Часы
2008, январь-февраль

Максимальный хронометр

Текст Тимур Бараев
Часто люди называют обычные часы хронометрами, искренне полагая, что эти слова — синонимы. Это не так. Хронометрами имеют право называться только очень точные часы. Механические хронометры должны ходить с точностью –4/+6 секунд в сутки. Но есть среди хронометров и своя элита — морские хронометры. Несмотря на качку, перепады влажности, давления и температуры, они должны идти с отклонением не более 0,1 секунды в сутки

Что бы ни говорили, но имя человека определяет его судьбу. Швейцарцы славятся индифферентностью к тому, что происходит за пределами их конфедерации, а некоторые верят, что первым человеком на Земле был Вильгельм Телль. Почему швейцарский часовщик Леонард-Фредерик Нарден назвал сына Улиссом (т.е. Одиссеем)? Может, мечтал о том, чтобы сын провел жизнь не в мастерской, а покорял моря, океаны и страны, как легендарный царь Итаки? У Швейцарии нет и намека на выход к морю. Пока соседи бороздили океаны, устраивали революции и воевали, швейцарцы работали, чтобы покорить время, научившись делать сложнейшие точные механизмы, которые и завоевали мир. Ведь без них не было бы мореплавания, эпохи великих географических открытий, покорения воздуха и космоса. Погрешность в 1 секунду при определении долготы в открытом море приводит к ошибке на 453 метра.

И это на экваторе! Чем дальше от него, тем больше ошибка. Улисс оправдал надежды отца и свое имя. Он не просто продолжил семейное дело по выпуску будильников и репетиров, но и отправился покорять мир. В 1846 году 24-летний Улисс Нарден основал часовую фирму. Он сделал ставку на самый востребованный механизм того времени — морской хронометр. Эмблемой Ulysse Nardin стал якорь.


Во второй половине XIX века норвежцы с англичанами стремились покорить Северный и Южный полюсы, стремительно развивалась мировая торговля, недавно открытые земли активно осваивались. Без хронометров Нардена не обходился ни один корабль того времени, они проникали в уголки света, о существовании которых жители альпийской конфедерации и не подозревали. По ним капитаны и штурманы определяли координаты, и иного способа определить долготу тогда не существовало. Чтобы создать себе имя в этой области, требовалось действительно быть лучшим: от качества хронометра зависела жизнь судна и экипажа, а малейшая погрешность, допущенная при производстве, ставила крест на репутации и будущем часовой компании.

Ulysse Nardin являлся официальным поставщиком хронометров военно-морским флотам 50 стран. В 1912 году Ulysse Nardin одним из первых наладил выпуск наручных хронографов-хронометров, а также спортивных часов.

«Почему сейчас люди продолжают делать механические часы, если кварцевые проще, дешевле, точнее и надежнее? Потому что это не просто прибор, а элемент культуры человеческого общества», — считает доктор Людвиг Охслин, разработавший для Ulysse Nardin практически все современные модели, а ныне возглавляющий Музей часового искусства в Ла Шо-де-Фоне. В 1982 году, в разгар «кварцевого бума», марку Ulysse Nardin, продолжавшую производить механические часы, спас от гибели магнат Рольф Шнайдер. Он оказался перед выбором — штамповать кварц или сохранить верность традициям. К счастью, в это время он познакомился с Охслином. Тот убедил патрона выпускать сложные механические часы, принесшие компании известность.

Так что представляемые нами часы Maxi Marine Chronometer — это вовсе не очередная новая модель Ulysse Nardin. Это реинкарнация легендарных морских хронометров, которую можно носить на руке. Слово Maxi в названии хронометра означает не только максимальную точность, но и внушительные габариты. Диаметр розово-золотого корпуса составляет 43 мм. Это самые большие наручные часы в коллекции Marine Chronometer от Ulysse Nardin.


Корпус выполнен в винтажном стиле. Безель хотя и зубастый, но не вращается. Его рифленая поверхность подчеркивает высокую функциональность часов. Даже если Федор Конюхов переплывет на яхте в этих часах океан, Maxi Marine Chronometer сохранит презентабельный вид. Сохранится и заводная головка, надежно защищеннная прямоугольными выступами. На противоположном боку корпуса — отличительный знак хронометров Ulysse Nardin — табличка с серийным номером модели. Раньше такими табличками оснащались стационарные морские хронометры. Несмотря на сапфировое окно, корпус имеет профессиональную водонепроницаемость 200 метров. Сквозь сапфировую крышку виден гильошированный ротор автоподзавода с выгравированным логотипом компании. Видны и декорированные вручную узором Cotes de Geneve мосты механизма UN-26, который производится на мануфактуре Ulysse Nardin в Невшателе. Этот механизм отличается высочайшей точностью, о чем свидетельствует сертификат Официального швейцарского центра контроля за точностью COSC. При этом UN-26 не так уж и прост. Он оснащен индикатором запаса хода, который составляет 42 часа (дополнительный циферблат у отметки «12 часов»).

У отметки «6 часов» расположился боковой секундный циферблат с окошечком даты. Скелетизированные римские цифры накладные и покрыты люминесцентным составом. Минутная шкала нанесена не на циферблат, а на его стенки. Метки окрашены составом SuperLuminova. Сапфировое куполообразное стекло покрыто антибликовым составом.

В стандартной комплектации великолепный морской хронометр предлагается на ремешке из кожи аллигатора. Но владелец может заказать стальной или золотой браслет. Можно выбрать и цвет циферблата (черный или синий). Стоит Maxi Marine Chronometer на ремешке 18 000 евро.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Frauscher-858-1017-1414-2019-06