Путешествие
2004, май-июнь

Истрия: яхты охраняет святая девушка

Текст Ариф Алиев
Полуостров Истрия равнобедренным треугольником завис над самым севером Адриатического моря. У любителей яхтинга истрийская акватория пользуется меньшей популярностью, чем побережье и острова у хорватских городов Шибеник, Сплит и Дубровник, но и здесь можно за неделю хорошо отдохнуть и увидеть много интересного. Выбор в пользу Истрии и Кварнера (так называют прилегающую к полуострову часть материковой Хорватии) посоветуем сделать и любителям натуризма, ведь возле Ровиня находятся лучшие нудистские центры Адриатики, оборудованные к тому же отличными стоянками для яхт


Море на северо-западе Хорватии, несмотря на близость Венеции и Триеста, невероятно чистое – реальная прозрачность в солнечный день до 50 метров! Трудно сказать, какого цвета здесь море. Зеленовато-голубое, лазурное, синее – в любом случае цвета чистые, а оттенков много, и это первый признак чистой воды. Не зря Адриатику возле хорватских берегов три года подряд признают самым чистым морем европейского континентального Средиземноморья – Хорватия отобрала почетное первенство у Турции и Испании.

Полуостров покрыт сосновыми лесами и сравнительно малонаселен. Отправная точка всех маршрутов – аэропорт Пула, сюда регулярными и чартерными рейсами прилетают туристы из России.


Сунце, морэ, плаж: отдых без допуповника

Пула – главный город Истрии, он очень древний, здесь сохраняется один из самых больших в Средиземноморье римских амфитеатров, и хорваты им очень гордятся. Хорватия – страна небольшая, всего 4,5 миллиона жителей, история хорватов – это бесчисленные войны, оккупация, межнациональная резня. В современном политкорректном мире не принято бравировать перед иностранцами военными победами, вспоминать полководцев и маршалов, вот и гордятся хорваты чистым морем, старыми стенами, вкусной едой и немногочисленными, часто сомнительными, но определенно мирными достижениями. Иностранцам обязательно расскажут, что в Хорватии:

родился Марко Поло (сам путешественник утверждал, что его родной город – Венеция);

во францисканском монастыре в Заостроге вывели знаменитую породу добрых пятнистых собак (настоятель монастыря и почти все монахи были итальянцами);

чернильную авторучку изобрел в 1906 году хорват Эдуард Пенкала (случилось это, когда он уже эмигрировал);


Агата Кристи провела медовый месяц в Дубровнике (бездетный брак продлился недолго, муж, летчик Арчибальд Кристи, бросил писательницу, и она вышла замуж за археолога, который был на 14 лет ее моложе);

Белый дом в Вашингтоне построен из камня и мрамора, добытого в каменоломнях острова Брач (и это правда, в Вене из того же материала построено здание австрийского парламента: камень с Брача особенный, в нем полностью отсутствуют окислы железа, а значит, на стенах никогда не будет ржавых потеков).

Но самое важное изобретение, считают хорваты, которым весь остальной мир им обязан, – это галстук. Нынешней осенью в Пуле устроили праздник галстука, хорваты решили наконец громко возвестить всем, кто еще не слышал, что именно они придумали самую бесполезную деталь мужской одежды. В век телевидения одних слов недостаточно, и организаторы при большом стечении горожан и туристов захлестнули римский амфитеатр огромным полотнищем и повязали узлом. Весь мир увидел измерение ткани при помощи рулетки, улыбку инспектора из редакции Книги рекордов Гиннеса и всеобщую радость собравшихся.


Шейные платки носили многие народы, но никто до поры не догадывался завязывать их особым объемным узлом. А в XVII веке хорваты-наемники венецианской гвардии догадались. В доказательство приводится неоспоримый аргумент: по-итальянски галстук произносится как «кроатка» (от латинского написания Хорватии – Croatia). Впрочем, по-русски шейный платок никогда не назывался «кроаткой». Да и платков никаких русские мужчины до 1705 года не носили – ни шейных, ни даже носовых. Галстуки ввел в России Петр Первый. Однажды он приказал придворным явиться ко двору с такими же завязанными шеями, как у него, показал на свой шейный платок и назвал его голландским словом «галздук».

Кстати, на современном хорватском языке галстук тоже не «кроатка», а «околовратный допуповник». Впрочем, тут самое время посоветовать сыграть в игру, в которую начинают играть все приезжающие в Хорватию россияне. Дело в том, что наши языки схожи. Конечно, понять быструю хорватскую речь невозможно, но вдруг да услышишь знакомое слово, употребленное в том или несколько ином значении, или попытаешься понять смысл по знакомому корню, или вспомнить слово, давно у нас забытое, устаревшее. Например, просьба в винном погребке подать еще один стакан вина звучит так: «Молим, ще едно вино». «Молим» – это вовсе не отчаянная просьба похмельного пьяницы, а всего лишь «дайте, пожалуйста» по-хорватски.

Вот еще несколько хорватских слов. Спасибо – хвала, очень хорошо – яко добро, очень-очень хорошо – страшно добро. Отлично – одлично, добрый день – добар дан, девушка – девойка, но вот позор – внимание, а куча – дом. И еще: море – морэ, солнце – сунце, пляж – плажа.


Патроны, амфоры, затонувшие корабли, красные кораллы

Хорватия – идеальная для яхтенного отдыха страна. Вблизи побережья никогда не штормит, островки и скалы задерживают и разбивают морские волны и делают их похожими на речные. Природа убрала все негативные моменты, связанные с открытым морем, ветрами, укачиванием. В любом месте и в любое время здесь можно выбрать место для стоянки. Из особенностей морского отдыха у побережья Истрии – возможность подводной охоты в незаповедных местах (запрещено рыбачить и охотиться в акватории национального парка Бриони). Разрешение на подводную охоту можно купить в любом турагентстве на побережье (удобно сразу брать недельное). После двух-трех безрезультатных погружений появляется сноровка, охотник учится бить рыбу в пещерках и под камнями, прятаться, выжидать и, как результат, возвращается на яхту с добычей – мелкими тунцами, корифенами, кефалью, осьминогами.

Яхтенный чартер можно заказать у российской компании, имеющей собственные яхты на Адриатике, взять чартер у хорватской компании через российскую туристическую фирму или самостоятельно обратиться в одну из чартерных компаний в Хорватии. Всего в 15 минутах езды от аэропорта Пула находится самый крупный центр яхтинга и виндсерфинга на Истрии. Но легко можно договориться о чартере и подобрать подходящую яхту со шкипером и в любом из курортных городов и поселков полуострова. Яхтенная структура в Хорватии – одна из лучших в Средиземноморье, здесь нет проблем с охраняемыми стоянками, заправками, техосмотром, медицинской помощью. Во всех маринах в сезон работают сауны и души.


Самый известный дайверский объект у берегов Истрии – затонувший в Первую мировую войну паром «Барон Гауч». Его верхняя палуба находится на глубине 28 метров, поэтому дайверы с любительскими удостоверениями осматривают его с расстояния в 10 – 15 метров, но в прозрачной воде зрелище все равно впечатляющее. Прочие места погружений локализованы поблизости от центров дайвинга в курортных городах – Ровине, Умаге, Порече (подробная информация и карты – на сайте www.diving.hr). Обычно дайверов возят на рифы – посмотреть на ветки красных кораллов или к подводным гротам и пещерам, где всегда можно увидеть осьминогов, лангустов, скорпен, гигантского группера или рыбу-черта. К сожалению, у островов Бриони погружения запрещены. Автор статьи не может посоветовать читателям журнала нарушать запрет, но какие же там можно наблюдать фантастические картины! Буквально от самых пирсов на дне свалены горы оружия: автоматы, пистолеты, пулеметы, минометы, россыпи патронов, мин и снаряженных пулеметных лент, а также разбитый английский фарфор с виллы Иосифа Броз Тито, антикварная мебель, расплющенные духовые инструменты. Говорят, неподалеку от островов до сих пор видны остатки 300 кораблей, погибших во время средневековой битвы между генуэзцами и венецианцами. Словом, как всегда, самое интересное там, где нельзя погружаться.


Впрочем, приметы недавней войны и поспешного вывода войск Югославской народной армии попадаются повсюду – нет-нет да и наткнешься на позеленевшие гильзы и осколки морских мин. Если повезет, можно увидеть орудия времен Второй мировой (например, в устье Лимского фьорда), остатки деревянных судов – может быть, даже времен Венецианской республики и владычества Османской империи. А вот обломки древнегреческих и римских амфор разбросаны повсеместно, их долго искать не надо, по словам инструкторов, из сотни– другой крупных осколков один обязательно попадется с печатью – знаком того или иного римского купца.

Голый король, голая королева

Истрия граничит с Италией. До IV века территория полуострова входила в состав римской провинции Паннония, потом короткое время ею владела Византия. Истрию завоевывали славяне и франки, около семисот лет считала полуостров своим Венеция. Наполеон отобрал Истрию у венецианцев, но после поражения императора земли отошли австрийцам, и с 1918 года до окончания Второй мировой войны полуостров снова принадлежал итальянцам. Даже краткий исторический курс позволяет предположить, что внешне истрийские города похожи на города Северной Италии. Так оно и есть, если пойти на яхте на северо-запад от Пулы.


Типичный прибрежный пейзаж – синее море, зеленые непыльные сосны, серые соленые камни, дома под красной черепицей. От римлян остались арки, развалины храмов, амфитеатры, от византийцев – базилики, от венецианцев – четырехгранные колокольни и городские кварталы с узкими улочками.

Средневековые города-курорты Ровинь, Пореч, Новиград, Умаг похожи один на другой: неизменная колокольня, средневековый центр, покрытые отшлифованными до блеска светлыми каменными плитами мостовые. Но в каждом городе есть что-то особенное. Например, Ровинь легко узнать с моря по белой башне собора святой Эуфемии, покровительницы города и всех путешествующих по Адриатическому морю. Почему это так, становится ясно из жития святой. Во времена гонений на христиан 15-летнюю Эуфемию бросили на съедение львам, но звери не тронули девушку, и тогда палачи отрубили ей голову, положили тело в деревянный саркофаг и бросили в море. Волны прибили саркофаг к стенам Ровиня, но мальчик, который первым пытался его достать, захлебнулся. Его мать обратилась за помощью к Эуфемии, и чудо свершилось – мальчик ожил. С тех пор мощи святой хранятся в соборе, и паломники приходят поклониться им со всей Истрии и Кварнера.


Но если обогнуть полуостров с юга и пойти от Пулы к заливу Прелук, то вы окажетесь в обустроенной во времена Австро-Венгрии Кварнерской Ривьере, со старыми пляжами, отелями середины XIX века, прогулочными набережными и роскошными, в австрийском стиле, парками. Опатия, самый старый курорт Кварнера, укрыт от зимних ветров высокой горой Учка, а летом славится нетипичной для Средиземноморья прохладой: дневная температура здесь никогда не превышает 22–25 градусов. В этом городе в 1844 году открылся первый на восточном берегу Адриатики курортный отель «Кварнер». Сделан он был под вкусы аристократической публики XIX века: имперская добротность, ампирное изящество – если б не море, может показаться, что это Баден-Баден.

На северо-запад от Пулы один за другим расположены самые крупные на Адриатике нудистские центры. На пляжах Ровиня, между Поречем и Врсаром нудисты загорают, гуляют по прибрежным сосновым лесам, катаются на водных лыжах, ски-джетах, яхтах. Порт кемпинга «Валалта» в 7 км от Ровиня вмещает 250 яхт, а его пляж тянется почти на 4 км. В центре «Коверсада» размещается одновременно до 7000 нудистов.


В Истрии родоначальником хорватского нудизма называют английского короля Эдуарда VII и его подругу-американку Уоллис Симпсон (они разделись на пляже в присутствии прислуги и других отдыхающих еще до того, как король отрекся от престола и женился на любовнице-американке). А вот в Опатии утверждают, что первой не постеснялась выйти голой на пляж отеля «Кварнер» королева танца Айседора Дункан (произошло это еще до знакомства с Сергеем Есениным, поэтому танцовщица разделась в одиночестве).

Автор и редакция благодарят Министерство по туризму Хорватии за организацию поездки.

ГДЕ ПОБЫВАТЬ, ЧТО ПОСМОТРЕТЬ

Ускоки

Город Сень – самое ветреное место в Хорватии. На остальном побережье зимой дует холодный, но терпимый адриатический «мистраль», и весной – влажный «сирокко», а здесь – и зимой, и весной – злая «сеньская бора» со свистом стелется с подходящего вплотную к морю невысокого хребта. Зимой в Сене холодно, здесь – единственное место на Адриатике, где море иногда замерзает. Летом очень сухо, дождей почти нет, солнце выжигает растительность, даже на городских улицах пахнет иссушенной хвоей. Конечно же, именно в таком неуютном месте угнездились ускоки. На холме над городом находится знаменитый средневековый замок Нехай, единственный, который турки штурмовали, да так и не смогли взять.


Ускоки – военные поселенцы, аналог русских казаков, беженцы из южно-славянских земель. В переводе с сербско-хорватского «ускок» – «беглец», ближайшее родственное слово в русском языке – «ускакать».

Во время военных действий ускоки получали от заинтересованных местных правителей денежное довольствие и имели право на 2/3 добычи. Земли в районе Сеня бедные, и ускоки даже в мирное время, конечно, разбойничали и пиратствовали, грабили греков, венецианцев, генуэзцев и жителей Далмации тоже. Купцы боялись соваться на своих фелюгах и каракках в узкие проливы. Чуть подошел к острову, обогнул мыс – и вылетали с абордажными лестницами верткие лодки пиратов. Среди ускоков были славяне разных национальностей, но все-таки больше сербов.

От Сеня начинается дорога, ведущая вглубь страны, к национальному парку Плитвицы, к каскаду из 16 озер, соединенных 96 террасными водопадами. Дорогу во время австрийской кампании проложили войска Наполеона, а уже в наше время на ней сербы сражались с хорватами и в конце концов вынуждены были навсегда покинуть Кварнер.


Ослица по-парижски и стопка траварицы

На Истрии сразу трудно разобраться, какое блюдо заимствовано из кухни севера Италии, Каринтии, Венгрии, а какое – исконно хорватское. Ветчина здесь тоже «пршут», только «истринский», в ходу клецки (зленжачина), свиные колбасы, ризотто с морепродуктами, спагетти, пицца, паприкаш, штрудели. От общей средиземноморской кухни – каракатица в собственных чернилах, мидии в масле (по-хорватски «гшольки»), лангусты. «Капесанти» явно венецианского происхождения, это перемолотое мясо крабов, лангустов, гребешков, кальмаров, выложенное в панцирь краба и политое оливковым маслом. Конечно, национальные блюда – это славонские колбаски (кулен) или самоборские чешновки, но они происходят из континентальной Хорватии. Скажем так: если истрийские блюда приготовлены хорватскими поварами, значит, у них будет особый вкус. Безусловно, в области Венето, Каринтии или Венгрии вкус у тех же самых блюд совсем другой. В любом случае, пробовать исконно истрийские блюда надо в городских или сельских ресторанах, которые называются «конобы».

Самым дорогим и изысканным блюдом Истрии считается паста с трюфелями. Полуостров – признанный центр европейских трюфелей (их здесь называют на французский манер – «тартюфи» и насчитывают семь различных видов), каждую осень празднуется месячный «фестиваль трюфелей». Охота за подземными грибами на Истрии всегда успешна, но из-за возросшего спроса цены в последние три года не опускаются ниже 800 евро даже за черные «тартюфи». Самым необычным из блюд признаем «истрска супа» или просто «супчик». Это поданное в глиняном горшочке горячее красное вино, но сахара в нем поменьше, чем в глинтвейне, вместо гвоздики кладут перец и пожаренный на оливковом масле хлеб.


Считается, что жители Истрии больше любят вареные блюда, тогда как в остальной Хорватии предпочитают жареное. И действительно, обычные в других районах поросята на вертелах в прибрежных и придорожных ресторанчиках на Истрии подаются без предварительного заказа только возле Лимского фьорда, их жарят специально для проезжающих туристов. Зато отбивные («свински котлет») и другие блюда из «свинятины» обычны и для Истрии.

Лучшей ягнятиной гурманы считают выращенную на острове Црес. Особый вкус объясняется солоноватыми почвами острова. Трава тоже вырастает солоноватая, и мясо получается мягче, сочнее. И если в других районах ягнятину для дорогих блюд вымачивают в овечьем кефире, то островную всегда подают в натуральном виде – зажаренной на углях.

Рыбу жители Истрии, как и все хорваты, делят на «белую» и «синюю», с более темным мясом: макрель у них – «синяя», барабулька и корифена – «белая». Белой считают и «ослицу» – морского карася. Когда смешно говорят, что «ослица» приготовлена «на парижски начин», это означает, что рыбу приготовили по-парижски, то есть под соусом. Угорь, тунец, султанка, морской язык, несколько видов макрели, кефаль, мелкие акулы, корифены-дорадо, морской окунь, рыба-черт ловятся поблизости от Истрии, всегда свежие и годятся для гриля. На решетку отправляются мидии, кламсы, доны, гребешки и, конечно, осьминоги, кальмары, каракатицы, креветки. Наваристый рыбный суп из разных сортов рыбы и моллюсков называется «рыбны юха» – запомнить легко.

Вина в Истрии грубые, непритязательные, обычно их долго не хранят, пьют молодыми. Из белых посоветуем попробовать мальвазию, жлахтину, пошип, грк. Ну а самые известные красные вина Истрии – мерло, каберне, теран. Из виноградных водок отметим лозовач и траварицу, спирт для них перегоняют через фильтры и настаивают на травах. В отличие от граппы знакомый вкус виноградной водки в траварице и лозоваче выражен слабее, иногда и вовсе скрыт, зато они, безусловно, мягче и пьются легко. Грушевые водки и сливовицу на Истрии не производят, они привозные, обычно – из Славонии.

Связаться с экспертом YACHTING по вопросам покупки яхты или катера

+7 (495) 266-32-06

Новости о яхтах, катерах, путешествиях и стиле жизни
Присоединяйтесь:
Все номера журнала в вашем смартфоне:
Frauscher-858-1017-1414-2019-06

Связаться с экспертом YACHTING по вопросам покупки яхты или катера

+7 (495) 266-32-06

Подписка на новости о яхтах, катерах, путешествиях
Присоединяйтесь:
Подписка на журнал YACHTING
Выбрать подписку
Все номера журнала в вашем смартфоне: