Парусные яхты
2011, Март-апрель

Реинкоронация

Текст Виктория Струц
Легендарную шхуну, чей рекорд трансатлантического перехода держался почти век, время не пощадило. Но, к счастью, даже в нынешнем брутальном мире есть люди, способные оживить легенду — вовсе не из прагматичных соображений, а просто потому, что любят парус и понимают настоящую красоту. Этот рассказ — о прославленной яхте Atlantic и о ее реинкарнации, которая стала самым грандиозным проектом Эда Кастелейна


Atlantic сошел со стапелей нью-йоркской верфи Townsend & Downey 28 июля 1903 года. Парусники той эпохи вообще имели благородные линии, но это судно отличалось особой грацией: аристократичных обводов узкий корпус, красивый развал бортов, длинный изящный бушприт, три мачты с почти одинаковыми гафелями, вызывающие ассоциации с музыкальным аккордом… Словом, полноценный винджаммер, настоящая океанская чистокровка. Спроектировал шхуну морской архитектор Уильям Гарднер, который в начале ХХ века был не менее популярен, чем Нат Херрешофф. И именно Atlantic, построенный по заказу миллионера Уильяма Маршалла, стал самым известным детищем Гарднера.

Внутри 185-футовая яхта была оборудована со всей возможной роскошью. Мраморные полы в холле, респектабельный, в стиле джентльменского клуба салон со светильниками Тiffany, столовая, где обеды сервировались на серебряной посуде. В хозяйской и гостевых каютах — ванные комнаты с холодным и горячим водоснабжением. Ближе к носу располагались камбуз, восемь офицерских кают и подвесные койки для 24 матросов. А под жилой палубой оставалось место еще и для подсобных помещений: там были склад провизии с холодильником, бойлерная, парусная кладовая, оружейная и винный погреб.

Первых побед Atlantic добился уже в сезоне 1904 года: под началом капитана Лемма Миллера парусник выиграл Cape May Challange Cup, Bretton Reef Cup и Кубок Астора. Успех окрылил Уильяма Маршалла. На следующий год он подал заявку на участие в трансатлантической регате на Кубок кайзера.


Дистанция длиной 3014 миль пролегала от американского Нью-Джерси до мыса Лизард на юге Англии. 16 мая 1905 года при умеренном ветре, дымке и сильной зыби у маяка Сэнди-Хук прогремел выстрел стартовой пушки. 11 парусников длиной от 32 до 73 метров при полном вооружении вышли в океан — старт этой знаменательной гонки увековечен на картине английского художника Энтони Блейка.

Вел Atlantic Чарли Барр, самый известный шкипер своего времени. Он трижды побеждал в регате America’s Cup (только Рассел Куттс в наши дни превзошел это достижение) и славился умением рисковать и выжимать из любой яхты максимум возможного. Специально для гонки экипаж был увеличен до 36 матросов (как они только размещались в и без того тесных кубриках?). Для Маршалла же гонка через Атлантику была чем-то вроде увеселительной прогулки, он пригласил в рейс друзей и взял в плавание четырех стюардов и двух поваров: даже посреди океана господа не желали ни в чем себе отказывать.

А погода на всем протяжении рейса выдалась свежая. Однажды, когда буря разыгралась совсем уж нешуточная, Маршалл вышел на палубу и потребовал у Барра убавить парусность: сильный крен мешал ужинать. Барр невозмутимо ответил: «Сэр, вы наняли меня, чтобы выиграть гонку. Вот именно это я и делаю». Доподлинно неизвестно, как закончился этот разговор, морская молва утверждает даже, будто бы капитан запер владельца судна в его каюте и не выпускал до тех пор, пока шторм не утих, — а сам тем временем форсировал парусность. И добился своего. Шхуна пересекла океан-тезку с рекордным результатом 12 дней 4 часа 1 минута и 19 секунд, преодолев дистанцию со среднекурсовой скоростью 10,3 узла и придя на финиш на сутки раньше ближайшего преследователя — яхты Hamburg. Благодаря этой победе Atlantic навсегда вошел в историю яхтинга: рекорд оказался самым долгоживущим в мире. Лишь в 1980-м француз Эрик Табарли улучшил время до 10 дней четырех часов 14 минут, но! — он шел на тримаране. Однокорпусник же побил рекорд лишь через 100 лет. В 2005 году американская яхта Mari-Cha IV на регате Rolex Transatlantic Challenge показала результат 9 дней 15 часов и 55 минут. 


На радостях кроме стотысячного гонорара яхтовладелец выплатил Чарли Барру премию в размере $1 млн. А самому Маршаллу вручили помпезный золотой кувшин — Kaiser’s Cup. Правда, спустя много лет выяснилось, что немецкий кайзер Вильгельм был человеком крайне прижимистым. Когда во время Первой мировой войны Маршалл пожертвовал трофей в фонд Красного Креста, оказалось, что кубок вовсе не золотой, а позолоченный и стоимость его составляет $35.

В собственности Уилсона Маршалла Atlantic оставался до 1917 года, затем пару лет прослужил в береговой охране ВМФ США, потом снова обрел статус pleasure boat. В 1920-х парусником владели миллионеры Вандербильт и Ламберт. Последний в 1928 году участвовал на «Атлантике» в регате на Кубок короля Испании Альфонсо VIII, в 1935-м шхуна сопровождала его яхту Yankee на Кубке Америки, но об участии в гонках уже не могло быть и речи. Такие большие суда, как Atlantic, теряли симпатии яхтсменов, ведь гафельное вооружение проигрывало косому и при этом требовало многочисленной команды.

Несмотря на всю свою красоту и заслуги, Atlantic переходил из рук в руки, с каждым разом теряя в статусе: он был учебным судном, рестораном, складом, сувенирной лавкой. Роскошный интерьер растаскивали на стройматериалы. Трижды яхта, проржавев, тонула. Последний раз ее вытащили краном из воды 30 января 1982 года у берегов Норфолка в штате Вирджиния. И поднимали вроде бы как с намерением возродить, однако уже беглого взгляда на утопленницу было достаточно, чтобы понять: эту жалкую развалину невозможно вернуть к жизни. Так и бросили ее в прибрежном иле, под холодным зимним дождем. А к весне разобрали на части: транец отправили в военно-морской музей Ньюпорта, уцелевшей мачтой украсили городской парк Норфолка.


На этой печальной ноте жизнеописание «Атлантика» могло бы закончиться, если бы на авансцене не появился Эд Кастелейн. Сын потомственного голландского рыбака и девушки из семьи основателей компании Holland-America Line всю свою жизнь посвятил морю. Первую лодку он собственноручно построил в возрасте 12 лет. Шкипером, а потом и в качестве владельца ходил на самых разных яхтах — названия Zeeland, Borkumriff, Aile Blanche, Thendara многое объяснят любителям классики. Да, его страстью были классические парусники. Он мог настолько влюбиться в какую-нибудь яхту, что заказывал ее копию (так произошло с лодкой Zaca, принадлежавшей актеру Эрролу Флинну — в 1992-м у Кастелейна появилась своя Zaca a te Moana), а то и вовсе возрождал из небытия. Двухмачтовая 42-метровая шхуна Eleonora, которую он спустил на воду в 2001-м, — это реплика погибшей в 1947 году Westward постройки Херрешоффа.

Почему Кастелейна заинтересовала судьба именно шхуны Atlantic? Те, кто близко знаком с этим романтиком, говорят, что он любит драматические истории. Сам Эд признался, что принял решение воссоздать яхту, когда увидел ее модель в Нью-Йоркском яхт-клубе: «Картинки — не то, они не дают полного представления о лодке. Когда в знаменитом Зале моделей я наконец смог рассмотреть ее со всех сторон, то понял: да, я хочу построить такую».

Опыт в подобного рода делах у Кастелейна был, и немалый, но работа над этим проектом оказалась беспрецедентно трудной. Более двух лет (!) ушло только на то, чтобы подготовить документацию. Оригинальных чертежей «Атлантика» практически не сохранилось. Вместе с яхтенным историком Джоном Ламмертсом ван Бюреном Кастелейн корпел в библиотеке Массачусетского технологического института, ездил по музеям, штудировал архивы. Любая фотография, любая открытка из букинистической лавки, фрагменты мемуаров — отбиралось все, что хоть сколько-нибудь могло бы помочь составить представление об экстерьере и интерьере судна.


Чтобы на основании всего этого материала воссоздать, а где и домыслить спецификацию яхты, Кастелейн пригласил Дуга Петерсона, фигуру в современном парусном мире вполне сравнимую с Херрешоффом. В портфолио Петерсона есть и макси-яхты (вспомним Stormvogel и Ticonderoga), и парусники обмерной формулы IOR, но поистине легендарной фигурой он стал после того, как спроектировал несколько яхт — победителей Кубка Америки. Вообще, ради «Атлантика» была собрана сильнейшая команда профессионалов — все они уже хорошо знали друг друга по предыдущим проектам Кастелейна. Подробную новую документацию яхты подготовила компания MasterShip. Строительство шло на верфи братьев Van der Graaf — там же, где несколько лет назад увидела свет Eleonora. Разработкой геометрии палубы и парусного плана занимался Фрэнсис Лангреней, который вооружает все яхты Кастелейна последние 15 лет.

Разумеется, стопроцентной копией оригинала Atlantic быть не мог. Если внешность яхты воспроизведена с максимальной точностью, то конструктивные элементы, оснастку и навигационное оборудование приходилось разрабатывать заново с поправкой на современные материалы и правила сертификации судов. Так, корпус, на изготовление которого ушло 140 тонн высококачественной стали, собран из семи частей — сваренных, а не склепанных между собой, как у прототипа. Мачты (самая высокая — 48 метров) сформованы из алюминия, бушприт стальной. А вот все гафельное дерево сделано из канадской ели, поскольку ничего лучшего пока не придумано. Палуба тиковая, доски уложены по технологии «соединение в замок», запатентованной специалистами Royal Boogaerdt. 36 лебедок, выполненных компанией Harken под заказ в старинной стилистике — с бронзовыми барабанами, — работают на электроприводе (изначально привод был паровым). Новый Atlantic оснащен двигателями Yanmar и носовым подруливающим устройством Veth, а также всем остальным, чему полагается быть на современной суперъяхте, начиная с радара и заканчивая спутниковой связью. Постройка шла под надзором Bureau Veritas, так что судно полностью отвечает требованиям MCA. 


Интерьер, предназначенный для гостей, так же роскошен, как и на прототипе, но в служебной своей части он претерпел некоторые изменения. Численность экипажа уменьшена до 12 человек, и размещается команда с гораздо большим комфортом. Камбуз оборудован профессиональной техникой, есть рефрижераторы и прачечная — словом, все, что необходимо в чартерном вояже.

Пять гостевых кают и большой хозяйский суит, знакомый по старым фотографиям салон и столовая воссозданы с особой тщательностью, все вкрапления современной цивилизации, как то аудиосистемы или кондиционеры, старательно замаскированы: здесь важно было сохранить дух времени. И нет, пожалуй, смысла описывать мебель красного дерева, колониальные вещицы и марки столового серебра, все это старая добрая классика.с пуск готового корпуса на воду состоялся 15 марта 2008 года. Девятилетний Атлан, сын Кастелейна, заново нарек возрожденную шхуну ее прославленным именем. Больше года длилась еще оснастка и финишная доделка. Официальный дебют яхты состоялся в октябре 2010-го на Régates Royales в Каннах.

Atlantic, конечно, произвел фурор. Это самая большая реплика последних десятилетий и 14-я яхта в топе-50 крупнейших частных парусников мира. А уж когда Atlantic поднял все паруса и при 15-узловом ветре легко показывал 9–10 узлов, практически не теряя скорость на поворотах (браво, команда!), публика аплодировала. На очевидный вопрос, не собирается ли судовладелец замахнуться на трансатлантический рекорд прототипа, Кастелейн с улыбкой отвечает: «А что, вот поднакоплю денег, закажу дополнительный комплект парусов, соберу команду побольше — и посмотрим».

Ожившая историческая реликвия или полноценная яхта, годная и для регат, и для люксовых чартерных вояжей (лист ожидания, кстати, уже расписан надолго вперед) — так ли уж важно, в которой из ипостасей будет существовать Atlantic? Тем более что он одинаково хорошо чувствует себя в обеих. Главное, что в парусный флот вернулось изумительной красоты судно, чья судьба, право, достойна экранизации. Спасибо вкусу и здоровому фанатизму Эда Кастелейна. Черт возьми, путь холодная рационалистичность и практицизм правят бал где-то еще, а в яхтенном мире всегда есть и будет место историям, которые берут за душу. Возрождение шхуны Atlantic — одна из них.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
Yacht Clubs