuitton решалась судьба Кубка Америки 1987 года. Безусловно, Деннис Коннер, имеющий длинный список побед в разных классах яхт, был на тот момент одним из наиболее сильных шкиперов в мире. У него была замечательная яхта и закаленный в сражениях экипаж ветеранов 12-метрового класса. Противостоял Большому Деннису молодежный экипаж (средний возраст 27 лет) из страны, впервые построившей 12-метровую яхту, к тому же столь экстравагантную, какой свет не видывал. В отборочных матчах Кубка Louis Vuitton соперники встречались трижды, и новозеландцы показали Коннеру, насколько они опасны: счет был 2:1 в пользу KZ-7. Правда, Коннер был единственным, кому удалось нанести поражение Kiwi Magic — все остальные 37 матчей были сплошным триумфом Новой Зеландии.

Что ж, в 1987 году Деннис Коннер подтвердил звание сильнейшего шкипера мира — в финале Louis Vuitton Cup он выиграл у новозеландцев со счетом 4:1. Крис Диксон, шкипер KZ-7, которому как раз исполнилось 25 лет, лаконично подвел итог финала: «Опыт 13-и лет победил опыт 13-и месяцев». Вместе с тем опыт, что приобрели за 13 месяцев новозеландцы, был столь ценным, что Австралия обратилась к руководству новозеландского синдиката с просьбой провести серию тренировок в перерыве между Кубком Louis Vuitton и Кубком Америки. Но и в Соединенных Штатах не дремали — в дело была пущена «артиллерия крупного калибра». Посол США в Веллингтоне нанес визит премьер-министру Новой Зеландии и открыто заявил о том, как важно для США, чтобы KZ-7 перед матчем на Кубок Америки потренировалась в спарринге со Stars&Stripes. Одновременно серьезные люди с Уолл-Стрит звонили руководству Банка Новой Зеландии (спонсор Kiwi Magic) и «конкретно» объясняли, почему синдикату Королевского яхт-клуба Новой Зеландии полезней тренировать команду США, а не Австралии. Новая Зеландия оказалась хорошим соседом — ее команда все-таки тренировала синдикат Австралии. Но это уже не могло помочь лучшей команде Королевского яхт-клуба Перта — Большой Деннис был недосягаем в своем совершенстве. Исход матча на Кубок Америки 1987 года — 4:0 в пользу команды США.

Что может быть лучше, чем выиграть Кубок Америки? Только проиграть его и тут же отыграть назад! В США Денниса Коннера стали называть не иначе как Мистер Кубок Америки. Ликованию болельщиков не было границ — Коннер в тот момент казался настоящим суперменом. При этом не обошлось без конфуза — когда после победного финиша Коннера, как того требует традиция, бросили в воду, оказалось, что он не умеет плавать. Кубок Америки вернулся в США на самолете, который пилотировал лично победитель. Очередные Нью-Васюки переместились в Сан-Диего. Кто бы мог подумать, что из-за этого уже на следующий год разразится небывалый в истории Кубка Америки скандал?

Продолжение следует

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.