История
2003, сентябрь-октябрь

Яхт-клубы в Российской империи

Текст Сергей Чередниченко. Открытки из собрания автора

Во все времена в основу любого дела были заложены личная инициатива и интерес отдельного человека. Увлеченность парусным спортом и материальная независимость всегда в нашей стране шли рядом. Беззаветная преданность любимому делу, меценатство и благотворительность в яхтинге дореволюционной России были основой существования большинства яхт-клубов Российской империи. К примеру, в 1859 году в Санкт-Петербурге, помимо Императорского яхт-клуба, возник и ряд других клубов любителей парусного спорта. В это время парусным спортом стали увлекаться представители высших слоев петербургских чиновников и обеспеченной интеллигенции, которым был закрыт доступ в Императорский яхт-клуб. Интересную роль в истории парусного спорта в России сыграл житель Петербурга Ч. А. Кавос. В 1858 году он приобрел в Англии небольшую парусную яхту Забава длиной 5,2 м. Путешествуя по тихой Черной речке в окрестностях Петербурга, он вместе со своими друзьями Василием Познанским и Николаем Вилькинсом случайно увидел удобную гавань, на берегу которой сдавалась внаем дача. Место друзьям понравилось, и эта стоянка оказалась отправной точкой образования организации Моряк на все руки. Спустя всего год в составе кружка насчитывалось более сорока петербуржцев, увлеченных парусным спортом. Он был преобразован в Клуб невских ботиков, став объединением любителей гребного и парусного спорта. Так как количество яхт, шлюпок и гребных судов увеличивалось очень быстро, то на тихих гладях Черной речки стало тесновато, и вскоре клуб нашел себе новую удобную стоянку на Крестовском острове, на левом берегу Средней Невки.

Командором клуба был избран Василий Юрьевич Познанский, один из основателей славного парусного братства. Вскоре деятельность клуба стал поощрять великий князь Константин Николаевич, и в марте 1860 года произошло утверждение устава Санкт-Петербургского речного яхт-клуба. Этот клуб стал первым общедоступным яхт-клубом России, членом которого мог стать гражданин любого сословия. На флаге нового яхт-клуба были изображены голубой якорь и три звезды на белом поле. Этот клуб стал быстро развиваться, и уже через четыре года в его рядах насчитывалось более двухсот членов. Быстро росла и парусная флотилия клуба. Первоначально флот состоял из ботика Забава, флагмана организации, нескольких небольших яхт для прибрежного плавания, а также парусных шлюпок и байдарок. Пополнение яхтенного флота клуба осуществлялось за счет привлечения в клуб состоятельных членов, которые покупали себе яхты, а также за счет общественной собственности. Дело в том, что морское ведомство в целях поощрения парусного спорта специально приобретало и выставляло в качестве призов на гонках парусные и гребные суда. Благодаря таким призам в гонках участвовало много экипажей, победителей поздравляли, а награда становилась общественной собственностью клуба.

За первые 50 лет существования Санкт-Петербургского речного яхт-клуба в него вступили более 2700 человек. За это же время клуб приобрел 533 яхты и организовал более 500 гонок, в которых стартовали около 3000 яхтсменов. Такая плодотворная деятельность была замечена императором, и в 1910 году клуб стал носить название Императорский. К этому времени клуб обладал замечательной мастерской, занимавшейся строительством гребных судов и парусных шлюпок, а также хорошей ремонтной базой для обслуживания судов клуба. В стенах мастерской построили первый в стране буер Метель, что дало толчок развитию буерного спорта в России. Вместе с мастерской развивались и мореходные классы, впервые организованные в стенах клуба в 1876 году. Здесь приобретали знания будущие штурманы и шкиперы каботажного плавания и, кроме того, специалисты по ремонту и строительству яхт и шлюпок. Попутно в клубе была собрана замечательная библиотека по парусному спорту, теории и практике судовождения.

Основу Санкт-Петербургского речного яхт-клуба составляли любители весельных шлюпок, а также водного и буерного яхтинга. Первая гонка, организованная в 1860 году, показала слабую подготовку яхтсменов. И члены клуба, засучив рукава, взялись за дело. Прежде всего были установлены правила проведения гонок, определены четыре класса яхт: два для шлюпок и два для парусных яхт. Уже за первые десять лет своего существования Петербургский речной яхт-клуб достиг огромных успехов. Он провел 122 гонки, в которых приняли участие более 500 яхт. Не забывали и о наградах: за это же время было присуждено 147 призов. В гонках принимали участие в основном гафельные шлюпы и тендеры с простым форштевнем, то есть яхты производства мастерской клуба. В Петербурге приобрел известность и популярность удачливый строитель и конструктор яхт А. Д. Родионов. Его яхта Забава неоднократно побеждала во многих гонках, проводимых клубом.

Совершенствовалась и классификация яхт. Например, в 1875 году установили шесть классов парусных яхт. Их различали по водоизмещению — от 2 т и более, а также по длине — от 5,5 м. Дополнительно каждый класс подразделялся на яхты с фальшкилем и швертботы.

Самой значительной в истории Петербургского речного яхт-клуба того времени была гонка 1878 года протяженностью 100 миль. Правительство для поощрения такой длинной и опасной гонки учредило дорогие призы. Например, приз Адмиралтейства 1880 года по классу яхт с водоизмещением 2 т представлял собой маленькую яхту под названием Награда, а по классу швертботов — складной тузик.

В 1880-х годах в яхтенных кругах получил всеобщее признание талант И. А. Макарова, отличного гонщика и знатока яхтинга того времени. Он был близким родственником знаменитого и всеми уважаемого мореплавателя и изобретателя первого ледокола вице-адмирала С. О. Макарова. Яхтсмен И. А. Макаров сумел в течение трех лет, с 1879 по 1881 год, завоевать призы, учрежденные Адмиралтейством, и получить еще 49 других наград.

Парусный спорт развивался и в других петербургских клубах. Число их стремительно росло. Вслед за Императорским яхт-клубом и речным возник Петербургский парусный клуб, в 1892 году — Невский яхт-клуб, членами которого стали фабриканты и высшие офицеры, потом Гаванское парусное общество, Стрельнинский парусный клуб и др. В 1912 году в Петербурге насчитывалось уже десять яхт-клубов, и даже господа студенты обзавелись собственным яхт-клубом. Это был первый и единственный в России студенческий клуб. Вначале он ютился на Крестовском острове, вблизи Императорского речного яхт-клуба. В яхт-клубных кругах его называли Михайловским — по имени дворника, в ведении которого находились боны этого клуба. Естественно, по мере того как кружок юных спортсменов стал увеличиваться, членам его все чаще и чаще приходилось задумываться о легализации и утверждении устава. Однако это оказалось не просто. По иронии судьбы российские студенты того времени не имели права быть членами каких бы то ни было клубов. Таким образом, наиболее активный слой населения, из которого в Западной Европе выходили настоящие спортсмены, в России не имел доступа к серьезным занятиям парусным спортом. Однако, пройдя бесконечные пути бюрократических мытарств, устав Петроградского студенческого яхт-клуба в 1910 году наконец был зарегистрирован. Согласно этому уставу членами клуба могли быть исключительно студенты высших учебных заведений и их преподаватели. Членский взнос составлял 6 руб., а вступительный — 10 руб. После утверждения устава студенческий яхт-клуб переехал в Старую деревню, где начинали свой путь почти все петроградские яхт-клубы. К 1912 году на 60 членов клуба приходилось 30 судов, в том числе 11 парусных, 2 моторных, 8 шлюпок, 7 буеров и др.

В конце XIX — начале XX века популярность парусного спорта росла и яхт-клубы возникли во многих прибалтийских и приморских городах России. Даже в дачных поселках стали открывать яхт-клубы. К примеру, группа дачников селения Разлив вблизи города Сестрорецка получила утвержденный устав нового яхт-клуба Сестрорецкий парусный кружок, районом деятельности которого было озеро Разлив.Национальный состав яхтсменов страны был самым разнообразным. Кроме русских, много было финнов, эстонцев, латышей, балтийских немцев и поляков. Часто любители яхтенного спорта старались объединяться по национальному признаку. Например, в Гельсингфорсе в конце XIX века возник новый яхт-клуб, объединивший 200 жителей города финской национальности, в противовес Нюландскому яхт-клубу, где было представлено в основном шведское население финской столицы.

Начиная с 1900-х годов прибалтийские яхт-клубы регулярно проводили съезды, объединившись в Прибалтийский Парусный Союз. Эти клубы имели хорошо оснащенный флот, специально подготовленный для плавания в открытом море. К примеру, в 1913 году в Императорском рижском яхт-клубе состояли 353 члена и имелось 65 судов, в Императорском эстляндском — 311 и 60, в Либавском яхт-клубе Норд — 115 и 31, Аренсбургском — 90 и 18, Лифляндском — 147 и 25, Перновском — 70 и 9 и Ревельском яхт-клубе — 145 и 22 соответственно.

На юге Российской империи также было много энтузиастов плавания под парусом. В Одессе наиболее популярным был Екатерининский яхт-клуб, созданный в 1875 году. Этот клуб, получивший свое название от имени императрицы, находился в самом порту, у Платоновского мола. Его лес мачт и белые паруса хорошо просматривались со стороны Николаевского бульвара, любимого места отдыха одесситов. Яхт-клуб имел свой причал, купальню для членов клуба и даже летние помещения на берегу, под бульваром. К 90-м годам в клубе было 15 парусных яхт, два катера и 12 шлюпок. Самая большая яхта клуба водоизмещением 127 т носила гордое название Мигея, вторым по величине был тендер Нирвана весом 60 т, другие же суда были от 20 до 2 т. Клуб регулярно проводил парусные и гребные гонки. В этом яхт-клубе в свое время принимал участие в гонках знаменитый летчик С. И. Уточкин на собственной яхте под интригующим названием Баба Ягурж. Любитель экстрима, Уточкин однажды на своем судне на большой скорости перевернулся и попал под яхту, за что был на время лишен права участвовать в гонках. Кроме Одессы, были большие яхт-клубы с собственной славной историей и традициями в Николаеве, Херсоне и Севастополе. К примеру, Севастопольский яхт-клуб был образован в 1886 году и находился под личным покровительством великого князя Алексея Александровича, а почетным командором был великий князь Александр Михайлович. Для нужд клуба специально построили оригинальное здание в псевдомавританском стиле, в котором располагались замечательная библиотека, ресторан и комнаты для отдыха. Клуб имел коллекцию фотографий известных яхт. Недалеко от здания, на набережной, находился причал яхт-клуба. Членом клуба мог стать любой гражданин, но для избрания требовалось 2/3 голосов членов клуба. Вступительный взнос составлял 25 руб., годовой — 15 руб. К 1899 году в Севастопольском яхт-клубе состояли 103 члена и имелось 18 судов. Наиболее крупными и лучшими были паровые яхты.

Необходимо отметить яхту Форос, принадлежавшую известному чаеторговцу всероссийского масштаба А. Г. Кузнецову, которому, кстати, принадлежало и знаменитое в наше новое время имение Форос, а также яхту Тамара великого князя Александра Михайловича. Летом обычно устраивалось несколько гонок парусных и гребных судов. Практиковались также совместные с одесским яхт-клубом гонки парусных судов. Государство ежегодно, начиная еще с 1894-го, выдавало по 1000 рублей на призы для победителей гонок. На призы также тратились проценты от капитала почетного командора клуба. Не забывал о нуждах яхт-клуба и А. Г. Кузнецов, отчислявший внушительные суммы на призы для победителей гонок. Зимой в стенах яхт-клуба тоже кипела жизнь: устраивались музыкальные, вокальные и, конечно же, танцевальные вечера, концерты и даже елки для детей.

Словом, часто именно провинциальные яхт-клубы становились центрами спортивной и культурной жизни городов. В качестве примера, пожалуй, будет интересна история Самарского речного яхт-клуба, образованного в 1908 году. Инициаторами создания клуба были состоятельные и уважаемые люди города — братья Константин Павлович и Александр Павлович Головкины, известные самарские купцы, и архитектор Александр Александрович Щербачев.

Яхт-клуб стал привилегированной общественной организацией, способствовавшей развитию в регионе не только парусного спорта, но также и многих других видов спорта, в том числе рыболовного, охотничьего, автомобильного, теннисного, конькобежного, лыжного и т.д. Вступительный взнос для членов клуба составлял 5 руб., а ежегодный — 15 руб. Одновременно клуб зарабатывал деньги на свои повседневные нужды, оказывая услуги богатым членам клуба и их гостям. Клуб располагал отменным рестораном, буфетом с напитками, купальнями со всеми необходимыми атрибутами, кроме того, имелись тир, бильярд и даже боулинг, а также другие разрешенные правительством игры. За эти услуги взималась плата. Стоимость входных билетов для гостей была 20 коп. днем и 50 коп. вечером, дамам, естественно, — в два раза меньше. Возможность поиграть в клубе в карты со свечами, мелками и щетками обходилась игрокам в 2 руб. 50 коп. за игру. В мае 1913 года у Самарского клуба появилось новое оригинальное здание — плавучий яхт-клуб длиной 53 м и шириной 19 м. Приспособленная под здание, эта огромная баржа была снабжена всеми удобствами, а также имела громадную крытую веранду, единственную в городе, где самарские жители могли посидеть и полюбоваться Волгой. В новом здании яхт-клуба были отменный спортзал, комитетская, буфетная, командорская, библиотека, членская-шкафная, парусная, две комнаты для гостей, два туалета, матросская, швейцарская, курильня, судейская, склад в трюме и т.д. На барже устраивались вечера, сдавались внаем каюты, играли в карты, шахматы, работал буфет и т.д. Кстати, одними из активных членов Самарского яхт-клуба были владельцы крупнейшего в Поволжье пивоваренного завода — Альфред фон Вокано и его сын Эрик. Именно на их заводах был изобретен известный в народе до сих бренд пива Жигулевское... Примерно так же работали и другие яхт-клубы, которых к 1900 году было более 70 по всей Российской империи.

Завершим наш очерк историей Московского речного яхт-клуба. Он был открыт в 1867 году и располагался в собственном доме на Берсеневской набережной у развилки Москвы-реки и обводного канала. Кстати, здание сохранилось до сих пор, в нем успешно работает гребная база Стрелка. Первоначально там занимались только гребным спортом. К 1911 году в яхт-клубе состояли 124 активных члена и насчитывалось около 40 гребных и парусных судов. Помимо увлечения греблей и парусом руководство яхт-клуба активно популяризировало плавание, стрельбу, фехтование, катание на буерах, лыжах и коньках. Императорский московский речной яхт-клуб имел, помимо основного здания, лесную станцию с особым театральным фойе на Воробьевых горах, каток на Петровке, лыжную станцию на Б. Царицынской, около дома Бармина, а также хорошо оснащенные мастерские по ремонту и изготовлению гребных судов.

В половодье на Москве-реке яхт-клуб ежегодно устраивал спасательные станции. Командором яхт-клуба и основным меценатом в 1915 году был известный предприниматель, владелец огромной водочной и коньячной империи, пожалуй самой крупной в России того времени, — Сергей Николаевич Шустов, директор товарищества Н. Л. Шустов с сыновьями. Его бренд Коньяк Шустова до сих пор, спустя столетие, известен россиянам. Сам Сергей Николаевич был страстным, увлеченным и талантливым гребцом, чемпионом России, выигравшим первый кубок на Первенстве России, учрежденном в 1892 году 22 гребными клубами России. Впоследствии он еще несколько раз становился победителем в гребных гонках одиночек в 1893 и 1896 годах.

В следующих номерах журнала мы расскажем об истории некоторых яхт-клубов, российском парусном гоночном союзе и его роли, о флагах и фирменной одежде членов российских яхт-клубов, а также о многом другом.

Понравилась статья?
Подпишитесь на новости и будьте в курсе самых интересных новостей.
Яхты в Москве Моторные яхты в Москве любых размеров!
Выбери свою модель!
220x369-rightside-inside-cobalt