Лица
2011, Март-апрель

«Океан» на Темзе

Текст Анастасия Юшкова
Крейг Кохон, сын основателя McDonalds в Канаде и России Джорджа Кохона и вице-президент Цирка дю Солей в России, сменил много экстремальных хобби, а теперь мечтает пройти на барже по Дунаю и Роне. Для этих целей он приобрел 30-метровую баржу «Океан», которая пока пришвартована на Темзе в центре Лондона и служит ему вторым домом


Почему баржа? Почему в Лондоне?

Так получилось. Можно сказать, что она сама пришла ко мне. Последние 11 лет я живу в Лондоне. До этого жил в Канаде, России, Южной Америке, Южной Африке, Индии, Вьетнаме. У меня есть дом в Швеции. Как-то, пролистывая британскую газету Daily Telegraph, я наткнулся на статью об этой барже. Автор рассказывал ее историю, как она была построена в 1949 году во Франции, несколько десятков лет перевозила уголь вверх и вниз по Сене, а шесть лет назад закончила трудовую деятельность, прошла процесс реставрации и обрела вторую жизнь. С новыми двигателями она тихо, на восьми узлах пересекла Ла-Манш и оказалась в Лондоне. Теперь на ней есть просторная гостиная, три спальни, кухня, капитанский мостик, большая палуба с бассейном и лежаками для загорания. Общий тон статьи был примерно такой: «И какой же идиот согласится ее купить за такие деньги!?» И вот я как раз оказался тем самым идиотом. Мои британские друзья заявили мне, что я тупица, обосновывая тем, что Темза — грязная и холодная река, а о днище моей баржи по ночам будут скрестись крысы. Все это оказалось неправдой! С тех пор как я приобрел баржу, я приглашал в гости многих друзей, знаменитостей. У меня в гостях были Джонатан Горинг, владелец отеля Goring в Белгравии, главный редактор журнала Wallpaper, Владимир Познер. Всем понравилось, а кому-то тоже захотелось поселиться на барже.


А крысы оказались правдой?

Нет, все это — полная чепуха! Но живя на реке, не можешь не вспомнить о временах Диккенса или Конан Дойла. Каждый день на реке что-то происходит: кто-то собрался покончить жизнь самоубийством и спрыгнуть вниз с моста. Кто-то заснул с сигаретой в постели и устроил пожар.

Почему назвали баржу «Океан»?

Она большая. Она олицетворяет для меня свободу и постоянное движение. Каждый день вместе с приливом и отливом она поднимается и опускается на 6 метров.

При вашем ритме жизни не слишком ли медленное средство передвижения?

Как раз это мне и нравится! Когда я был моложе, я был влюблен в скорость. С 12 лет занимался водными лыжами, каждый год мы ездили на Гавайи. В 18 лет освоил скутер, получил лицензию и объехал все популярные скутерские места в мире. Вода всегда привлекала меня тем, что она постоянно движется, никогда не стоит на месте. Я был точно таким же: всегда что-то делал и не мог остановиться. В 2010 году я налетал миллион миль на British Airways. Поскольку Россия стала моей второй после Канады родиной, я довольно много времени провожу в Москве и Петербурге. Часто наведываюсь в Киев и Казань. По-прежнему часто летаю в Монреаль. И почти все время живу в отелях. Сейчас мне по душе идея немного замедлить ритм жизни, и баржа помогла мне прийти к этому. Когда ты останавливаешься, ты можешь видеть вещи более отчетливо и в конце концов принимать более правильные решения.


Где именно пришвартована баржа в Лондоне?

Напротив Челси. Каждое утро я прохожу по мосту Альберта.

Чем жизнь на воде отличается от жизни на земле?

Это особенные ощущения. Ты понимаешь, как живет река, какое значение она имеет в жизни города, как влияет на культуру и наоборот. Все великие города формировались на берегах рек. На мой взгляд, сегодня реки недооценены, но в Лондоне, например, все чаще обращаются к идее водного такси, чтобы бороться с пробками. Думаю, что и в Москве рано или поздно произойдет то же самое. Если говорить о людях, которые живут на реке, то это неподражаемые типажи. В Лондоне их немного, человек 250. Всего же барж — штук шесть, и это настоящие корабли, включая мой «Океан». Есть еще хаусботы, дома на воде, но они редко двигаются с места. Надо разделять тех, кто живет на реке, и тех, кто живет на каналах. Последние — больше хиппи: у них длинные бороды, они питаются овощами, которые выращивают на крышах, не прочь выпить. Те, кто работает на реке, — особая каста. В Восточном Лондоне много семей, предки которых смотрели за доками, и они продолжают заниматься тем же. Человек, у которого я покупаю дизельное топливо, делает свою работу на протяжении 46 лет. Его зовут Эдди, и он знает всех на реке. Если вы хотите пришвартоваться на Темзе, вам, скорее всего, скажут «нет». Тогда отправляйтесь к Эдди, он точно найдет для вас стоянку. А если вы соберетесь купить баржу, то вам точно надо к нему.


Большая у вас команда?

Нет, шкипер и инженер.

Как ваши дети относятся к жизни на барже?

Им нравится! Сын находит развлечение в машинном отсеке. Дочка любит играть в ванной. В свое время, когда мне пришлось развестись, баржа мне очень помогла: дети продолжали часто бывать со мной, и им нравилось на барже. Правда, однажды, прогуливаясь с сыном в Челси, мы завели разговор о том, чем бы он хотел заниматься, когда вырастет. И он признался, что хотел бы заработать немного денег, потому что не хочет быть бездомным и, как я в моем возрасте, жить на барже.


У каждого из партнеров Цирка дю Солей, Россия, есть лодка. Расскажите, какая яхта у вашего отца и у вашего партнера Ги Лалиберте?

У нас в семье всегда была традиция отдыха на открытом воздухе. Мы охотились, ходили в лес за грибами. Потом появились лодки, до сих пор у моего отца есть небольшой деревянный катер, который он использует те шесть месяцев в году, когда живет в Монреале (сейчас он почетный президент канадского McDonalds). Помимо катера отец любит свой автомобиль-амфибию Ampicar, построенный в Германии на рубеже 1950–60-х. Он может ездить по дороге, а когда все двери закрыты, способен плавать по воде. Одну из таких машин он подарил главе McDonalds в России, и ее можно увидеть в Москве напротив офиса. Кроме того, несколько лет назад отец купил дом в Палм-Бич, Флорида (это Мекка для яхт любого размера), и, конечно, не удержался от покупки собственной яхты. У него Hinckley Talaria 44, которую он назвал McHappy. Яхта пришвартована у причала прямо напротив дома, и он часто выходит на ней в море. Иногда совершает короткие прогулки, иногда более длительные. У другого моего партнера, основателя Цирка дю Солей Ги Лалиберте — большая парусная яхта, 54-метровая Tiara, построенная в Новой Зеландии в 2004 году по дизайну Эда Дюбуа. Это роскошный корабль, интерьер которого отделан красным деревом, а на корму может приземляться вертолет, редкость для парусной яхты. Насколько я знаю, Tiara сдается в чартер. На ней может разместиться 10 гостей, и она оснащена специальным оборудованием для дайвинга. Так что у нас у всех — совершенно разные корабли.


Собираетесь ли вы путешествовать на барже?

Конечно! Уже сейчас время от времени путешествую вверх и вниз по Темзе. В этом году планирую отправиться в Париж, что, по моим расчетам, займет около пяти дней. Хочу причалить напротив собора Парижской Богоматери и несколько дней пожить рядом, с видом на Нотр-Дам. Потом отправиться вниз по течению и пройти по Роне. Мечтаю побывать на Дунае. А если говорить о далеко идущих планах, то мне хотелось бы пройти по Миссисипи и Гангу. К сожалению, «Океан» туда не дойдет, так что я, скорее всего, возьму что-то напрокат.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
Frauscher-858-1017-1414-2019-06