941x140-burevestnik
Лица
2018, Январь-февраль
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_1
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_2
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_3
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_4
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_5
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_6
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_7
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_8
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_9
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_10
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_11
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_12
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_13
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_14
  • Однажды мы перевернем мир!_photo_15

Однажды мы перевернем мир!

Текст Галина Козачина
В минувшем году турецкая верфь Numarine передала заказчику первый корпус из новейшей линейки экспедиционных яхт XP. Во время презентации глава Numarine Омер Малаз дал эксклюзивное интервью журналу Yachting

В предыдущий раз мы общались с вами полтора года назад, когда вы стали управляющим директором Numarine. Скажите, что изменилось на верфи с тех пор?

В 2016 году мы добились большого успеха – запустили в производство эксплорер Numarine 32XP. Десять лет назад эта серия была всего лишь идеей. А сейчас вы можете видеть результат – первый корпус уже доставлен владельцу, второй находится на стадии строительства, а третий в разработке. Все три корпуса обрели владельцев на начальных стадиях проекта. Также сейчас мы строим корпус 26XP. Еще полтора года назад можно было спорить, станет ли Numarine XP следующей выдающейся линией яхт среди эксплореров. Теперь спор окончен. Новая линейка есть, и она серьезный конкурент подобным яхтам других брендов. Нам каждую неделю поступает по десятку звонков, и восемь из них касаются XP. В портфеле Numarine есть и другие типы яхт, но больше всего заказчиков интересует именно эксплорер. Так что я абсолютно уверен в том, что будущее яхтинга – именно за этим типом судов. 

Несколько лет назад вы начали новую главу истории верфи, выкупив 50% акций у управляющей компании. Какова причина этого решения и верите ли вы, что независимая, принадлежащая одному владельцу компания лучше будет чувствовать себя на рынке, чем в составе какого-либо крупного промышленного холдинга?

Уточню: это были не 50, а 70%. Я начал работать в Numarine в 2002, и в 2008 году, когда наступил кризис, нам повезло преодолеть его с помощью нашего финансового партнера. Но яхтинг это бизнес скорее эмоциональный, завязанный на страсти, а не на финансовых расчетах. Здесь большинство решений вы принимаете сердцем, а не разумом. В то время как финансовые организации используют мозг, мы используем сердце. Партнерство с финансовой организацией – серьезное испытание, если вы мыслите по-разному. С момента выкупа мной 70% верфи в 2012 году мы следовали сердцу и создали очень много: два варианта модели Numarine 62, два Numarine 70, c нуля разработали семь новых моделей. И возможно, без этих семи моделей мы не стали бы теми, кем являемся на данный момент. Иногда кризис – это хорошо, потому что он помогает двигаться вперед и развиваться, разрабатывать новое, он провоцирует инновации. Надеюсь, что однажды мы перевернем мир яхтинга с помощью нашей новой линейки эксплореров. 

Какие ключевые факторы помогают Numarine успешно выступать на мировом рынке?

В первую очередь то, что мы находимся в Турции. Здесь яхтинг и кораблестроение имеют вековую историю. У нас есть все необходимые навыки. Мы предлагаем клиентам наш опыт, высокое качество и низкую стоимость. Мы готовы держать нашу продукцию в рамках более низкой цены, чем у конкурентов, при этом не уступая им в мастерстве. И, что также немаловажно, благодаря нашей географии мы находимся очень близко к европейскому рынку. Немногие заказывают доставку – владельцам нравится самим управлять лодкой. Так что наши навыки, цены, качество, близкое расположение – это ступеньки для входа на большой европейский рынок. И российский в том числе. 

Как бы вы описали нынешнюю ситуацию на турецком рынке?

Для нас турецкий рынок – это всего 20–25% от производства. Остальное, 75–80%, мы экспортируем. Вообще, домашний рынок для нас большое испытание, поскольку здесь представлены все значимые мировые бренды, такие как Ferretti Yachts. Некоторые знакомые владельцы яхт, с которыми мы ужинаем или обедаем по-приятельски, не стесняются спросить у меня совет по поводу яхты другой верфи. Я в таких случаях переспрашиваю: «Вы действительно собираетесь задать мне этот вопрос?»

Яхты Numarine обладают сильной харизмой и разнообразным визуальным языком. Откуда вы черпаете вдохновение?

У нас очень креативный дизайнер Кан Ялман. Он занимается разработкой всех интерьеров и экстерьеров. Человек совершенно не от мира сего, он творит гениальные вещи. Хотя я то и дело пытаюсь спустить его на землю. Я говорю: «Кан, нам нужно внести вот такие детали в макет, людям это понравится». Благодаря Кану линия XP получила более свободные очертания по сравнению с другими линейками и не похожа на другие модели. У нее такие новые, такие радикальные черты, хотя предыстория была довольно долгой. Мы частенько сидели с Каном и думали: что же дальше? Чем удивить? Мы перебирали различные варианты: должен ли следующий продукт верфи быть крупнее или, наоборот, меньше, а если сделать совсем другую модель? Так что теперь, когда нам удалось вывести на рынок совершенно новую серию яхт, думаю, следующее озарение к нам придет через год или два, наверное, не раньше.

Что составляет ДНК Numarine?

Наш слоган звучит как «Performance Motor Yachts». В каждую модель мы стараемся добавить фирменные черты: экономичность, скорость и какую-то изюминку. Но сейчас в линии XP мы ставим на первое место комфорт. Наш девиз и главная идея никуда не делись, просто к ним добавился еще и комфорт. Жизнь сама по себе удивительна. И если ты чего-то не сделаешь, кто-то другой сделает это за тебя. Если перестанешь бежать, кто-то другой побежит быстрее. Знаете этот анекдот? Идут двое сквозь джунгли и вдруг слышат львиный рык. Один пускается бежать, а второй останавливается и надевает кроссовки. «Что ты делаешь?! – спрашивает первый. – Ты все равно не сможешь бежать быстрее льва!» «Мне и не нужно бежать быстрее льва, – отвечает второй, – достаточно бежать быстрее тебя». 

Возвращаясь к серии XP, можете ли вы вспомнить, с чего все началось?

Помню все как сейчас, потому что этой историей я немного обязан моей жене. К нам пришел покупатель, у которого уже была лодка, но он хотел вторую, побольше и помощнее, что-то вроде траулера. Я ответил, что у нас нет такого типа яхт и на заказ мы тоже не можем сделать. Когда я рассказал об этом жене, она спросила: «Почему бы тебе не попробовать? Я уверена, что у тебя получится сделать отличный эксплорер или траулер». Я ответил ей: «Дорогая, но мы никогда этим не занимались, у нас совсем другой стиль – мы делаем яхты класса performance!» И она сказала: «Возможно, тебе удастся сделать выдающийся эксплорер». Все! После этого я пошел к Кану, и результатом наших бесед стало то, что вы сейчас лицезреете: наша первая линейка экспедиционных яхт. Так что все началось с просьбы клиента, отказа, обод­рения от жены, возвращения к обдумыванию идеи, и в итоге родился новый концепт. Мораль: слушайте свою жену!

Владелец первой 32XP ранее был вашим клиентом?

Да, у него уже есть Numarine 78 Fly. Изначально он не хотел яхту такого размера, ему нужно было что-то в районе 28–29 м. С одной каютой на главной палубе, ничего особенного. Но когда я показал ему первые наброски 32XP, он увидел ее пространство, мощность, дизайн и сказал: да, это мне подходит. Он не планировал яхту такого размера, но сразу в нее влюбился. И не сходил с нее с июня, когда мы передали лодку, до самого конца августа. Как раз вчера его капитан сказал мне, что наконец-то может уйти в отпуск и увидеться с женой.

Во время постройки яхты клиент высказывал какие-то особые пожелания?

Нет, с этим клиентом все было очень просто. Он понимал, что это наша первая лодка в серии и нам важно сделать что-то запоминающееся, поэтому предоставил полную свободу действий. Единственное, что он попросил – не делать ничего необычного. Еще он захотел облицевать ванные комнаты мрамором, потому что занимается его добычей и мог бы показывать яхту своим клиентам как шоурум. Поэтому вся мраморная отделка, которую вы видите на яхте, уникальна, и я надеюсь, она вам понравилась. Мы также договорились о поставках мрамора для следующих корпусов.

Что вам больше всего нравится в Numarine 32XP?

То, что она очень тихая. Когда вы идете на ней, то не слышите ни единого звука, не чувствуете вибраций от мотора, как будто это дом, плывущий в полной тишине. Мы как следует поработали над этим вместе с инженерами по шумо- и виброизоляции из компании Silent Line. Вся нижняя палуба сделана как бы подвешенной: плавающий пол, плавающие стены, плавающий потолок. Там нет прямого соприкосновения кают с внешним контуром. Также мы использовали очень много разнообразных изоляционных материалов.

Насколько глубоко можно индивидуализировать 32XP?

Это яхта категории semi custom. Мы не можем перемещать двигатели, не можем уменьшить или увеличить их размер. Но есть параметры, с которыми можно поиграть, например на второй лодке этой серии заказчик не хотел делать мастер на главной палубе, он хотел разместить там салон. Владелец третьей яхты, наоборот, хотел сделать на главной палубе и небольшой салон, и небольшую мастер-каюту. Покупатель четвертого корпуса попросил сделать лифт, потому что ему сложно передвигаться по лестницам. 

Как 32XP соотносится по стоимости с другими яхтами такого же класса?

Учитывая существующие на рынке предложения, мы предлагаем такое же высокое качество, но по цене на 25–30% ниже, чем у других верфей. И я верю, что это лучшее предложение во всей индустрии.

Расскажите о планах на расширение линейки XP. Какой максимальный размер яхты мы можем ожидать от Numarine?

Линейка XP сейчас заканчивается на 44-метровой модели. Дальше нас ограничивает только рубеж валовой вместимости в 500 регистровых тонн. Так что будем расти, насколько возможно в пределах такого тоннажа. После этого вернемся в начало и сделаем самую маленькую лодку в серии, возможно, 21 или 22 м, но не меньше 20. Пять лет назад Numarine строила только 60-футовые лодки, но уже тогда я мечтал о лодках свыше 100 футов. Не все это знают, но Турция – на третьем месте в мире по строительству мегаяхт. Мы тоже планируем прийти к большим яхтам, не останавливаясь на достигнутом. 

Вы сами любите ходить на яхте и проводить время на воде?

Конечно, я все детство провел на лодке. Когда мне было 4 года, наша семья приобрела гулет. И я долгое время был по одну сторону яхтинга. А с тех пор как пришел в Numarine, оказался по другую сторону, в производстве – то, о чем я мечтал. Мне всегда хотелось иметь небольшую верфь и строить лодки в качестве хобби. Но оказалось, что это совсем не хобби, а серьезный бизнес, хоть и связанный со страстью. Работа требует больших энергозатрат, и некоторые мои знакомые говорят: «Бедный! Ты уходишь так рано и возвращаешься так поздно!» Но я не бедный, я счастливый, потому что люблю свое дело.

Моя яхта стоит в Гёчеке, и я вижу, что это местечко становится сейчас излюбленной стоянкой суперъяхт, особенно много российских. Самое потрясающее место там – природный парк. Бухта Гёчека небольшая, нет сильных волн, нет ветра. Только в июле и августе становится жарко, и тогда мы уходим в Бодрум. По дороге туда находится Бозбурун, Хисарону, прекрасный греческий остров Сими, он такой красивый, словно его нарисовал талантливый художник. Там прекрасные дома и красочный залив. Сими – одно из моих любимых мест отдыха.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Рекомендуем прочитать
Лица Сибирская одиссея
В продолжение серии интервью с видными российскими яхтсменами Yachting побеседовал с региональным вице-президентом ВФПС Сергеем Борисовичем Щербаковым о задуманной им кругосветной парусной экспедиции, приуроченной к 200-летию открытия Антарктиды русскими мореплавателями.
Текст Дмитрий Киселев
Лица Будем обгонять Европу
В продолжение серии интервью с российскими яхтсменами Yachting побеседовал с Юрием Морозовым, членом Попечительского совета Всероссийской федерации парусного спорта, рулевым команды RussoTrans и ПИРогово, основателем одноименной логистической компании, который рассказал о своем видении актуальных проблем парусного спорта в России и поделился собственным опытом освоения паруса.
Текст Дмитрий Киселев
Лица Однажды мы перевернем мир!
В минувшем году турецкая верфь Numarine передала заказчику первый корпус из новейшей линейки экспедиционных яхт XP. Во время презентации глава Numarine Омер Малаз дал эксклюзивное интервью журналу Yachting
Текст Галина Козачина
220x369-rightside-inside-burevestnik